ВХОД
Вернуться
25 сентября 2012, 12:06
Alt..

Кому мешает энергоразвитие Украины?

Вот уже который раз читаем в прессе о том, как государства, в том числе и наше, тратят якобы на ветер («ветер» — как в переносном, так и в прямом смысле, то есть на ветроэнергетику и другие возобновляемые источники) огромные ресурсы, как это якобы невыгодно и нецелесообразно.

Виталий Ковач, директор Ассоциации возобновляемой энергетики «Альтернатива»

Безусловно, необходимы колоссальные капиталовложения, чтобы реформировать энергосистему страны, а особенно украинскую. Более того, все страны мира инвестируют в альтернативные источники энергии и энергосберегающие технологии. И даже в кризис в первом полугодии в мире потрачено почти 60 миллиардов долларов на инсталляцию объектов альтернативной энергетики. Их доля еще увеличилась на 24 %. Лидеры — Китай, США, Германия, Индия. Они-то как раз и думают о будущем, в котором без зеленых технологий нормальное существование государства не возможно. Нормальное — это энергонезависимое, не ожидающее с ужасом нового года и новых цен на газ. С хотя бы относительно чистым воздухом без ароматов, доносящихся с мусорного завода, и постоянно растущим уровнем радиационного загрязнения. О климатических проблемах не стоит и вовсе вспоминать, ведь это глобальная проблема человечества.

Зеленые технологии, как и все новое, стали темой множества дискуссий. Вот только те, кто сделал на них ставку, сегодня у руля в Европе, а мы только рулим: то туда, то назад… то утвердили «зеленый» тариф, то плачем, что якобы бьет по бюджету…. То гордимся одной из крупнейших в мире солнечной электростанцией, то обвиняем государство в том, что выделили не так землю для строительства других станций. А для чего еще, спрашивается, можно использовать выжженные земли крымских степей, как не для строительства гелиоэлектростанций?

Развитие возобновляемых источников энергии — это то, что неизбежно в будущем. Эту сферу развивают уже подавляющее большинство стран мира — даже те, кто еще вчера считались бедными и отстающими в социально-экономическом развитии. Если уже сегодня мы не начнем поэтапно, хотя бы маленькими шажками развивать это направление, то останемся позади мирового сообщества и в этой сфере тоже.

Равняйсь на лучших

Германия — страна, которая одной из первых в мире поставила цель кардинально «озеленить» свой энергобаланс, попутно отказавшись от атомной энергетики. Именно Германию можно рассматривать как пример того, что может ожидать Украину в будущем, поскольку немецкая республика уже прошла путь 10 лет активной государственной политики стимулирования сектора альтернативной энергетики, и именно модель ФРГ лежит в основе украинского «зеленого тарифа».

На сегодня в Германии доля альтернативной энергетики в энергобалансе составляет порядка 25%. Это колоссальная цифра, учитывая экономический потенциал страны. Германия потребляет порядка 600 ТВт*часов электроэнергии в год, то есть втрое больше, чем Украина. И это с учетом того, что вся система «напичкана» энергосберегающими технологиями.

Германия — абсолютный мировой лидер по установленным мощностям гелеоэнергетики. 25 ГВт из мировых 75 ГВт по состоянию на начало 2012 г. было установлено в этой стране. ФРГ располагает также 29 ГВт ветроэнергетических мощностей. Больше только у США (42 ГВт) и Китая (64 ГВт). Всего же в мире установлено порядка 240 ГВт ветрогенераторов.

Для сравнения, в Украине доля произведенной из альтернативных источников электроэнергии в общей генерации страны за 7 месяцев 2012 года составила всего 1 %. Суммарно, к концу года у нас инсталлируют около 400 МВт мощностей солнечных станций, до 300 МВт увеличатся мощности ветровых станций. А вот с малыми ГЕС пока видимого прорыва не наблюдается.

Недавно поставленная цель Германии — 80% доля альтернативных источников в энергобалансе до 2050 г. Амбициозно, правда? Но сомнений в ее достижении почему-то не возникает, ведь именно Германия взяла на себя бразды лидерства в Еврозоне, доказав правильность экономического курса. А в Украине, согласно новому проекту Энергостратегии до 2030 года хотят довести ее долю лишь до 4,6%, что ничтожно мало и не соответствует взятым на себя Украиной обязательствам перед Европейским энергетическим сообществом (довести до 12% к 2020 году).

Каким же образом Германия развивала сектор альтернативной энергетики? Наиболее динамичным и показательным будет сегмент солнечной энергетики. Основные участники процесса — это домохозяйства, устанавливающие солнечные модули на крышах домов. Часть вырабатываемой электроэнергии они потребляют сами, а часть поставляют в национальную сеть. После введения «зеленого» тарифа в стране начался настоящий бум солнечной энергетики. Был период, когда почти весь мировой объем производимых солнечных модулей направлялся в Германию.

Теперь небольшое лирическое отступление о «зеленом» тарифе. Эта распространенная форма государственного стимулирования развития сектора альтернативной энергетики подразумевает обязательство оптового рынка электроэнергетики выкупать всю произведенную из возобновляемых источников электроэнергию по более привлекательным, сравнительно с традиционными источниками, ценам. Почему? Потому что любой проект в сфере альтернативной энергетики предполагает значительный объем инвестиций в его реализацию. Чтобы сделать такие проекты привлекательными с точки зрения сроков окупаемости и, следовательно, привлечь в страну инвесторов, и вводится «зеленый» тариф. К примеру, в Украине себестоимость 1 Вт установленной мощности составляет порядка $ 1,5 для проектов ветроэнергетики и порядка $ 3 для проектов гелеоэнергетики.

Из анализа системы государственного стимулирования Германии важно выделить четкий механизм постепенного снижения размера «зеленых» тарифов, что будет происходит и в Украине. Для чего это делается? Во-первых, по мере наращивания мировых мощностей альтернативной энергетики себестоимость 1 Вт вновь установленной мощности снижается. Во-вторых, это делается, чтобы по мере того, как доля электроэнергии из альтернативных источников в энергобалансе возрастает и становится весомой, «зеленый» тариф не приводил к росту стоимости электроэнергии для всех потребителей. Снижение «зеленого» тарифа в Украине вряд ли сработает так же эффективно, потому как доля АЭ все же слишком мала, а традиционная энергетика получает постоянные субсидии. Ведь не секрет, что стоимость электроэнергии, произведенной с помощью сжигания угля или на основе расщепления атома, на самом деле значительно дороже заявляемой. К примеру, в 2011 году угольная отрасль Украины добыла угля на 10 млрд. грн., а получила дотаций из госбюджета — на 11 млрд. грн.

Шагом — марш

2011 год ознаменован инвестиционным бумом для «зеленой» энергетики Украины, а первое полугодие 2012 года подтвердило, что это едва ли не единственная отрасль, привлекательная для иностранного инвестора, несмотря на мировой кризис. По официальным данным, в 2011 году в отрасль было привлечено 20 млрд. грн. инвестиций. Именно такие проекты готовы финансировать международные финансовые организации и банки, а значит это — вопрос доступа к большому капиталу. Таким образом, это одна из немногих отраслей в энергетике, в частности, и вообще в экономике Украины, которая стала привлекательной для иностранных инвестиций. Причем инвестиции приходят в развитие именно высоких технологий.

Но представителей и лоббистов традиционной энергетики перспектива сокращения объемов продаж не очень то и радует. Особенно это касается наших иностранных поставщиков нефти, газа и атомного топлива. И если для отечественных лоббистов это всего лишь бизнес, и им наплевать на перспективы государства, то для наших соседей это уже вопрос геополитического влияния. Вот и понеслось в информпространство множество режиссированных мифов… «Ветряная энергия уже заслужила прозвище мусорной» или «не такая уж зеленая эта энергетика», или искаженный экономический факт — «в Германии растет число банкротств компаний, производящих солнечные модули». И не важно, что последнее произошло по причине экспансии китайских производителей и что с этим можно бороться при правильной государственной политике. В США, например, ввели заградительные пошлины на китайские модули. Украина тоже учится на чужих ошибках и заботится о развитии собственной индустрии. Например, путем внедрения нормы о «местной составляющей» в проектах альтернативной энергетики, которая определяет, что часть сырья, работ, услуг, материалов и основных средств в общей себестоимости проекта должна быть украинского происхождения. Сейчас это 15%, с 2013 г. — 30%, а с 2014 г. — 50%. Никто и не говорил, что будет легко. Наиболее сложно доведется сегменту гелеоэнергетики, поскольку технологичность здесь значительно выше, чем, скажем, в сегменте ветроэнергетики. Поэтому уже сейчас важно начинать создавать индустрию полного цикла — от научных разработок, до производства и инженерии. Но ведь это — цена конкурентоспособности целого государства, вопрос энергетической безопасности и технологического будущего страны. При этом нужно развивать и традиционную энергетику.

Существенными различиями между секторами в Украине и Германии является, во-первых, весомая доля альтернативной генерации в Германии и ничтожная в Украине. Во-вторых — это различия социально-экономической и идейной характеристики общества. Последние особенно поляризуют нас, так как пока что, увы, экономить энергоресурсы мы не очень-то умеем. Кроме того, в Германии основа общества — это средний класс, имеющий собственный дом и, соответственно, возможность установить солнечные модули на крыше. В Украине доля таких людей на порядок меньше и поэтому проекты в основном реализуют инвесторы, а не домохозяйства и строятся крупные солнечные парки, а не компактные крышные системы.

И вот в связи с этим и третье весомое различие — отсутствие четкой и последовательной политики стимулирования отрасли как экономическими, так и идеологическими инструментами. Пример тому — проект Энергетической стратегии, противоречащий взятым ранее Украиной европейским энергетическим ориентирам. Именно стимулирование домохозяйств и воспитание нового эко-ориентированного поколения может стать еще одним двигателем развития возобновляемых источников энергии в Украине и экономного потребления энергоресурсов. Кроме того, правильная координация крупных международных инвестиционных потоков, на карте которых будет ярким очерком отмечена и Украина, не только обеспечит развитие отрасли, но и даст синергический эффект — экономический рост страны в целом. Благо, какие-то достижения уже есть — в 2011 году Украина впервые и единственная из стран СНГ попала в рейтинг привлекательных для «зеленых» инвестиций стран, который ежегодно составляет аудиторская компания Ernst&Young.

Четвертое отличие — наличие жесткого лобби традиционной энергетики в Украине и за ее пределами, которое не гнушается никакими методами для дискредитации «зеленого» бизнеса. И это при том, что именно «зеленые» технологии привлекают в страну инвестиции, улучшают технологическую базу и создают рабочие места. На фоне экономического стимулирования, информационной пропаганды «зеленых» технологий и, как результат, общественной поддержки в Германии, возобновляемая энергетика в Украине — объект постоянных негативных информационных атак. Последние нашли отображение в новом проекте энергетической стратегии страны, который может в один миг зачеркнуть достижения Украины в этой сфере. И пятое отличие, которое за долю секунды перевешивает все наши минусы, — огромнейший природный потенциал для производства электроэнергии из возобновляемых источников. Он значительно выше, чем в той же Германии. Пора бы повесить табличку: «отдам в хорошие руки, не бесплатно, но не в трубу».

Опубликовано на minfin.com.ua 25 сентября 2012, 12:06 Источник: УБР
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
0
gricyk5
gricyk5
25 сентября 2012, 15:12
#
К примеру, в Украине себестоимость 1 Вт установленной мощности составляет порядка $ 1,5 для проектов ветроэнергетики и порядка $ 3 для проектов гелеоэнергетики.-Это не опечатка?(3000 $ -1 кВт)

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд