ВХОД
Вернуться
11 февраля 2013, 09:30
Откуда может получить деньги новый банк Арбузова
Фото с сайта hotskills.com.ua

Откуда может получить деньги новый банк Арбузова

На первом этапе создания Банка развития государство может внести в «уставник» финучреждения 3-5 млрд грн, пишет Дело.

Источник в Кабмине, знакомый с разработкой концепции Банка развития (БР), на условиях анонимности сообщил, что на первом этапе создания этого финучреждения государство, вероятнее всего, не будет делать слишком больших вливаний в его уставный капитал.

«Дискуссии продолжаются. Кто-то говорит о 3-5 млрд грн, кто-то — о 10 и даже больше. Но поскольку это будут бюджетные вливания, первые параметры кажутся более реалистичными и приемлемыми, в т.ч. для МВФ. Да, при таком алгоритме возможности у БР могут казаться достаточно ограниченными. Но следует учитывать, что под него могут прописываться отдельные нормативы, которые будут отличаться от тех, по которым работают комбанки. Хотя есть вопрос, насколько гибким здесь будет НБУ», — отметил собеседник.

Напомним, как заявлял первый вице-премьер Сергей Арбузов, БР будет работать как банк первого уровня — он будет заниматься рефинансированием коммерческих банков для реализации долгосрочных инвестиционных проектов.

По мнению председателя правления «Укрсоцбанка» Бориса Тимонькина, МВФ вряд ли поддержит идею формирования капитала БР за счет расширения дефицита бюджета. Более вероятный вариант — оптимизация его расходной части. «Средства, которые могут выделяться из бюджета, пойдут не на проедание, а на инвестиционное развитие. А эта составляющая в бюджете слабо представлена. К тому же деньги, вложенные в уставный фонд, не исчезают — они работают. Хотя не исключаю, что от МВФ будет предостережение, что слишком »заигрываться« такими проектами не стоит», — констатирует банкир.МВФ вряд ли поддержит идею формирования капитала БР за счет расширения дефицита бюджета.

По идее оптимизацию расходов бюджета можно провести и без урезания существующих статей — с помощью совершенствования системы управления госсредствами (дотации отдельным отраслям и т.д.). А основной движущей силой этого процесса мог бы стать именно БР. Кроме того, теоретически надежды можно возлагать на увеличение доходной части бюджета в случае, например, пересмотра системы налоговых льгот и/или повышения эффективности борьбы с теневой экономикой. Создание Миндоходов такие возможности как бы предоставляет.

Косвенно о вероятном принятии спецнормативов для БР могут свидетельствовать планы правительства провести через парламент отдельный закон об этом банке. Таким образом, объем допустимых активов для БР может при необходимости значительно превысить 30-50 млрд грн. даже если капитал сразу будет на уровне 3-5 млрд. А то и меньше.

Здесь важен другой вопрос — сумеет ли БР найти небюджетные источники финансирования.

По мнению старшего аналитика Международного центра перспективных исследований Александра Жолудя, банк может рассчитывать на привлечение займов от Всемирного банка и ЕБРР. «Но при условии возобновления сотрудничества Украины с МВФ», — уточняет специалист.

Благоприятная конъюнктура на международных рынках позволяет также БР рассчитывать на привлечение внешних займов. Как продемонстрировало «свежее» размещение правительством десятилетних евробондов, спрос на украинские обязательства в мире существует, причем — на достаточно невысокую (как для Украины!) доходность (около 7,6%). И что главное, стоимость заимствований может снизиться, если Украина возобновит сотрудничество с МВФ. По оценкам специалистов, потенциальная доходность евробондов, которые сможет размещать БР под госгарантии, могут на 1% превышать стоимость суверенных обязательств.

Теоретически БР мог бы разместить и гривневые еврооблигации — по аналогии с теми, которые в начале 2011 года выпустил «Укрэксимбанк». Однако, как уточняет Борис Тимонькин, это реально сделать только в случае, если произойдет перелом в девальвационных ожиданиях, распространенных на рынке. Что, очевидно, могло бы обеспечить опять же возобновления сотрудничества Украины с МВФ. «Если девальвационные ожидания не переломят, тогда ставка, скорее всего, будет высокой. Возможно, 15%, а то и 20%. А с такой входной стоимости (сюда еще следует добавить в т.ч. маржу, другие расходы), у БР выходит неинтересный кредитный продукт, т.е. достаточно дорогой», — отмечает банкир.

В любом случае Кабмину еще нужно предусмотреть в бюджете госгарантии для БР. По оценкам Александра Жолудя, в нынешних объемах, которые прописаны в бюджете (50 млрд грн), потребности БР не учтены. Как признавалась директор департамента долгового и международного финансового политики Минфина Галина Пахачук, уже запланированные 50 млрд грн вызывают вопросы у МВФ. Хотя представитель Минфина и уверяла, что слишком бояться размера госгарантий не стоит. «И Министерство финансов, и Министерство экономики исходят из того, что под госгарантии должны подпадать самоокупаемые, рентабельные, эффективные проекты. Поэтому это не является элементом прямого влияния на показатели госбюджета», — отмечала Пахачук.

Анализируя источники дешевого гривневого ресурса для БР, первое, что приходит в голову, — это рефинансирование НБУ. Учитывая низкую инфляционную динамику в стране (в январе — +,0,2%, по итогам прошлого года — дефляция 0,2%), возможности для проведения более «щедрой» монетарной политики у центробанка вроде имеются. Но не нужно забывать о возможных курсовых последствиях. Да, маловероятно, что БР, получив рефинансирование НБУ, пойдет на валютный рынок спекулировать. Здесь влияние на курс может быть опосредованным — из-за приобретения, например, импортного оборудования заемщиками, которые будет финансировать БР через комбанки. Возможный вариант минимизации таких рисков очевиден — максимальная ориентация на отечественных товаропроизводителей.

Борис Тимонькин обращает внимание, что одной из мотиваций создания БР может быть попытка обезопасить НБУ от выполнения не совсем свойственных ему функций, когда комбанки обращаются к нему за рефинансированием для реализации инвестпроектов. «Каждый банк пытается убедить НБУ в том, что именно его проект очень важный для государства и именно под него следует дать рефинансирование. Как следствие, Национальный банк начинает заниматься не совсем свойственной функцией — анализом кредитных проектов. А так может появиться специализированный уполномоченный посредник, который в рамках общей денежно-кредитной политики будет решать, сколько средств, в какие отрасли, в какие проекты целесообразно направить. С управленческой точки зрения это логичный подход», — констатирует банкир.

Заместитель директора по розничному бизнесу «Надра Банка» Виталий Бачинский придерживается такого же мнения:

«Если же нужна структура, которая будет определять проекты, регулировать взаимодействие коммерческих банков и заемщика, наверное, это имеет смысл (создание Банка развития)». Правда, Александр Жолудь констатирует, что рефинансирование хотя и действительно возможный источник ресурса для БР, но вряд ли оно должно использоваться на постоянной основе, ведь это, прежде всего, инструмент монетарной политики, который должен использоваться для воздействия на стоимость денег.

В свою очередь руководитель проектов украинского представительства консалтинговой компании zeb/ Тарас Тищенко отмечает, что БР может составить конкуренцию для комбанков, например, привлекая средства на рынке. «Без ожидаемой прибыли банки такими операциями (кредитованием инвестпроектов за счет ресурсов БР.) заниматься не будут. Поэтому помимо субсидирования приоритетных проектов, будут субсидироваться и банки. На мой взгляд, кредитованием государственных предприятий за счет льготных государственных ресурсов вполне могут заниматься и государственные банки», — считает эксперт.

Но, наверное, некоторые комбанки сами будут предоставлять БР кредиты (покупать облигации) под госгарантии, чтобы минимизировать собственные риски, не желая напрямую финансировать реальный сектор экономики из-за недостаточной защищенности прав кредиторов и некачественной работы системы правосудия. Безусловно, при таком сценарии существует риск, что стоимость кредитного ресурса для конечного заемщика, который получит его через БР у другого комбанка, будет достаточно высокой. Каким образом нивелировать этот эффект? Во-первых, следует учитывать, что стоимость гривневого ресурса уже начала снижаться. Во-вторых, еще существует вариант компенсации части процентов по кредитам из бюджета.

Но в украинских реалиях, важно не только это. Директор аналитической группы «Da Vinci AG» Анатолий Баронин указывает на необходимость создания механизмов, которые сделали бы работу БР максимально прозрачной и невозможным коррупционную составляющую, в т.ч. финансирование им лишь «избранных» бизнесов. И с этим сложно не согласиться.

Опубликовано на minfin.com.ua 11 февраля 2013, 09:30
Следить за новыми комментариями

Комментарии (4)

+
+8
Toha
Toha
11 февраля 2013, 09:35
toha, Столица!
#
«… финансирование им лишь «избранных» бизнесов...» — полагаю, и будет основным смыслом работы этой конторки. А избирать бизнес будет Семья.
+
0
Parlya
Parlya
11 февраля 2013, 11:36
#
Точнее «финансировать будут исключительно бизнес Семьи»
+
0
regulator
regulator
13 февраля 2013, 08:43
Днепропетровск
#
«… Напомним, как заявлял первый вице-премьер Сергей Арбузов, БР будет работать как банк первого уровня — он будет заниматься рефинансированием коммерческих банков для реализации долгосрочных инвестиционных проектов....» Так это функция НБУ, если я правильно понимаю. Собирают все яйца в одну корзину.
+
0
Parlya
Parlya
13 февраля 2013, 10:52
#
Может лучше Банк развития назвать БС? Будет правильно и честно

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд