ВХОД
Вернуться
Кому принадлежат украинские банки
Фото: shutterstock.com

Кому принадлежат украинские банки

Непрозрачность структуры собственности – не только одна из главных проблем банковского сектора Украины, она влечет за собой множество иных сложностей. Целый пласт игроков сформировался в нем не в последнюю очередь благодаря той легкости, с которой банки обходят нормативы кредитования инсайдеров. НБУ декларирует ограничение операций со связанными лицами как одно из стратегических заданий. Хотя заинтересованы в этой прозрачности совсем другие структуры, а именно – МВФ и прочие международные кредиторы Украины, которые во время АТО должны понимать, на какие цели и каким образом расходуются входящие в Украину финансовые потоки.

В современном мире окончательные собственники большинства финансовых потоков известны на 99%. Благодаря прозрачности всех процедур в сфере IT удовлетворить интерес контролирующих или следственных органов по собственности или связанности того или иного лица с некими активами не составляет труда, пишет Forbes Украина.

«Мы идем к миру, в котором не будет банковской тайны. Переродится ли это в новые технологии финансов – отдельный вопрос. Ближайшие же 3-5 лет мы будем наблюдать картину, при которой финансы будут все более прозрачными», – говорил еще осенью 2013 года владелец компании Honest&Bright Ltd Ярослав Ломакин, когда Швейцария запустила очередной виток отказа от банковской тайны.

Де-факто нужно понимать, что когда речь идет о раскрытии собственников, мы говорим больше о юридической фиксации факта собственности. Потому что неофициально в НБУ и других госорганах чаще всего прекрасно знают, в чьих сферах интересов находится тот или иной банк.

Более того – эта информация по украинским законам должна быть доступна всем клиентам банков. Обратимся к закону Украины «О банках и банковской деятельности». 56-я статья этого документа говорит, что клиент имеет право на получение информации о собственниках 5%-ной и более доли в уставном капитале банка. Если бы этот закон выполнялся, вопросов по прозрачности банковской системы было бы в разы меньше.

Однако тайне имени банковских акционеров продолжают уделять усиленное внимание. На встрече руководства НБУ с менеджментом крупнейших банков страны 13 января первый заместитель главы Нацбанка Александр Писарук пообещал раскрывать реальных собственников тех учреждений, которые получают рефинансирование.

«Национальный банк проводит существенную работу по раскрытию информации относительно конечных собственников банков. Сегодня мы почти ежедневно встречаемся с реальными собственниками банков, иногда с несколькими в день», – заявил он тогда.

Forbes выяснил, как проходит процесс выявления бенефициаров украинских банков и кто сопротивляется этому процессу.

Наравне со всеми

Слова Писарука в пресс-релизе Нацбанка по итогам встречи приведены со ссылкой на некие законодательные изменения, принятые Верховной радой в конце декабря. Уточнить, какие именно изменения имеются в виду, не удалось – пресс-служба НБУ сообщила, что не успеет в срок подготовить ответ на официальный запрос Forbes.

Прежде всего, по данным Forbes, речь идет об антиотмывочных законах, которые пакетом были приняты в октябре прошлого года и вступают в силу в феврале 2015-го. Имеется в виду новый закон «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения». Документ меняет подходы к контролю со стороны финансовых посредников за своими клиентами. В том числе усиливает понятие политически значимых персон, включая чиновников высшего ранга, их жен, детей, родителей и других родственников. Банки должны будут эту информацию отслеживать, проводя верификацию клиентов, чтобы понимать, кому принадлежат те или иные средства, каковы источники их происхождения. Но что же с самими банками?

По мнению Ростислава Кравца, старшего партнера юридической фирмы «Кравец и партнеры», речь идет о принятом в ночь на 29 декабря законе «О мероприятиях, направленных на содействие капитализации и реструктуризации банков». Переходные положения этого документа, в свою очередь, вносят изменения в принятый еще 14 октября упомянутый выше так называемый закон о финмониторинге («О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов...»). «В нем есть требование раскрывать информацию о собственниках, когда банки работают на рынке и обмениваются корсчетами», – поясняет председатель правления банка «Хрещатик» Дмитрий Гриджук. За невыполнение этой нормы для руководителей и ответственных лиц финучреждения предусмотрена уголовная ответственность.

Наказание для самих банков определит НБУ в соответствии с законом «О банках и банковской деятельности»: начиная со штрафов должностным лицам провинившихся банков и заканчивая приостановкой лицензии.

«Выписано это таким образом, что санкции очень широки: выбор, какую именно применить в каждом конкретном случае, совершает исключительно чиновник НБУ», – говорит Кравец.

Еще один стимул для банков раскрыть своих бенефициаров – вступивший в силу 25 ноября закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно определения конечных выгод юридических лиц и публичных деятелей». Он обязывает всех юрлиц, зарегистрированных на территории Украины, включая банки, до 25 мая подать в еще не созданный Единый госреестр юридических и физических лиц информацию о своих конечных бенефициарах. Согласно закону, это физические лица, непосредственно или опосредовано имеющие возможность влиять на управление компанией или владеющие минимум 25% уставного капитала либо прав голоса.

По словам Натальи Ульяновой, директора департамента международного налогового планирования ЮФ ICF Legal Service, процедура проверки информации о бенефициарах банков пока до конца не определена.

Форма подачи данных предполагает ФИО бенефициара, его гражданство, паспортные данные, место жительства и регистрационный номер налогоплательщика.

Директоров, не подавших ее в срок или указавших ложные сведения, ждут исправительные работы и штраф в размере до 8500 грн.

«Для банка это, конечно, небольшая сумма, но нужно помнить, что в соответствии с законом Украины «О банках и банковской деятельности», руководители банка должны иметь безупречную деловую репутацию», – напоминает партнер правовой группы «Доминион» Михаил Гончарук.

Дозор Нацбанка

Еще до принятия указанных изменений банки были обязаны ежегодно до 1 февраля подавать регулятору письменное свидетельство о наличии или отсутствии в банке физлиц-собственников существенного участия (минимум 10% уставного капитала) и структуре капитала на начало года.

«За просрочку подачи такой информации НБУ имеет право отнести «нарушителя» к категории проблемных или наложить на банк штраф в размере 0,01% от зарегистрированного уставного капитала. Кроме того, к административной ответственности может быть привлечен руководитель банка в виде штрафа до 17 000 гривен», – поясняет партнер юридической фирмы ILF Алексей Харитонов.

Сведения о структуре владения банком должны публиковаться на сайтах как самого финучреждения, так и регулятора. Но банкиры советуют с осторожностью относиться к реестру собственников банков на сайте НБУ.

По словам, первого зампреда банка «Контракт» Павла Крапивина, «информация в нем где-то устаревшая, где-то неправдивая».

«Мы уже три года как раскрыли информацию о том, кто является нашими акционерами. И мы тоже рекомендовали НБУ содействовать раскрытию информации о собственниках других банков», – сообщил член совета НБУ и советник Альфа-Банка Роман Шпек.

По его словам, доверие в банковском деле – наиболее важный вопрос, и собственники банков не могут прятаться за проволочками по процедурам.

«Очень хорошо, что НБУ предпринимает действия по раскрытию собственников всех банков. Но нужно признать: это вина именно НБУ, что до сих пор эта информация не раскрыта», – подчеркивает Шпек.

Он отмечает, что есть такие банки, где скрытыми остаются около 10% акционеров.

«За этими 10% могут скрываться чиновники. Потому что эти 8-10% могли быть благодарностью какому-то политику за содействие. НБУ хочет докопаться до правды, и они докопаются», – уверен Роман Шпек.

По словам опрошенных Forbes банкиров, проблема сокрытия бенефициаров актуальна для 3-4 групп банков по размерам активов. С выгодополучателями крупных и крупнейших банков ситуация более-менее ясна. В этих категориях вопросы могут вызывать лишь несколько учреждений, значительная часть которых контролируется неназванными частными миноритариями.

В категориях «средних» и «малых» все чаще встречаются банки, в структуре капитала которых владельцы существенного участия отсутствуют вовсе. «Прежде всего требования по прозрачности касаются тех банков, которые не являются публичным обществом. Кто не котируется на IPO, например, у кого сложная структура акционерного капитала, – рассказывает глава наблюдательного совета банка «Национальный кредит» Андрей Онистрат. – Многие прячутся за нерезидентами и офшорами, в которых закрытые реестры. Это достаточно распространено, и касается 30-40 банков точно».

Красноречивым примером того, а кто же на самом деле заинтересован в раскрытии информации, служит история с ПрофинБанком. Напомним, Forbes 16 января писал о том, что банк связан с собственниками банка-банкрота CityCommerceBank, а именно – Рейнсом Тумовсом, в финансовой истории которого было несколько банковских банкротств. Также среди владельцев ПрофинБанка – супруга Тумовса. Вскоре после выхода статьи Forbes в ПрофинБанк ввели временную администрацию. И на сайте НБУ почему-то появилась информация о собственниках этого банка на 1 апреля 2014 года, без указания конечных бенефициаров. Тогда как сам банк указывал, кто является владельцем.

НБУ опубликовал данные о собственниках ПрофинБанка на 1 апреля 2014 года – без конечных бенефициаров (кликабельно)

«НБУ может получать информацию только о собственниках существенного участия в банке: 10% и более. Очень часто, чтобы не предоставлять информацию, пакеты просто «дробятся», – объясняет это явление Михаил Гончарук.

Таким образом, к примеру, поступили собственники банков «Юнисон» и «Неос». Не выдумывая ничего лишнего, они разбили структуру собственности на 11-13 частей, на каждую из которых приходится менее 10% акций.

Тем не менее, экс-член набсовета НБУ Василий Горбаль утверждает, что трудностей с пониманием подлинных собственников большинства игроков рынка у НБУ уже давно нет.

«Аудиторские компании раскрывают конечных бенефициаров любого серьезного банка, который проходит аудит. Проблема может быть на уровне мелких банков, которые появились в период с 2010 по 2013 год – так называемых «банков Семьи», – говорит банкир.

При этом во главу угла ставится не столько личности бенефициаров, сколько выполнение норматива совокупного кредитования инсайдеров (Н10), значение которого не должно превышать 30% уставного капитала.

«Если банк не нарушает этот норматив и его проблемы связаны исключительно с экономической ситуацией в стране – это одна ситуация. Но если он давно увлекся кредитованием инсайдеров и сделками с ними (есть банки, у которых он равен 60% и 80%), об этих случаях необходимо говорить публично», – считает Горбаль.

В преддверии Нового года глава Нацбанка пообещала жесткие санкции тем банкам, которые не предоставят до конца декабря информацию о своих конечных бенефициарах, но законодательно ее предупреждение не было закреплено.

Наталья Ульянова не рассчитывает на значительный фидбек со стороны банков.

«Пока все ждут окончания периода подачи документов о бенефициарах (25 мая) и смотрят на других. Активной подачи информации нет», – констатирует она.

Заявления руководства НБУ эксперт считает всего лишь дополнительным призывом к банкам раскрывать бенефициаров наравне с другими юрлицами. То есть, согласно требованиям FATF, для страны с угрозой терроризма речь идет о довольно глубоком анализе по раскрытию.

Правда, сопротивление раскрытию идет со стороны самого же банковского сегмента. Не секрет, что и председатель НБУ Валерия Гонтарева связана с банком – до назначения на этот пост она много лет работала с финансовыми потоками украинских олигархов и банкиров, и отчасти может представлять банковское лобби.

Так, с группой ICU, которой ранее руководила первый банкир страны, связан банк «Авангард». На сайте НБУ в собственниках этого банка Валерия Гонтарева не значится.

Там же каждый желающий может найти данные о собственниках банков, но информация эта не всегда полная. Хотя, чтобы раскрыть информацию, много времени не нужно – достаточно политической воли и желания главы НБУ. Ведь введением консолидированного надзора власти занимаются уже с десяток лет.

Василий Горбаль считает, что «раскрытие информации невыгодно, если бенефициарами являются государственные чиновники. Хотя саму информации определить просто. Вызываются председатель правления и глава набсовета, с ними проводится собеседование в НБУ. Форма этого собеседования индивидуальна. Объясняется, что если банк хочет иметь отношения с НБУ в части поддержки ликвидности, рефинансирования и так далее, раскрыть собственников необходимо».

Роман Шпек резюмирует, что общество обязано знать владельцев банков, «потому что доступность и открытость этой информации – это один из элементов открытого и демократического общества, а также – преодоления коррупции».

Некоторые банки, о собственниках которых, по мнению Forbes, НБУ мог бы предоставить больше информации

ПрофинБанк Авангард

Дельта Банк Экспресс Банк

(картинки кликабельны)

Богдан Хлимоненко и Маргарита Ормоцадзе

Опубликовано на minfin.com.ua 23 января 2015, 14:18
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
0
rem1
rem1
26 января 2015, 09:07
#
Общемировая практика не раскрывать информацию до физических лиц, да и назначить могут поверенных — юридически они бенефициары, а фактически они подставные лица. Тут может помочь только некий инсайд на уровне как форум mbkcentre.pro который очень не любят в России за правдивость.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд