ВХОД
Вернуться
18 декабря 2013, 08:56
Безжалостный и беспощадный налоговый «сервис».

Безжалостный и беспощадный налоговый «сервис»

В 2013 году Министерство доходов и сборов Украины делало регулярные заявления о сокращении количества проверок субъектов предпринимательства. Еще говорилось о том, что налоговая служба трансформируется в сервисный орган, призванный оказывать бизнесу услуги. В деловых кругах тема налогов остается острой: звучат обвинения в усилении давления на предпринимателей. Бизнес пытается защитить свои права в суде. На чью сторону становится суд, показывает Индекс правоты налогоплательщика, который с 2013 года рассчитывают налоговые специалисты ЮФ Cai & Lenard. О том, как выстраиваются взаимоотношения бизнеса и налоговой службы государства, а также о том, какие шансы у налогоплательщика отстоять свои права при проверках и в споре с фискальными органами, рассказал партнер налоговой практики ЮФ Cai & Lenard, адвокат Константин Пильков. 
Константин, Миндоходов заявляет о переходе от концепции фискального органа к концепции службы, оказывающей услуги налогоплательщику. Изменения ощутимы? 
В средние века церковный орден доминиканцев заведовал инквизицией. Так у них вообще девиз — «Восхвалять, благословлять, проповедовать». Видите, тоже очень хорошая концепция была. 
То есть вы не наблюдаете серьезных улучшений? 
То, что современные технологии коммуникаций, наконец, пришли и в налоговую сферу, было неизбежно и необходимо. Действительно, местные налоговые инспекции улучшили обслуживание. Устранены унизительные процедуры визирования отчетности инспекторами перед принятием. Добровольно-принудительно введена подача отчетности в электронном виде. На смену очередям к «окошку» пришли проблемы более «высокого» уровня: квитанции, обновления и другие технические проблемы. 
Может, не всё можно изменить сразу? Улучшения в такой сложной сфере происходят постепенно. С 2014 года вводятся новые правила, многие из них позитивно оцениваются бизнесом, например снижение ставки НДС до 17 %, налога на прибыль — до 16 %, упрощение оформления налоговых накладных. 
Снижение ставки налога всегда воспринимается на «ура» тем, кого этот налог касается. Хотя сейчас нет полной уверенности в том, что снижение не отсрочат. Да и не в ставке одной дело. Можно и с умеренной ставкой довести предпринимателя до «ручки». Как Вам понравится, если всякий раз, когда Вы переводите деньги с одного своего счета на другой, с Вас будут снимать налог, эдак 3 % или 5 %. Именно такой «сюрприз» преподнесла налоговая служба предпринимателям в августе прошлого года, посчитав, что даже собственные средства физического лица, зачисленные на его предпринимательский счет, подлежат налогообложению. До сих пор от этого подхода не отказались. 
В чем тогда основные проблемы? 
Их две: неисполнение судебных решений и противоречащее здравому смыслу толкование налоговиками закона. Вообще это все, конечно, одна проблема — отсутствие ответственности налоговой службы перед налогоплательщиком. Если бы механизм ответственности действовал, «кривая» логика налоговиков исправлялась бы почти мгновенно, а с исполнением судебных решений не было бы задержек. 
Ввести такой механизм не просто. Знаете, в Украине есть закон, по которому государство компенсирует ущерб гражданину, незаконно обвиненному или содержавшемуся в заключении. Не потому ли оправдательных приговоров в Украине за последние полтора десятилетия меньше одного процента? 
Так вот, не хотелось бы, чтобы подобное случилось в налоговой сфере. До радикальной перестройки работы налоговиков, налогоплательщик вынужден все время находится в оборонительной позиции. Отбил атаку, то есть проверку с доначислениями и штрафами — и рад безмерно.  
Как в таком случае бизнесу выстраивать отношения с налоговыми органами?​ 
Бизнесу, особенно малому и среднему, такие отношения лучше не выстраивать. Они никогда не будут равноправными. Лучше «ты себе, я себе, они себе», как писал Жванецкий. Вместо подхода «если у Вас с налогами все в порядке, Вам нечего скрывать от налоговой» стоит воспитать в себе другой — «налоговой нечего делать у меня, а мне нечего делать в налоговой, ведь с налогами у меня все в порядке». 
Нужно знать ФИО и телефон своего инспектора и убедиться, что у него есть телефон бухгалтера. А всякие заседания «налогового актива» района с участием руководства инспекции вредны для психики предпринимателя. Когда налоговое начальство докладывает о своих хороших показателях работы («вывели из тени столько-то») и тут же «просит» поднапрячься и улучшить показатели хозяйственной деятельности — в мозгу каждого капиталиста средней руки лопаются сосуды: «Это он меня попросил изыскать внутренние резервы во имя высокой цели пополнения бюджета?». Высказываться или просить разъяснить законодательство там тем более нет смысла — компетентного ответа не получите.  
Можно ли получить такой ответ, если обратиться за налоговой консультацией, как это предусмотрено в Налоговом кодексе? 
Индивидуальные налоговые консультации не являются помощью налогоплательщику, хотя в Налоговом кодексе указано обратное. Если есть сложный вопрос в сфере налогов, с ним нужно обращаться к налоговому консультанту. А обращение за индивидуальной налоговой консультацией — это попытка зафиксировать будущую позицию налоговиков в отношении себя. Поэтому когда налоговый консультант говорит, что в этом вопросе стоит получить налоговую консультацию — это не от недостатка квалификации. Другое дело, если он не может сформулировать запрос на консультацию. Очень часто бывает, что по отношению к одной и той же операции у налоговиков один подход для одной стороны, и совершенно иной подход для другой стороны. Так до недавнего времени было с бонусными выплатами у оптовиков: у получателя налоговые органы расценивали бонусы как оплату услуг, а для выплачивающего бонусы имелась версия о том, что эти выплаты сродни финансовой помощи, а потому не относятся в состав расходов. В итоге получается «двойной навар» налога на прибыль с обеих сторон, да еще и НДС с получателя. Налоговая консультация как раз и нужна в таких ситуациях, чтобы определиться с вариантами, каждый из которых повлечет уплату налогов, однако без такого «двойного» налогообложения. И не страшно, что закон говорит об индивидуальном характере консультации и невозможности ее использования никем, кроме адресата. Наша практика показывает, что консультация, касающаяся одного участника операции, может быть использована его контрагентом как доказательство высказанного налоговым органом отношения к этой операции.  
Индивидуальная налоговая консультация может быть отменена, не так ли? Разве в случае отмены налогоплательщик не должен нести налоговые обязательства? 
Теоретические все так, как вы говорите. Только на практике индивидуальные налоговые консультации практически никогда не отменяются. Поэтому если уж удалось раздобыть удовлетворительную консультацию, можно ей смело пользоваться. Кстати, даже если она будет отменена, а налогоплательщик не согласится все «переиграть», у него есть отличные шансы отстоять свою позицию. Для этого не обязательно втягиваться в судебное дело по обжалованию отмены консультации. Формально там нечего обжаловать, ведь налоговики тоже стараются не снабжать основаниями для жалоб и исков. Вот и ГНС в 2011 году разъяснила, что консультация отменяется путем отзыва письма, в котором она была предоставлена. Пусть так. Нашему клиенту вовсе не нужна отдельная судебная волокита по поводу отмены консультации. Однако если налоговики дальше проведут проверку и доначислятналоговые обязательства, решение о таком доначислении может быть успешно обжаловано. Нам здесь очень поможет та самая отозванная консультация. Она послужит доказательством того, что налоговый орган имеет изменчивую позицию по определенному вопросу. А это значит, что норма налогового законодательства имеет двоякое толкование. А это значит что? Самое время применить норму о презумпции правоты налогоплательщика и принимать решение в пользу клиента. У нас уже несколько случаев удачного применения этой презумпции. Суды приняли этот подход. 
Другое дело, что налоговые консультации в большинстве своем — бесполезный набор выдержек из Налогового кодекса и некоторых других законов.  
Как вы относитесь к такому ресурсу как Единая база налоговых знаний? Эта база содержит разъяснения по многим вопросам. Если консультации бесполезны, может, стоит полагаться на базу? 
Ответы в этой базе появляются и исчезают с такой скоростью, с какой на елке перегорают китайские гирлянды. Там иногда проскакивают позитивные, но малообоснованные ответы. Их нужно успеть «сорвать» — направить запрос на консультацию, в котором сослаться на этот ответ из базы. Тогда налоговики могут уже в налоговой консультации подтвердить эту позицию. Теперь даже если «лампочка» в ЕБНЗ перегорит, у клиента будет, чем защититься. Мне самому смешно, что я сейчас говорю об этом процессе так, будто в нем кроется коварство. А ведь это нормальная практика — определиться с мнением налоговой до проверки, а не узнавать о нем из акта. 
Если все-таки дело дошло до проверки, как Вы посоветуете вести себя налогоплательщику? 
Во-первых, не избегать получения уведомлений и прочей почты от налоговиков. Чем раньше узнаем о намерениях инспекции, тем лучше. Стоит помнить, что у налоговых органов есть обязательство вручать лично или направлять всю корреспонденцию рекомендованным письмом с уведомлением о вручении. Направлять, а не дожидаться подтверждения получения. Поэтому, если уведомление или запрос были направлены, от него не стоит уклоняться. Это может закончиться неожиданной проверкой, о которой как раз могла идти речь в том неполученном письме. А если уклоняться от проверки, то и до административного ареста активов не далеко.
Если получили запрос, отдайте его юристу. Этого интервью не вместит все советы о том, на что обращать внимание в запросе и как на него отвечать, чтобы и не «нарываться» и в то же время отбить у налоговиков желание заваливать незаконными запросами в будущем. 
Очень часто есть основания для того, чтобы на запрос ответить грамотным отказом. Правда, бывают случаи, когда мы рекомендуем не идти на конфликт. Например, в этом году многие крупные компании попали в списки неблагонадежных и подверглись «чистке». Внедренная в Миндоходовавтоматизированная система анализа рисков посчитала их налоговыми «ямами». Удивились даже сами налоговики, но ничего исправлять не стали. Они начали «отрабатывать», то есть направлять нелепые запросы и собирать кучи бумаг и пояснений, подтверждающих, что известные на рынке компании никакие не «ямы». Это был тот случай, когда налоговые органы решили устранить «человеческий фактор» (так они хвалебно отзывались о своей новой системе), а в итоге устранили остатки человечности в своей работе. Многим директорам пришлось давать в налоговой милиции пояснения, которые никто и не думал читать. Пришлось идти на это только потому, что в противном случае пострадали бы все партнеры такого налогоплательщика. Тема запросов неисчерпаема, давайте поговорим о ней отдельно в другой раз. 
Что делать на самой проверке, если она выездная? Сфокусироваться на том, чтобы сузить объем запрашиваемой информации, а не на том, чтобы не допустить к проверке. Недопускналоговика к проверке может привести, среди прочего, к административному аресту активов. И суды здесь играют на руку налоговикам, поэтому без крайней надобности не рекомендую проявлять излишнюю смелость. Не допустить можно, если документы, представленные проверяющими, явно дефектны. В этом случае необходимо получить копии этих документов и немедленно после недопускареагировать жалобами на попытку незаконной проверки. В других случаях лучше заниматься сутью проверки. Часто проверяющие являются уже с запросами на все документы, которые только можно связать с хозяйственной деятельностью, требуют их дать немедленно. Важно помнить, что документы могут быть представлены на протяжении всей проверки и даже некоторое время после окончания проверки, но до принятия решения. Правда такая запоздалая подача документов может привести к продлению проверки или назначению внеплановой, если документы даны после окончания проверки. Но это уже детали, в которых должен разбираться юрист, сопровождающий проверку. Важно то, что бухгалтерия компании не должна моментально нести «все, что есть», только для того, чтобы проверяющие в переговорной не заскучали.  
В процессе проверки налоговики под разным «соусом» могут требовать дать письменные пояснения. Это свое требование они могут облекать в просьбу дать к документам сопроводительное письмо, в котором указать то и то или дать справку в произвольной форме о сути операции. Дело в том, что с лета 2012 года налоговые органы лишены права требовать пояснений от налогоплательщиков при проверках. Это стоит знать и отказываться давать пояснения в тех случаях, когда есть ощущение, что этим можно навредить своей компании, ведь налоговики часто используют только те пояснения, которые можно обернуть против налогоплательщика. 
Наконец, к подписанию акта проверки нужно подойти со всей тщательностью. Готовый акт должен быть подписан инспекторами. Налогоплательщику подписывать акт нужно только в тех местах, где речь идет о получении экземпляра акта и о намерении подать возражения. Будьте внимательны! Налоговики часто требуют также подписаться в акте под утверждением типа такого: «Подтверждаю, что первичные, бухгалтерские и прочие документы, использованные при проверке, достоверны, предоставлены в полном объеме, а дополнительные (другие) документы, которые свидетельствуют о деятельности субъекта хозяйствования (опровергают изложенные в акте проверки факты) за проверяемый период отсутствуют». Налогоплательщик не обязан подписывать эту нелепую покаянную. И делать этого не стоит. 
Как может компания или предприниматель обезопасить себя от подобных сюрпризов? Много ли таких острых мест? 
Много, но нужно знать по крайне мере основы, чтобы проверки не застигали врасплох. Это небольшое знание существенно снижает психологическую напряженность предпринимателя, для которого контакт с налоговиком — это всегда малоприятное событие. Мы опубликовали Самоучитель по проверкам и обыскам для тех, кто хочет самостоятельно освоить азы. Его можно найти в Интернет в свободном доступе и на нашем сайте. К нам также обращаются компании, которые знают о нашем специальном четырехчасовом курсе подготовки к проверкам, обыскам и ответам на запросы контролирующих органов. Курс интенсивный, с практическими упражнениями, после него много остается в голове. 
Что после акта? Есть ли у налогоплательщика шансы на положительный исход?​ 
После получения акта налогоплательщик может в течение пяти рабочих дней подать возражения. Это обязательно нужно сделать, если выводы налоговиков необоснованные. Не в надежде на то, что они изменят свое мнение, а для будущего судебного дела. Защитить налогоплательщика можно будет именно в суде. Обжалование по вертикали Миндоходовкак правило, не приносит результата. Хотя у нас был случай, когда центральный налоговый орган сам отменил решение районной инспекции в отношении нашего клиента. Ну, там была явная глупость, ее хотели «обкатать» на предпринимателе, который был иностранцем и рискнул в Украине заняться алкогольной продукцией. А в 99 % случаев административное обжалование — это подготовка к суду. 
В суде ситуация другая? По данным Миндоходов подавляющее большинство ​налоговых дел решаются в пользу налоговых органов. 
Что такое «налоговые дела»? Если Миндоходов берет совокупно все дела по искам самих налоговых органов о взыскании налогового долга и смешивает их с делами по искам налогоплательщиков, то может они и выигрывают. Я такой статистикой не интересовался. В данном случае больше интересуют, шансы налогоплательщика, если он обжалует решение налогового органа. И здесь статистика совершенно иная. Около 80 % дел в итоге решаются в пользу налогоплательщиков! Летом нами был рассчитан Индекс правоты налогоплательщика, результаты которого настолько объективны и точны, насколько это возможно при анализе ежемесячно 2-3 тысяч судебных решений, которые принимаются кассационной инстанцией в этой категории дел.  
Если суды в подавляющем большинстве случаев принимают решения против налоговых органов, почему последние не изменяют своих подходов? 
По причине отсутствия персональной ответственности за такие нарушения. Мы об этом уже говорили, это сложная для решения задача. 
Получается, что налогоплательщик всякий раз вынужден лишь отбивать атаку?  
Да, налогоплательщик отбивает свое и все. Время, уделенное налоговой проблеме клиентом и расходы на юристов, которые представляют дело в суде, — это вклад клиента в победу. Налоговики ничего не теряют. Поэтому в практике нашей фирмы установлено особое отношение к налоговым спорам. Мы вначале получаем информацию о деле, оцениваем его шансы и только после этого предлагаем свою помощь и называем фиксированный гонорар за все этапы дела. Наш главный принцип: не устанавливать процент от суммы дела. Клиент отбивается от незаконно возложенного на него налога или штрафа. Почему же гонорар должен зависеть от того, насколько клиенту может быть тяжело? Наш труд имеет умеренную стоимость, не зависящую от сумм, с которыми имеет дело клиент. Это же касается и тех случаев, когда клиент хочет отстоять свою позицию из принципа, даже если стоимость дела ниже стоимости бумаги, на которой это дело будет изложено. Таков наш подход.
Интервью взяла Ольга Левкович 
Опубликовано на minfin.com.ua 18 декабря 2013, 08:56 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (3)

+
0
DniproPetro
DniproPetro
18 декабря 2013, 13:03
#
Все ж для малого бізнесу стало краще. Особливо з електронними деклараціями. Не потрібно витрачати тепер стільки часу і стояти в чергах
+
0
DniproPetro
DniproPetro
18 декабря 2013, 13:08
#
А ось і підтвердження, що ПДВ не знижуватимуть minfin.com.ua/2013/12/18/849188/. У найкращих традиціях переграють все в останній день
+
0
Александр Усенко
Александр Усенко
20 декабря 2013, 23:47
Одесса
#
Работайте с наличными и карточками и кладите на налоговую. Все равно наших налогов мы не увидим.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд