ВХОД
Вернуться

Банк закончил 2014 год с прибылью благодаря консервативной политике — глава Авант-банка

О том, как вернуть деньги населения в банки, о необходимости ликвидации исполнительной службы и потерях от войны на востоке Украины Delo.UA рассказал председатель правления Авант-банка Вениамин Лебедев

Как Авант-банк закончил 2014 год?

Мы закончили год с небольшой прибылью — 510 тыс. грн, и рады, что у нас не убыток. Это заслуга нашей консервативной политики. Будучи киевским банком, банком центрального региона, мы очень консервативно подходили к выдаче кредитов. Мы выдавали кредиты в основном в Киеве и области. У нас не было ни одного кредита в Крыму, мы ушли оттуда без проблем. Нам даже удалось реализовать там свое имущество. В Восточной Украине у нас всего один кредит с очень большой вероятностью погашения. Сумма там небольшая, около 3 млн грн.

Кроме того, наученные предыдущими кризисами, мы понимали, что в такое время к клиентам нужно подходить индивидуально, постоянно контактировать с ними, что нельзя уходить от диалога.

Мы поддерживали связь со всеми заемщиками, которые испытывали проблемы. С физлицами все было проще, поскольку они принимают решения единолично, а вот с юрлицами были вопросы. Мы моделировали массу ситуаций, которые позволяли получить кредитные каникулы либо снижение ставки, либо пролонгацию кредита. Эта стратегия возымела эффект, и те клиенты, у кого получилось выровнять свое положение, продолжали гасить кредиты. Нужно понимать, что цель банка в данной ситуации — не присвоить себе имущество неплатежеспособного клиента, а имея как инструмент залоговое имущество, стимулировать клиента соблюдать финансовую дисциплину.

Видите ли вы проблемы с реализацией залогового имущества?

В Украине с этим всегда была проблема — очень спорное законодательство. От клиентов я слышал много интересных историй. Казалось бы, куда уж законней и прозрачней купить залоговое имущество через исполнительную службу. Человек считает приобретенный объект уже очищенным от претензий. Но, к сожалению, у нас никто не лишил права бывшего владельца оспорить сам момент лишения его имущества. Уже по завершении процедуры появлялись параллельные процессы, в которых оспаривались действия исполнителя или работника банка в части отчуждения этого имущества, например при его оценке. Соответственно, это приводило к запрету на пользование законно приобретенным имуществом.

Если вернуться к кредитам, то по итогам 2014 года какова была динамика портфеля проблемной задолженности в банке?

Проблемный портфель сократился. На начало 2014 года проблемная задолженность составляла около 7,5 млн грн, сегодня эта цифра уменьшилась до 7 млн грн, что составляет 0,9% кредитного портфеля банка. Хотя в начале года мы рассчитывали, что уменьшим его минимум на 50%. Но за счет событий прошлого года ситуация осложнилась, и хотя многие пошли нам навстречу, многие стали «в позу» и отказываются платить, ссылаясь на войну. Мы прошли все процедуры взыскания, но, к сожалению, я могу констатировать, что исполнительная служба в период уголовного производства не произвела ни одного действия в части взыскания долга, ни одной копейки по официальному производству исполнительная служба нам не вернула.

Банк вынужден самостоятельно вести работу путем переговоров с клиентом, путем бесконечных претензий и писем. И я очень поддерживаю позицию (министра юстиции — ред.) Павла Петренко, что исполнительную службу пора ликвидировать. Архикоррумпированный орган!

Наш проблемный портфель полностью покрыт резервами. В 2014-м мы направили в резервы несколько миллионов гривень.

Какова структура кредитного портфеля?

По соотношению юрлиц и физлиц — 70% на 30%. Юрлица — это компании строительной отрасли, аграрный бизнес (финансирование производства масличных культур в части переработки их и получения готового продукта), энергетика и нефтедобывающая отрасль. Эти компании можно смело отнести к категории среднего бизнеса. Мы изначально концентрировались на данных секторах экономики, так как у этих компаний лучшие возможности для привлечения, использования и возврата ресурсов.

Хотя, к сожалению, сейчас ситуация немного усугубилась. Если раньше была возможность рассматривать долгосрочные кредиты, то сейчас для этого нет «длинных денег». Сейчас мы говорим о периоде 1 года — максимум 2 лет.

Кроме того, пока не наблюдается никаких предпосылок для снижения ставок. Должен появиться источник альтернативных средств, которые стоят дешевле. К сожалению, такого источника нет.

В 2015 году мы будем и дальше работать с перечисленными секторами экономики, розницу развивать не планируем. Порядка 100-150 млн грн разместим в течение года на срок от года до двух лет.

Насколько сильным был отток депозитов в 2014 году?

Сразу после революции и до 1 июня отток составил 59 млн грн. Это была ощутимая цифра для банка. Мы начали активную работу с юрлицами, и это позволило нам заместить данный отток.

В долларах отток составил несколько миллионов. К сожалению, мы не видим пока обратной динамики, приток в банковской системе сейчас имеет только гривневый характер, в основном из-за валютных ограничений.

Наличного доллара на руках у населения, если я не ошибаюсь, от 4 млрд до 5 млрд, но люди не понесут эти средства сейчас в банки, потому что нет никаких гарантий возврата. Если бы был разработан механизм возмещения валютных вкладов, скажем, на сумму до $10 тыс., мы бы вскоре уже увидели приток вкладов в пределах гарантированной суммы в систему.

Многие банки сейчас компенсируют потери, продавая валюту только под депозит. Как вы относитесь к такой идее?

Мы предлагали похожую программу, но на данный момент отказались от нее, учитывая ее убыточность. Пока Национальный банк проводил аукционы, мы столкнулись с явлением, когда человек приходит в банк и просит приобрести для него доллары по индикативному курсу, что было малореально, так как никто на межбанке по 15 грн валюту не продавал.

Какое-то время мы продавали клиенту валюту за счет собственной позиции по индикативному курсу, но взамен предлагали оставить вклад на пониженные проценты. Таким образом сделка становилась неубыточной. Я не могу сказать о массовом наплыве вкладчиков такого плана, но несколько тысяч клиентов это предложение нам принесло.

Как вы планируете возвращать вкладчиков?

Возвращать людей мы планируем путем индивидуальной работы с клиентами, обновления продуктового ряда, программ лояльности. Например, для клиентов, которые обслуживаются у нас в рамках зарплатных проектов, мы предусмотрели возможность без комиссии снимать зарплату с карточки в банкомате любого банка, также предлагаем увеличенное начисление процентов на остаток средств на текущем счете, поскольку данный режим счета не предполагает налогообложение (новый Налоговый кодекс это предусматривает — Ред.).

В принципе, мы в постоянном диалоге с нашими клиентами, подбираем такой микс опций, который был бы максимально выгоден именно этой категории клиентов. У нас сейчас более 250 юридических лиц обслуживаются в рамках зарплатных проектов, а это более 16 тыс. клиентов-физических лиц. В эту цифру я включаю и студентов. Кстати, сегодня именно студенты стали нашими самыми лояльными клиентами. С начала событий на Майдане многие системные банки с перебоями загружали банкоматы в вузах, а мы, наоборот, увеличили объемы пополнения, чтобы не было перебоев с наличностью. И когда в вузах подняли вопрос о том, с каким банком продлевать сотрудничество, студенты выбрали Авант-банк.

Есть и ко-брендинговые продукты. Например, в 2014 году мы запустили «Автокарту», совместный проект с «Авторадио». Держатель этой карты не только пользуется платежными инструментами, но и получает 20% скидку на услуги, связанные с обслуживанием автомобиля, и 1% скидку на бензин. За счет этой программы мы также получили несколько тысяч клиентов.

Мы бы хотели в этом году перейти к более значимым цифрам, качественно изменив стоимость средств. Пусть это будет 50 млн грн, но пускай они будут длиннее и дешевле.

По итогам года нуждается ли банк в докапитализации?

Мы по своему собственному решению провели стресс-тестирование банка согласно стандартам НБУ. Стресс-тест выявил моменты, на которые стоит обратить внимание, они не являются критичными, мы не находимся в зоне риска. Тем не менее, мы работаем над программой докапитализации банка.

На какую сумму?

Тут дело не в сумме, а в инвесторе. Хотелось бы в этом году увеличить капитал не менее чем на 100 млн грн. Сейчас уставный капитал банка 320 млн грн. Мы хотим максимально приблизиться к требованиям Нацбанка в 500 млн грн уставного капитала.

Мы также собираемся привлекать в капитал иностранного инвестора. Мы представляем интерес для европейских и ближневосточных инвесторов. С Ближнего Востока — это израильские инвестфонды, которые интересуются рисковыми рынками. Они заинтересованы в приобретении миноритарной доли, скорее всего это произойдет за счет допэмиссии.

По поводу западноевропейских инвесторов — у нас были довольно успешные переговоры со шведскими фондами. Хотя шведы ведут довольно консервативную политику, тем не менее большое количество шведских компаний представлено в Украине в строительном секторе, в секторе поставки металлов, арматуры, сантехники. Они давно привыкли с нами работать, хорошо знакомы с рисками страны. Для работы с нашим рынком в качестве контрагентов шведские компании привлекают фонды, которые принимают на себя этот риск. То есть, это настоящие западные инвесторы, которые уже находятся на территории Украины и работают здесь, но обслуживаются не в своих банках, по принципу аутсорсинга.

Пока переговоры на этапе намерений, которые, я надеюсь, будут закреплены в меморандуме. Заключению меморандума пока не способствует внутриполитическая ситуация. Для нас отправной точкой для дальнейшего продвижения переговоров станет наличие даже замороженного конфликта. Все-таки привлечение иностранного инвестора даст нам в том числе дополнительное валютное плечо.

Пока рано говорить об объемах инвестиций и доле покупки. Мы начали переговоры о миноритарной доле, но, возможно, произойдет и приобретение контрольного пакета.

Как вы, небольшой банк, работая в Киеве, где сконцентрировано большое количество финучреждений, конкурируете с другими, в том числе более крупными банками?

Индивидуальный подход к клиентам, гибкость в реагировании и принятии решений при появлении экономической нестабильности, консервативный подход к выдаче кредитов. Это то, что позволяет нам как среднему банку оставаться на плаву. В 2015 году мы рассчитываем заработать больше, чем в 2014-м. Хотелось бы получить не менее 1 млн грн чистой прибыли.

Опубликовано на minfin.com.ua 13 февраля 2015, 11:29
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд