ВХОД
Вернуться
13 февраля 2013, 10:01
Будет ли прозрачным агробизнес в Украине?
Фото с сайта agrobiznes.eskirf.ru

Будет ли прозрачным агробизнес в Украине?

Украинский аграрный сектор в последнее время не называют разве что золотым дном украинской экономики. А почему бы и нет? В самый пик кризисного периода 2008-2010, да и 2011 годов агросектор не только не снизил объемы производств и переработки, а наоборот нарастил, хоть и минимально — всего на 1,5%.

В этом моменте сталкиваются сразу два мнения: первое — ниже пола падать некуда, а второе, по моему глубокому убеждению оно более вероятно, аграрный сектор Украины имеет огромную теневую составляющую, которая и помогает стабильно увеличивать объемы производства так, чтобы это не сильно бросалось в глаза государству.

Министерство рапортует о рекордных урожаях, аграрии минимизируют показатели по производству и перечню производимых товаров, трейдеры закупают у сельхозпроизводителей зерно через «своих посредников» и с минимальной наценкой, отправляют на материнские компании на Кипре, Швейцарии, Риге и т.д.В общем все довольны, кроме самого агрария, который в течении года искал семена (качественные и недорогие), потом надо селитру закупить, а о других удобрениях лучше вообще не вспоминать — дорого же. Отсеялся — хорошо, ждем весны, и если очень повезет, то к лету поспеет урожай, который можно будет продать…. А кому собственно аграрии продают зерно и как формируются цены? В этом вопросе предлагаю разобраться подробнее.

В основном области и даже некоторые регионы Украины четко поделены между основными трейдерами.

Например в Одесской области, в портах, в основном, работает Серна, Бунге (в Украине она называет себя Сантрейд), Луи Друйфус и Кернел Трейд. Но существует некоторое количество компаний (их называют челночниками), которые объезжают бывшие колхозы, которые теперь называются фермерскими хозяйствами и заранее договариваются о поставках зерна.

Большинство этих компаний аффилированы с те ми же экспортерами гласно или негласно. Это может быть компания одного из менеджеров по закупкам или даже глава торгового департамента курирует их работу.

Конечно же, хозяевам экспортеров не по душе, когда собственные сотрудники их обворовывают. Они создают отделы по контролю за безопасностью, но и они не всегда бывают эффективны.

Естественно, что посреднические фирмы предлагают цены с дисконтом. Например, если цену в порту трейдер предлагает по 2000 грн за тонну, а логистика займет 150-200 грн, то посредник смело отнимает от первоначальной цены заказчика не меньше 250-300 грн. Все зависит от партии, говорят в трейдерской компании на условии анонимности.

Чем больше партия, тем меньше посредник закладывает свой интерес, но и здесь есть границы разумного и эти границы никак не могут быть меньше 4-5 долларов на тонне.

Хорошая получается арифметика. Ведь если выполнится план по отгрузке зерна, который наметило украинское правительство, то при экспорте около 23 млн тонн только зерновых, украинские аграрии потеряют по самым скромным подсчетам около 100 млн долларов.

Одной из самых острых проблем в аграрной торговле все еще остается большой оборот наличных средств. Всем известны случаи, когда цена контракта специально занижается, а оговоренная сумма «бонуса» завозится наличкой.

Как с этим бороться, а главное кому следует бороться? Аграрии в минусе, ведь они получили не максимально возможную цену за свой товар, в минусе и государство, которое недополучило налоговые отчисления и вынуждено создавать системы дотаций для аграриев, которые по официальным данным продают свое зерно «за безцінь!», а трейдер получил свой товар по выгодной для него цене да еще и провоцирует кризис продовольственного баланса.

Но в последнее время все больше появляются компании, которые работают открыто и прозрачно (так они заявляют). Такие компании уже имеют серьезный оборот капитала, обрабатывают не менее 1-2 тысяч гектар. Это, так называемые, «местные князья».

Руководители стараются оптимизировать свои затраты, вырастить как можно больше зерна и максимизировать прибыль. И действительно, с 5 тысяч га урожай зерна получается очень солидный. Даже при соблюдении севооборота, такое хозяйство может произвести не меньше 7-8 тыс. тонн зерна.

И тут возникают проблемы со сбытом. Производители стараются выйти на конечного покупателя и даже организовывают собственные автопарки, чтобы минимизировать логистику. Но даже с такими усилиями они не могут избежать самой главной «фишки» аграрного рынка — ограниченного спроса. Покупателей с большими оборотными средствами (трейдеры-экспортеры) не так уже и много — около пятнадцати, а в регионе производства — еще меньше (помним, что регионы поделены и все работают в «своей зоне»).

Таким образом, получается, что покупателей можно пересчитать на пальцах одной руки, да и цена на большой объем отличается в несколько гривен.

Ситуацию с непрозрачным ценообразованием (или олиполистическим рынком) проходили наверно все страны с рыночной экономикой, а странам с развивающейся — еще предстоит пройти.

Например, в Европе (в частности Франции) фермеры в основном работали с государственными агентами и были довольны, а кто искал бóльших заработков — искал возможность выхода на внешние рынки. Однако при том уровне дотаций, которые получали французы их экспорт шел максимум на страны — их бывшие колонии.

В начале 2000-х годов, госоператоры Евросоюза начали снижать объемы закупок, а с ними и цены. Таким образом, они стимулировали внутренний рынок. Появилась ценовая динамика, а с ней — риски роста или падения цен.

Что сделали французы? Запустили торговлю на биржевых площадках срочными инструментами, которые позволили снизить ценовые риски. Остальное дело за участниками рынка.Именно с помощью активной торговли самих фермеров удалось достичь высокой ликвидности и прозрачности ценообразования на европейском рынке рапса, пшеницы, кукурузы и пивоваренного ячменя. Таким образом, с помощью развитого биржевого рынка, европейские фермеры смогли уйти от большинства рыночных рисков.

Давайте обратимся к опыту наших стран — соседей. В большинстве постсоветских стран, рынки как сельхозпродукции, так и других товаров не особо заинтересованы в прозрачности, но в ней заинтересованы правительства этих стран.

В РФ стимулируется прозрачность ценообразования на рынке угля с помощью требования обязательной регистрации сделок по углю, которые превышают определенный уровень. ФАС РФ настоятельно рекомендует реализовывать не менее 15-20% продукции на внутреннем биржевом рынке.

В Беларуси в 2007 году было принято решение об обязательном заключении и регистрации контрактов по всем товарам на биржевой площадке Белорусской Универсальной товарной бирже. Позже, через два года, данное требование было снято, но около 70 % продукции продолжает торговаться в биржевом поле. Индикатив цен по результатам биржевых торгов доступен всем желающим. Разве это не пример прозрачности работы рынка?

В Казахстане также активно работают над развитием биржевой торговли. Казахи создали перечень товаров, 15% которых должны торговаться на бирже в обязательном порядке.

Украине о таких объемах пока только приходится мечтать. Украина одной из первых стран СНГ приняла решение о развитии биржевой торговли, требованием заключать и регистрировать все внешэкономические контракты на товарных биржах, но к чему это привело? Да, возрос объем торгов, но это только за счет активизации работы экспортеров, которые максимально продавливали цены на внутреннем рынке, а создав частные биржи «при трейдере» обходили вопрос развития биржи как института.

Всего два года назад, правительство решило провести эксперимент и сосредоточило регистрацию всех внешнеэкономических контрактов на государственной Аграрной бирже Украины. Рынок эту идею воспринял резко негативно.

Много говорилось о завышенной стоимости услуг и вообще о том, что никому не нужна регистрация контрактов. Но кто это говорил? В основном лоббисты интересов зернотрейдетров-экспортеров, а министерство агрополитики неоднократно заявляло, что мониторинг темпов экспорта по заключенным внешэконом контрактам представляет для них инструмент прогнозирования объемов зерна к вывозу, ведь экспортеры в основном своем большинстве заключают форвардные контракты на экспорт (с отсрочкой поставки в 1-2 месяца). Ведь невозможно в течении 5 дней (спотовый контракт) загрузить Panamax?

Заключение и регистрация внешне экономических контрактов на товарной бирже — это единственно правильный инструмент мониторинга и прогноза темпов экспорта. Такой инструмент необходим государству и полезен участникам рынка.Но как показывает история, интересы экспортеров превалируют над интересами общества при принятии решений в высоких кабинетах Кабмина и в итоге, такая обязательная регистрация была отменена.

К чему приводит вывоз зерна без предварительного мониторинга.

Это яркий пример того, что заключение и регистрация внешне экономических контрактов на товарной бирже — это единственно правильный инструмент мониторинга и прогноза темпов экспорта. Такой инструмент необходим государству и полезен участникам рынка.

Какой интерес у участников рынка в регистрации контрактов? Конечно же есть, точнее возник. Цены организованного рынка стали дополнительным индикативом цен по самым «популярным» культурам. Эти цены стали ориентиром как для участников аграрного рынка, так и для контрольных органов и налоговой. Только-только начал зарождаться какой-то слабенький ориентир на рынке — трейдеры (их лоббисты) зарубили его на корню. На данном примере четко проясняется кто заинтересован в прозрачно функционирующем рынке, а кто только говорит о нем, собирая денежный урожай «в темную».

Что происходит с развитием биржевой торговли в Украине? До сих пор мы слышали только заявления «аграрных экспертов» о том, как же свободно себя будет чувствовать сельхозпроизводитель на торгах в Чикаго. И что? Где торги, где хеджирование? Контракт на СВОТ просто «лежит балластом» на американской бирже. Были еще какие-то жалкие попытки притянуть за уши биржу Евронекст, но что-то у них не пошло.

Биржевая торговля при ее полноценном функционировании на внутреннем рынке, позволяет снизить рыночные риски ценовой волатильности, зафиксировать прибыль и минимизировать риски. Но всегда необходимо начинать с малого и самого простого.

Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
0
Владислав Чайка
Владислав Чайка
13 февраля 2013, 20:29
Севастополь
#
Ну, положим, недополучение максимального дохода не говорит об убытках. Так уж сложилось в нашем государстве, что существуют промежуточные звенья. Мне тоже хочется верить в свелое будущее сельского хозяйства. Радуют именно перспективы крымского развития: орешки и сухофрукты тм «санта-вита», ялтинский лук тм «крымский сувенир».
Есть перспективы!)

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд