ВХОД
Вернуться
22 апреля 2013, 16:06
Кипрский кризис.

Кипрский кризис: досадная случайность или закономерный итог

В течение десятилетий Кипр считался надежным местом не только для хранения, но и для приумножения честно «оптимизированных» доходов. Доходность сберегательных вкладов достигала 4,7% в год, что намного выше, чем в других европейских банках, пишет Forbes.ua.

Высокая доходность всегда предполагает высокий риск. Сейчас эту аксиому знает любой студент экономического вуза. В середине прошлого века это доказал американский ученый Гарри Марковиц, за что и получил много лет спустя Нобелевскую премию.

Десятилетиями успешная финансовая история Кипра ставила под сомнение результаты фундаментальных исследований и создавала иллюзию, что можно наслаждаться высокой доходностью и при этом не подвергаться риску, находясь под защитой финансовых правил и механизмов Европейского союза. Но каждая иллюзия рано или поздно должна быть развеяна. Спад на рынке недвижимости стал первым серьезным ударом для активно кредитовавших этот сектор кипрских банков — доля просроченных кредитов превысила 25%. Дальше — больше. «Добровольная» реструктуризация греческих гособлигаций стоила кипрским банкам 4,5-5 млрд евро.

Самостоятельно залатать финансовую брешь таких масштабов Кипру оказалось не под силу. Чем все закончилось — хорошо известно. У страны не осталось другого выбора, как полностью подчиниться рекомендациям «Тройки» (EC, МВФ и Европейский центральный банк (ЕЦБ). «Тройка» пообещала предоставить внешнюю помощь в размере 10 млрд евро, но при этом недостающие средства должны быть собраны за счет вкладчиков и кредиторов кипрских банков.

Была ли альтернатива? Наверное, вместо конфискации вкладов можно было решить проблему с помощью налогоплательщиков европейских государств. Хотя, думаю, последние были бы против. Точно так же, как был бы против любой украинец, если бы ему предложили «выручить» чужестранных бизнесменов, теряющих деньги в каком-нибудь гипотетическом среднеазиатском, кавказском или дальневосточном офшоре, с которым Украину объединяет лишь общее членство в СНГ. Еще одна альтернатива — просто обанкротить кипрские банки, а заодно с ними и всю страну. Осталось бы чувство справедливости, но потери вкладчиков, скорее всего, были бы еще больше.

Компании, в первую очередь крупные и средние, активно использующие офшорные схемы, начнут отдавать предпочтение более дорогим, зато надежным и престижным Люксембургу, Швейцарии, Нидерландам.Неважно, сработает или нет предложенный план, эра Кипра как финансового рая для предпринимателей из СНГ закончилась. Наверняка многим сторонникам оптимизации налогов придется теперь искать другие «тихие гавани». Хотя в последнее время этих гаваней становится все меньше и меньше, и последний скандал, связанный с разглашением информации о тысячах офшорных счетов по всему миру, наилучшее тому подтверждение.

Безусловно, полный отказ от офшорных механизмов произойдет не завтра, если произойдет вообще. Скорее всего, офшорная деятельность станет более утонченной и рафинированной. Компании, в первую очередь крупные и средние, активно использующие офшорные схемы, начнут отдавать предпочтение более дорогим, зато надежным и престижным европейским юрисдикциям, Люксембургу, Швейцарии, Нидерландам.

Одним из активно развивающихся направлений станет юго-восточная Азия, в первую очередь Сингапур, отличающийся развитой и надежной финансовой системой, либеральным налогообложением и полным отсутствием коррупции. Это позволяет ему претендовать на роль юго-восточной Швейцарии. Что касается банков, то, вне всякого сомнения, кипрский кризис заставит многих задуматься о взаимозависимости риска и доходности, и в ближайшее время мы увидим отток средств из маленьких и средних банков южной Европы в более консервативные, но, безусловно, более надежные банки крупных европейских государств и США. 

Один из главных уроков Кипра состоит в том, что в будущем Евросоюз вряд ли станет спасать предпринимателей с помощью средств европейских налогоплательщиков, что, собственно, и подтвердил в своем выступлении председатель комитета министров финансов еврозоны Хероен Дийсельблем. «Деньги, которые были инвестированы в страну, — сказал он, комментируя ситуацию на Кипре, — для того чтобы их отмыть или спрятать или в погоне за высокой доходностью, являлись, по сути, ставками в казино. И, когда ставка проигрывает, государство не обязано компенсировать игрокам потери».

Действительно, прав был Гарри Марковиц, доказывая, что высокая доходность напрямую связана с высоким риском, и если вовремя не покинуть бал, золотая карета может моментально превратиться в тыкву.

Иван Компан

Опубликовано на minfin.com.ua 22 апреля 2013, 16:06
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд