ВХОД
Вернуться
17 сентября 2012, 14:02

Темное будущее. В Украине растет количество пессимистов

В Украине растет количество пессимистов. Верить в светлое будущее половине страны мешают недовольство властью, слабая экономика, а также национальная черта — привычка предполагать только худшее, — пишет Екатерина Иванова.

Анна Сидоренко, совладелица и директор сайта туристических услуг karpaty.info, сожалеет, что в Чехии не дают политического убежища просто так — «только потому, что живешь в дебильной стране». Коренная киевлянка признается, что ей трудно терпеть происходящее в Украине и она планирует эмигрировать в Чехию или Словакию, пишет Корреспондент.

«Раньше мне казалось, что (для улучшения жизни обычных граждан) достаточно смены власти, а это происходит быстро, — говорит Сидоренко, — но теперь я вижу, что проблема в наших головах, а такие изменения вряд ли возможны при жизни одного поколения».

В светлое завтра, подобно Сидоренко, верят все меньше соотечественников. В 2010 году о будущем думали с надеждой еще 56,4 % жителей страны, а в 2011-м — лишь 35,5 %, гласят данные исследования Института социологии НАН Украины.

В 2010 году о будущем думали с надеждой еще 56,4 % жителей страны, а в 2011-м -лишь 35,5 %

В то же время тревогу в отношении будущего в 2010 году высказывали 29,1 %, тогда как в 2011-м — уже 42,8 % украинцев. А число тех, у кого будущее вызывает лишь страх, выросло за год с 16,4% до 25,6%.

Корни пессимизма аналитики ищут прежде всего в экономике.

«Казалось бы, в 2011 году были какие-то проблески, что у нас растет ВВП, мы вроде бы начали выходить из кризиса 2009-2010 года, — рассуждает Николай Шульга, замдиректора Института социологии. — Но, к сожалению, такого ощутимого (улучшения) не произошло».

Если в 1993 году Украина была страной оптимистов и мечтателей, то теперь это нация циников, считает британец Мартин Нанн, исполнительный директор украинской пиар-компании Whites International Public Relations, живущий здесь уже почти 20 лет.

Зарплаты и пенсии если и растут, то лишь номинально и по-прежнему остаются мизерными, медицина и образование в упадке, верховенство права подорвано, анализирует Нанн. «Отсюда цинизм и тотальное неверие в общее будущее», — заключает британец.

Впрочем, пессимизм украинцев обусловлен и чисто ментальными причинами, уходящими в глубь веков. Такие настроения испытывают народы, которые долгое время не имели независимости, отмечают эксперты, и сегодня они чувствуют страх перед будущим как будто бы авансом.

«Зачастую беда еще и не случилась, но соотечественники ее уже ожидают и в душе переживают гипотетические неприятности», — резюмирует психолог Алевтина Шевченко.

Где нас нет

Наталья Палий, руководитель проектов бизнес-школы Международного института менеджмента, для описания жизни в Украине чаще всего использует глаголы «удручает» и «пугает». Этот синонимический ряд можно продлить и более негативными словами, добавляет она.

«По ощущениям ситуация сейчас, наверное, хуже, чем в начале 1990-х и начале 2000-х, — делится Палий. — Тогда было больше надежд, сейчас очень глубокое чувство утраченных возможностей, причем утраченных безвозвратно, и собственного бессилия».

Такие настроения, по словам Палий, ей навевают противостояние общества с властью, экономический упадок и ухудшающийся бизнес-климат. Не добавляют ей оптимизма также культурная деградация, отрицательный имидж страны в мире и, как следствие, отсутствие у нее европейских перспектив.

В 2011 году среди людей в возрасте 18-29 лет к эмиграции были готовы 50,4 % респондентов, а в возрастной группе 30-39 лет -42,4%.

Украинцам почти нечем гордиться, подтверждает этот тезис собственными ощущениями Сидоренко. Получив образование в Украине и Австрии и пожив в разных странах, она теперь убеждена, что ее родина в своем развитии застряла где-то в XIX веке.

«Разница между ними и нами (Западом и Украиной) не только в платежеспособности и процентах по кредитам, — рассуждает предпринимательница. — Она еще и в пресловутых ценностях — доверии друг к другу, взаимоуважении, правовом и гражданском сознании, толерантности».

Без этих ценностей многие соотечественники не мыслят своего будущего на родине. Василий Зима, украинский журналист и писатель, сетует, что как литератор не может реализовать себя на родине: мол, украинцы мало читают, а государство никак не поддерживает молодых авторов. Поэтому начинающий писатель отправляется искать шанс в Россию, где, по его мнению, «есть культурная политика, поддержка кино и литературы».

Под влиянием подобных настроений Украину за годы независимости уже покинули 6,5 млн человек, или седьмая часть нынешнего населения страны. И, похоже, этот поток в ближайшие годы не остановится: по данным опроса Центра социальных исследований София, в 2011 году среди людей в возрасте 18-29 лет к эмиграции были готовы 50,4 % респондентов, а в возрастной группе 30-39 лет — 42,4%.

В 2011-м заявки на участие в лотерее Green Card, дающей право на проживание и работу в США, подали рекордное количество украинских граждан — 853 тыс. человек, на 100 тыс. больше, чем годом ранее. По этому показателю Украина вошла в тройку лидеров, уступив лишь Нигерии и Гане.

В 2011-м заявки на участие в лотерее Green Card, дающей право на проживание и работу в США, подали рекордное количество украинских граждан — 853 тыс. человек, на 100 тыс. больше, чем годом ранее.

Дитрих Трайс, независимый консультант в сфере фермерства и агробизнеса, вот уже более десяти лет живущий в Украине, до недавних пор не понимал, почему украинцы хотят уехать на ПМЖ за границу. Ведь жизнь, по его наблюдениям, хоть и медленно, но улучшалась.

Однако несколько лет назад у иностранца появилось ощущение, что Украина вернулась в 1999 год, и теперь ему жаль тех, кто не нашел возможности уехать из страны.

По словам Трайса, у него к политикам его родной Германии тоже масса претензий, но в целом немец уверен, что тамошнее правительство работает не ради личного обогащения, а во благо державы. А это, в свою очередь, является залогом уверенности в будущем рядовых граждан. В Украине такой уверенности нет.

Германская оппозиция в период экономического кризиса могла заработать себе большие баллы, критикуя власть, но не стала этого делать, приводит пример Трайс. «Они [оппозиционные политики] понимали, что правительство не виновато», — объясняет немец.

А национальный оптимизм Нанна зиждется на верховенстве права для всех граждан. «Оштрафовали же [в 2001 году] даже принцессу Анну (старшую дочь королевы Елизаветы II) за превышение скорости», — аргументирует британец.

Поколение оптимистов

Тревога украинцев о собственном будущем не всегда вызвана объективными факторами, полагает Шевченко. По ее словам, пессимизм как психологический феномен в большей степени характерен для тех, кто долгое время не мог определять свою судьбу. Украинцы как нация, не имевшая такой возможности на протяжении многих веков, подвержена этому ментальному неврозу больше других.

Еще одна национальная черта жителей Украины — привычка безосновательно прибедняться, а в любом позитиве видеть негатив, отмечает Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра. По его словам, благосостояние человека определяется его возможностью тратить деньги на отдых и развлечения, а соотечественники в этом себе не отказывают.

В доказательство Охрименко приводит простую статистическую выкладку: если в 2008 году турецкие курорты посетили чуть более 560 тыс. украинцев, то в 2011-м — уже более 600 тыс. Запросы жителей страны и их траты сегодня растут быстро, рассуждает экономист, и поэтому они неадекватно воспринимают свое положение в окружающем мире.

Пессимизм как психологический феномен в большей степени характерен для тех, кто долгое время не мог определять свою судьбу

Чаще всего такие люди выбирают стратегию поведения тревожного и осторожного человека, опасающегося, как бы чего не вышло, говорят специалисты. Правда, такая позиция вполне оправданна, особенно если социальная политика правительства и экономика не дают украинцам особых надежд.

Накоплению пессимистических настроений способствует и обилие негативных новостей в СМИ, полагает Павел Фролов, завлабораторией Института социальной и политической психологии НАН Украины.

«Если очень много криминальной хроники, люди считают, что живут в более опасном мире», — аргументирует аналитик.

Александр Ткаченко, гендиректор группы компаний 1+1 Медиа, с этим в корне не согласен. «Когда мы показываем острые вещи на ТВ, это, наоборот, скорее учит людей не бояться», — парадоксально парирует он. Жесткие новости, говорит Ткаченко, стимулируют людей к осознанному принятию существующих проблем, а не к созерцательному восприятию жизни и желанию абстрагироваться.

Вместе с тем в мире немало стран, где люди живут в намного худших материальных условиях, чем украинцы, напоминают эксперты: путешественники хорошо знают, что, к примеру, жители Африки радуются каждому прожитому дню, а жизнь сама по себе уже является для них подарком.

Такого же мировоззрения придерживаются и бразильцы. По словам Марины Самолюк, киевлянки, несколько лет прожившей в Рио-де-Жанейро, они оптимисты и всегда счастливы, причем без каких-либо видимых причин, просто так.

Внешне так же ведут себя и их северные соседи — жители США. Но их оптимизм обусловлен укоренившейся в Новом Свете протестантской этикой, которая помогает поддерживать хорошее настроение, а также сложившейся системой рыночной экономики. В странах Запада быть позитивным означает быть востребованным, хорошо продаваться, говорят эксперты.

Чаще всего такие люди выбирают стратегию поведения тревожного и осторожного человека, опасающегося, как бы чего не вышло

Если для Евросоюза экономический кризис — лишь эпизод истории, напоминает социолог Шульга, то в Украине вся новейшая история — это сплошной кризис, как экономический, так и политический, и социальный.

В любом случае начинать исправлять ситуацию нужно с экономики, считает Нанн. «Если люди чувствуют себя финансово обеспеченными, то они будут принимать активное участие в политических решениях и в создании здорового общества», — уверен он. При этом единственным способом добиться экономических перемен британец называет принцип работать сообща, то есть уметь слушать и принимать позицию оппонента. В Украине же, по его наблюдениям, «каждый хочет быть королем», а в итоге проигрывают все.

И речь тут не только о политиках, добавляет Семен Глузман, президент Ассоциации психиатров Украины. Ответственности за будущее страны он не снимает и с рядовых украинцев. «Они выбирают таких управленцев, а потом жалуются, что их обманули», — резюмирует психиатр.

Сам Глузман, по его собственному признанию, несмотря ни на что, остается оптимистом. Главную надежду известный психиатр возлагает на молодое поколение, которое формировалось в свободной стране и не связано постсоветскими предрассудками и страхами. Поэтому в большей степени будет обладать европейским мышлением.

“Уже появились люди, которым в детстве не внушали, как нам: «Не говори на улице того, что говоришь дома!» — приводит Глузман пример. — Они более смелые, наглые, меркантильные, но они смеют говорить: «Я так хочу».

Времечко

Украинцы — о стране и времени, в которых живут, а также о своем будущем

Воспринимают будущее, %

2010

2011

с надеждой

56,4

35,5

с тревогой

29,1

42,8

со страхом

16,4

25,6

Характеризуют нынешнее время как

  • 47,8% — время злодеев и мошенников
  • 44,0% — время политиканов
  • 44,0% — время бедняков
  • 36,1% — время авантюристов
  • Больше всего боятся
  • 74,4% — повышения цен
  • 71,9% — безработицы
  • 56,8% — невыплаты зарплат и пенсий
  • 42,1% — роста преступности
  • 33,8% — остановки предприятий
  • 33,6% — голода

Данные Института социологии НАН Украины

Опубликовано на minfin.com.ua 17 сентября 2012, 14:02
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд