ВХОД
Вернуться
6 августа 2013, 12:35
ТОП 100 аграрных компаний Украины.
Фото с сайта investgazeta.net

ТОП 100 аграрных компаний Украины

Прошлый год стал для агросферы годом, когда работающие в ней компании смогли первый раз с уверенностью заявить, что они кормят всю страну. По данным Минфина, доход от экспорта продукции сельского хозяйства и пищепрома превысил доход от экспорта металлургии. Производство и экспорт в агросфере растут темпами, далеко опережающими практически любую из отраслей. Так, внешняя торговля продукцией АПК, произведенной в Украине, составила $18,2 млрд, что на 40% больше, чем в 2011 году, пишет Инвестгазета.

По данным первого вице-премьера Сергея Арбузова, каждая четвертая гривна от всей экспортной выручки была аграрной. И это притом, что экспорт прошлого года не был рекордным — уже в этом году Украина имеет шансы значительно улучшить внешнеторговый результат. По данным компании «ПроАгро», по состоянию на 25 июня было экспортировано 22,7 тыс. тонн зерновых, что на 5,1% больше, чем на ту же дату прошлого года. Растут и капитальные инвестиции — по данным Арбузова, темпы роста вложений в отечественное сельское хозяйство за последние семь лет составили 191%. Только за прошлый год привлечение инвестиций в укрвинский АПК увеличилось на 5,3%.

Однако нельзя сказать, что ситуация в отрасли безоблачная — необходимость существенных инвестиций ради получения высоких урожаев делает многие компании заложниками кредиторов. Зачастую впоследствии это ведет к перераспределению активов.

Последняя тенденция, а также непрекращающиеся попытки правительства вручную менять правила игры в отрасли определяли состояние дел в АПК в прошлом году. И, скорее всего, будут влиять на рынок и в нынешнем.

Меняйте правила

Прошлый год для АПК стал годом многих перемен. С шестого июня на Чикагской торговой бирже появились фьючерсные соглашения, разработанные под специфику черноморского зерна — в основном, это пшеница украинского производства. Договоренность о создании филиала биржи и организации фьючерсных торгов была достигнута между Кабинетом Министров, НБУ и Чикагской товарной биржей еще год назад. Украина, стабильно входящая в десятку, а по некоторым позициям — и в тройку-пятерку стран-экспортеров зерновых, до последнего времени оставалась единственной страной, где не было фьючерсного биржевого рынка, а торговля зерном была строго привязана к сезону. Фьючерсные контракты дали отечественным аграриям возможность страховать свои риски возможного колебания цен. Большинство экспертов сходятся во мнении, что выход украинского зерна на CBOT, скорее всего, станет стимулом для роста форвардных продаж зерна, чего пока, впрочем, не случилось.

Характерной тенденцией прошлого года были попытки правительства удержать интерес бизнеса к агросектору. В конце года парламент принял один из самых ожидаемых документов в агропромышленном комплексе — Закон «Об аграрных расписках», который должен открыть доступ к кредитованию для мелких и средних сельхозпроизводителей, одновременно защитив интересы кредиторов. Система пока неактивна, но по подсчетам Аграрного союза Украины, может привлечь в сектор 20-30 млрд грн.

Существенным изменением стало принятие постановления Кабмина «О внесении изменений в Порядок выдачи сертификата соответствия услуг по хранению зерна и продуктов его переработки», значительно упростившее порядок сертификации элеваторов и сделавшее сертификаты по сути бессрочными. Кроме того, обязательной осталась только сертификация зерна, идущего на экспорт, и зерна, купленного за деньги бюджета, — все остальное оставлено на откуп компаний.

Работал Кабмин и в направлении расширения экспорта. Кроме того, что в конце года украинские птицеводы получили формальное право экспортировать свою продукцию в ЕС, Украина стала третьей страной в мире, получившей разрешение на экспорт зерна в Китай. В ноябре Министерство аграрной политики и продовольствия Украины и Генеральная администрация надзора за качеством, инспекции и карантина растений КНР подписали протокол о фитосанитарных требованиях к продукции. Открыв, таким образом, украинским экспортерам зерна доступ к одному из самых емких рынков мира.

Впрочем, несмотря на множество позитивных сдвигов, осталось два важных вопроса, которые на протяжении года власть решить так и не смогла. Первый из них — мораторий на продажу сельскохозяйственной земли. В конце ноября 2012 года ВР Украины приняла закон, которым — в который раз — продлила мораторий на продажу сельхозземель до 1 января 2016 года. По мнению экспертов, тот факт, что компании не могут свободно распоряжаться землей, — один из самых существенных факторов, сдерживающих развитие агросектора. Второй нерешенный вопрос относится к инфраструктуре — это обеспечение сельхозпроизводителей транспортом.

По данным Украинской зерновой ассоциации, на сегодняшний день «Укрзализныця» не удовлетворяет и половины заявок на вагоны-зерновозы, фактически блокируя экспорт. Часть компаний обеспечивает себя подвижным составом сама, однако удается это не всем. Многие жалуются, что транспортные проблемы приводят к простою судов и штрафам со стороны трейдеров.

Кроме того, государство пытается в ручном режиме управлять теми или иными отраслями сектора. Например, в конце прошлого года Минагропрод квотировал экспорт пшеницы, опасаясь, что ее останется меньше, чем нужно стране. А в этом году настала очередь молока и мяса — сначала правительство закрыло импорт бразильской свинины, а затем в Кабмине заговорили о введении минимальных цен на молоко.

Купить, чтобы продаться

топ 100 агрокомпаний 2013Хорошие показатели урожайности, а следовательно, и высокие прибыли — как правило, результат серьезных инвестиций в землю. Так, по словам директора компании «ПроАгро» Николая Верницкого, в среднем обработка гектара земли под посев (семена, вспашка, удобрения) стоит около 5 тыс. грн. Если компания преимущественно выращивает кукурузу, ее расходы будут еще выше — около 7 тыс. грн. в расчете на гектар.

Только в прошлом году стоимость семян достигала 17% всех расходов на посевы по кукурузе и подсолнечнику и 10% — по пшенице. Исходя из названной Верницким цифры и величины земельного банка агрокомпаний, к примеру, холдингу «Дружба-Нова» одна посевная может обойтись в сумму до $67,5 млн. «Дружба-Нова» упомянута не просто так. Одно из самых модернизированных предприятий отрасли, агрохолдинг Сергея Гайдая, бурно развивавшийся в прошлые годы, в 2013 году был вынужден продать 80% «Кернелу» Андрея Веревского.

Причем причиной продажи стало именно активное развитие прошлых лет — по информации открытых источников, чистый долг «Дружбы-Новы» к моменту заключения сделки составлял $101 млн. Это не первый подобный случай — в 2010-м один из самых крупных украинских агрохолдингов — Ukrlandfarming — купил компанию «Райз» с долгами более чем в $300 млн.

Проблема высокой долговой нагрузки именно сейчас стала для агрокомпаний настоящим бичом. Спустя некоторое время после продажи «Дружбы-Новы» за долги были проданы украинские активы агрохолдинга Valinor — покупателем выступил Ukrlandfarming Олега Бахматюка. Который, кстати, планирует новое расширение. 

Существенные долги есть практически у всех крупных компаний. Но если крупные холдинги — штучный товар, купить который готовы не все, то предложений по продаже небольших компаний с земельным банком в 3-20 тыс. га на рынке довольно много. Как правило, подобные кластеры покупают зачастую ради инфраструктуры — элеваторов, техники и кадров.

Скупают компании в основном ради дальнейшей продажи — но уже материнского актива и на IPO. Обрабатывать наделы многих компаний полностью из-за их колоссальных размеров практически невозможно. Например, расходы на посевы на 532 тыс. га Ukrlandfarming (без активов Valinor) с учетом средних расходов могут стоить около 2,6 млрд. грн., или почти $325 млн.

«Обрабатывать подобные наделы эффективно практически невозможно — руководство компании не сможет обеспечить земле качественную обработку, организовать севооборот, подготовить кадры», — объясняет владелец одной из компаний-лидеров отрасли.

По его словам, чуть меньше 100 тыс. га в его компании обрабатывают примерно 40 подразделений, и руководителей каждого из них он видит не чаще, чем раз в два года.

Кстати, как рассказал основатель холдинга KSG Agro Сергей Касьянов, «подтянуть» покупаемые земли к уровню имеющихся довольно сложно — при том, что компания выбирала уже обрабатываемые наделы, развитие на них нужной инфраструктуры займет немало времени.

Но на цену продаваемой компании, в том числе и при выходе на IPO,- процент обрабатываемой земли может влиять не так сильно, как влияет ее общая площадь. По словам СЕО «Росток-Холдинга» Игоря Макухи, инвесторы и банки, анализируя агрокомпании, часто ориентируются как раз на место в рейтинге крупнейших землевладельцев. Это подтверждает и генеральный директор «Индустриальной молочной группы» Алекс Лисситса, по словам которого, цены на биржах во многом зависят от темпов развития компании. Под которыми чаще всего понимают как раз темпы прироста земельного банка.

По профилю

Работая над эффективностью своих компаний, менеджмент, во-первых, активно вкладывает в производство, во-вторых — ищет максимально выгодную для них модель развития.

Большинство компаний идут по первому пути: точное земледелие, правильные удобрения и техника, капельное орошение, ноу-тилл — в том или ином сочетании эти новинки внедряют у себя практически все крупные холдинги. Например, по словам Сергея Касьянова, в их планах — довести орошаемость полей KSG Agro практически до 100%, без этого работать на юге страны в нынешних погодных условиях довольно сложно.

«Мы сейчас работаем над внедрением точного земледелия и уже многое успели сделать — остались работы с химическим анализом грунтов. В целом мы ежегодно вкладываем в компанию около $1 млн», — говорит Алекс Лисситса.

Второй путь особенно важен для тех компаний, которые либо имеют в структуре множество разнопрофильных активов, либо их цикл предполагает развитие дополнительных производств. Зачастую это означает отказ от непрофильных активов. Так, к примеру, одним из первых поступил HarvEast Holding, ликвидировавший свиноводческие фермы и рыбное производство. Начинание HarvEast стало тенденцией. Например, от сахарного производства как от непрофильного решили избавиться «Кернел» и агрохолдинг Sintal Agriculture. Первый продал один из своих заводов почти за $32 млн. немецкой группе Pfeifer & Langen и ищет покупателя на оставшиеся три. Второй выручил за один сахарный завод $1,7 млн., а производство на втором приостановил. 

Продолжают развивать непрофильные активы преимущественно те компании, у которых они — хотя бы отчасти --укладываются в производственный цикл. Так, например, крупнейшее свиноводческое предприятие страны — компания «АПК-Инвест» — активно инвестирует в элеваторы, сдавая в аренду примерно 20% мощностей другим компаниям. «Мы развиваем свинокомплекс, растениеводство и производство пеллет, потому что это дает возможность диверсифицировать прибыль и не требует особых усилий за счет синергии с основными бизнесом», — рассказывает Юрий Давыдов, глава Совета директоров «Креатив Групп», основной бизнес которой — производство растительного масла и маргаринов. 

Несмотря на все проблемы, АПК остается одной из самых динамично развивающихся отраслей экономики, охотно кредитуемой банками. А признание финансистов — явный показатель, что в секторе все в норме. Причем не только в краткосрочной перспективе.

топ 100 зернотрейдеры 2013

топ 100 латифундистов Украины 2012

Наталия Гузенко

Опубликовано на minfin.com.ua 6 августа 2013, 12:35
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
0
fozik
fozik
22 августа 2013, 21:26
#
Отличная статья:-) спасибо!

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд