ВХОД
Вернуться
7 сентября 2012, 15:40
Тигр должен проснуться
Фото с сайта tsn.ua

Тигр должен проснуться

Несмотря на все негативные прогнозы, у Украины сохраняются шансы в ближайшие годы выдержать и повысить темпы экономического роста. Для этого нужна стабилизация мировой экономики в сочетании с грамотной экономической госполитикой. И при благоприятных обстоятельствах через 11-12 лет страна может удвоить ВВП, а к 2050 году — войти в тройку самых динамичных экономик мира.

В начале сентября Минфин Украины устами замминистра Сергея Рыбака заявил, что в 2013 году рост отечественного ВВП составит не менее 4,5%. По словам чиновника, проект госбюджета-2013 будет рассчитываться на основе именно этой цифры. При этом предполагается, что в следующем году будет продолжено повышение социальных стандартов, социальных выплат и пособий. «Так, будет расти минимальная зарплата, повысится должностной оклад работников І тарифного разряда Единой тарифной сетки, увеличится помощь при рождении ребенка», — отметил замминистра.

Поводы для оптимизма

Многие эксперты связывают такие оптимистические реляции с предстоящими выборами. Но на деле не все так линейно, уверен экономист и политолог Виталий Кулик. По его мнению, исполнительная власть заинтересована в создании позитивных настроений и ожиданий. «Но в том-то и дело, что значение этих ожиданий выходит далеко за пределы выборов в Раду. Напомню, все основные биржевые площадки мира пристально следят за такими оперативными факторами, как сводки по макроэкономической статистике, по той же занятости в США, решения саммитов Евросоюза и G-20 и т. п. Подобные новости имеют влияние на всех уровнях: от почасовых котировок акций до бюджетного планирования ведущих стран, — говорит эксперт. — Равно как и в нашей стране, положительные экономические прогнозы улучшают настроения не только у населения, но и на всех основных рынках: от финансовых до товарных. И, соответственно, наоборот». Иными словами, макропрогноз не просто отражает ситуацию в экономике, но и напрямую на нее влияет, причем эффект сказывается достаточно быстро, выражаясь в колебаниях валютных курсов, решениях компаний о вложении/отзыве инвестиций и др.

Аналитики утверждают, что оптимистическое развитие событий по-прежнему возможно, даже если сбудется негативный прогноз по ІІІ кварталу и за этот период будет зафиксирован спад ВВП относительно ІІ квартала, а также в годовом сравнении. Напомним, ведь ожидания традиционно критичного Всемирного банка (ВБ) не очень сильно отличаются от прогнозов Кабмина и Банковой, в т. ч. на 2012 г.: в этом году ВБ предполагает 2% роста украинской экономики, в 2013 — 3,5%. Последняя цифра, например, совпадает с оценкой первого замглавы АП Ирины Акимовой.

Да, перспективы мировой экономики на 2013 год остаются неоднозначными. Замедляется рост в Китае и остальном БРИКС, ожидается рецессия в ЕС (минус 0,3%), и из развитых экономик только США пока что демонстрирует сравнительно стабильное посткризисное восстановление. «Но давайте посмотрим на вопрос по-другому: США — вторая по объему экономика планеты после европейской. И запас прочности там сейчас довольно велик. Действительно, в 2010-11 годах главным антикризисным драйвером был БРИКС, но ведь и здесь нет стагнации — речь только о замедлении роста. Если объединить этот фактор с позитивными трендами с США, то это значимый противовес кризису в Евросоюзе», — отмечает исполнительный директор фонда Блейзера Олег Устенко. Тем более, Брюссель все активнее ищет пути выхода из тяжелого положения, в т. ч. в направлении фискальной и бюджетной консолидации.

Все это означает, что положительные варианты остаются в числе вероятных. То есть, по мнению В.Кулика, Украина в 2013-14 годах способна все же развернуть полноценный выход из кризиса и выйти на тот «устойчивый рост», о котором постоянно говорят в Кабмине. Так, старший экономист представительства ВБ в Украине Руслан Пионтковский недавно сказал, что несмотря на тревожную обстановку в ЕС, там сохраняются определенные позитивные факторы, которые в 2013 году поддержат отечественный рост ВВП. А в 2014 году, по мнению специалиста, ожидается общее улучшение международной экономической конъюнктуры, которое позволит ускорить прирост экономики нашей страны до 4%. Еще одним плюс-фактором, как считает О.Устенко, станет оживление внутреннего потребительского спроса. Именно на это во многом направлены социальные инициативы Президента.

Кроме того, этой весной эксперт группы Сommerzbank Мерле-Катрин Алекс и вовсе высказала мысль, что к 2050 году украинский ВВП может вырасти в 10 раз. Финансист допускает: к тому моменту экономика Украины способна войти в тройку самых быстроразвивающихся в мире. «Ваша страна — своего рода спящий тигр, который может прыгнуть вперед и вверх, несмотря ни на какие препятствия. Но для этого бизнес и власть должны постоянно работать на экономическое развитие. Для выхода на новый качественный и количественный уровень ВВП страны должен ежегодно расти не менее чем на 6%», — сказала она.

Евровыгоды

Но нужно учесть и реалистичный показатель: в 2011 году темп посткризисного восстановления экономики составил 5,2%. Однако для устойчивого поддержания роста нужны системные реформы, включая предусмотренные президентской Программой экономических реформ. Это, в частности, фискальная консолидация с постепенным сокращением квазифискальных дефицитов в газовом и коммунальном секторе, актуализация монетарной политики, оптимизация инвестиционного климата.

Итак, предпосылки есть. Понятно, что в современных зыбких условиях даже приведенные выше прогнозы являются весьма приблизительными. И все же давайте допустим, что все пойдет по позитивному сценарию. Что макропоказатели в Европе окажутся лучше пессимистических прогнозов, что сойдет на нет замедление роста в БРИКС, а США удастся эффективно управлять своим госдолгом и тем временем оживлять экономику. И, наконец, что внутренний спрос действительно окажется достаточно активным, чтобы заметно подкрепить благоприятные внешние тренды.

Все это означало бы превышение реальных показателей роста ВВП над сегодняшними прогнозами — до темпов в 4-5%, полагает экс-министр экономики Владимир Лановой. Если же развивать тему внешних факторов, то важнейшим позитивом для отечественной экономики стал бы запуск зоны свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом. Несмотря на все известные политические нюансы, руководство Кабмина по-прежнему допускает, что технически это возможно уже в 2013 году. Тем самым ЗСТ заработает с последующего, 2014 года. На счет положительного эффекта от нее есть разные оценки. Так, глава АП Сергей Левочкин в декабре-2011 на киевском украинско-европейском саммите сказал, что в первый год работы в рамках ЗСТ с ЕС наша страна получит 2% «бонусного» прироста ВВП. Примерно такого же мнения придерживается и глава СНБО Андрей Клюев.

Впрочем, при сближении с европейским рынком Украине очень надо постараться уйти от нынешней сырье-полуфабрикатной ориентации экспорта на этом направлении в сторону более дорогих товаров. «Не секрет, что сейчас львиную долю наших поставок в Европу составляют металлургическое сырье и полуфабрикаты. Примерно то же самое касается химической и аграрной продукции. Хотя у страны есть предпосылки для успешного высокотехнологичного экспорта на Запад. Достаточно вспомнить пример высокочистого кремния, который у отечественных предприятий закупают и европейцы, и Япония, рассказывает В.Кулик.

»Кроме того, скажем, ряд комплектующих для европейских автоконцернов выпускается на украинских заводах, начиная с мощностей «Еврокара». Далее, в І полугодии активизировался экспорт в Европу по группе 84 УКТ ВЭД «Реакторы ядерные, котлы, машины», на высоком уровне остаются поставки электрических машин. Это показывает, что на высоколиквидных еврорынках мы можем продавать не только металл и зерно", — резюмирует экономист. Если же говорить о металлургии, то метхолдинги Украины уже не первый год используют для продвижения на еврорынках готового проката свои производственные площадки в Италии, Польше, Венгрии.

Но главная выгода интеграции с Евросоюзом не в расширении экспорта, а в том, что сближение рынков и их взаимное приоткрытие заставит отечественных производителей волей-неволей подтягиваться к европейскому уровню качества продукции и управления бизнесом, убежден В.Лановой. А это, по его словам, поднимет общую конкурентоспособность национальной экономики, даже если некоторые неэффективные операторы будут вынуждены выходить из конкуренции и закрываться.

Восточные задачи

Что касается восточного вектора экономической интеграции, то тот же А.Клюев оценивает эффект от запуска ЗСТ с СНГ в 2,5% дополнительного прироста ВВП уже начиная с 2013 года. Порядка 80% украинских машин и оборудования продается именно в СНГ. И если поставки сюда удастся развивать, это поможет становлению современного машиностроения в стране. Тем более, на рынках того же Таможенного союза неуклонно растут требования к качеству товаров, а, значит, работа на этих рынках потребует от промышленников Украины постоянного внимания к технологиям и качеству.

При этом в перспективе на взаимовыгодной основе все же могут быть реализованы совместные проекты в авиапроме, судостроении, двигателестроении и др. «В случае различных СП с Россией важны две вещи: во-первых, заинтересовать ее реальными выгодами и перспективами, во-вторых, построение собственного маркетинга и пиара в преддверии создания СП. Так, чтобы россияне тоже поверили: без украинцев им на рынках сбыта ничего не светит. И, конечно, нужно активно, даже агрессивно продвигаться там, где у нас в СНГ уже есть позиции: ж/д вагоны, насосы и компрессоры, двигатели, приборы, готовые продукты питания, трубы большого диаметра и др.», — говорит В.Кулик.

Одновременно Киев должен добиться снижения цен на газ, уверен А.Клюев. Данное бремя лежит очень большим грузом на всей отечественной экономике. Несмотря на всю сложность переговоров и сильные лоббистские позиции Москвы, аналитики по-прежнему допускают, что можно бороться за стоимость российского газа на уровне 250-280 долл./тыс. куб. м задолго до окончания «тимошенковского» контракта. По словам О.Устенко, это возможно за счет игры на противоречиях Кремля с Брюсселем и Вашингтоном, апелляций по линии ВТО, а также предложения ответных выгод — вплоть до газотранспортной системы, если нужно. «Ведь цена вопроса очень высока: доля газа в себестоимости металлопроизводства уже достигла не менее 15-20%, а в химпроме — и все 80%. А параллельно надо активно заниматься энергосбережением, которое уже приносит свои плоды», — говорит он.

Глава СНБО добавляет: ЗСТ с ЕС и СНГ действительно не противоречат друг другу и не являются взаимоисключающими, несмотря ни на какие заявления недоброжелателей. Больше того, запуск «европейской» ЗСТ дает Киеву дополнительные козыри в переговорах с Москвой. Так, украинская сторона сможет приглашать производственников РФ размещать свои мощности в Украине для их последующего упрощенного выхода на рынки Европы в рамках ЗСТ. О такой перспективе все больше говорят и отечественные, и российские эксперты, считая ее реальной возможностью продвижения федеральных компаний в Европу. В любом случае, уверен замглавы совета Федерации работодателей Украины (ФРУ) Дмитрий Олейник, гораздо активнее продвигать национальные экономические интересы на внешних рынках должен МИД, как это делается во всех крупных странах. Тем более, что под его эгиду в 2010-2011 годах переданы зарубежные торгово-экономические миссии.

Наконец, что касается внешних аспектов, В.Лановой в целом одобряет действия Кабмина по диверсификации источников заемных средств для страны. Напомним, летом украинское руководство договорилось с КНР о двух масштабных кредитах — на 3 и 3,6 млрд долларов: на развитие АПК и перевод теплоэлектростанций с газа на уголь соответственно. Эти средства недороги — на уровне 5,5-6%. «Это почти столько же, сколько стандартно предлагают МВФ и ВБ — 4%. Поэтому от традиционных кредитных источников отказываться тоже не стоит, но и диверсификация важна, чтобы со всеми кредиторами разговаривать с сильной позиции», — уточняет В. Кулик.

Системные приоритеты

И все же восходящая тенденция, формируемая всеми этими позитивами, будет слабой и недостаточной без продуманных системных реформ в стране. Часть из них уже реализуется нынешними властями, констатирует Р.Пионтковский. Это — экономическая дерегуляция, меры по упрощению инвестирования, таможенная, налоговая реформа и др. «Но это лишь начало пути. Заданы векторы, по которым еще предстоит сделать основную часть работы, — отмечает Р.Пионтковский. — Действенное закрепление любых возможных внешне- и внутриэкономических позитивов невозможно без грамотной экономической госполитики».

Большинство экономистов сходится во мнении, что эта политика должна включать в себя такие элементы:

• продолжение дерегуляции экономики, включая ослабление налогового давления на бизнес;
• стабилизация законодательного поля, в т. ч. как принципиальное условие оздоровления инвестиционного климата;
• строго выполняемые программы возрождения и развития научной базы по всем основным отраслям индустрии и сферам экономики, с акцентом на наиболее перспективных и инновационных (ИТ, машино- и приборостроение);
• продолжение масштабных проектов реконструкции и строительства инфраструктуры на основе государственно-частного партнерства (ГЧП), включая подготовку заявки на зимнюю Олимпиаду-2022;
• посильно быстрое увеличение темпов реконструкции и строительства жилья.

«Так, в случае науки надо отойти от многолетней порочной практики декларативных программ и как можно скорее ввести максимально широкие льготы для тех, кто инвестирует в научно-внедренческие институции и проекты», — комментирует Д.Олейник. Тогда как сегодня это ограничивается льготами при ввозе инновационного оборудования и отдельными отраслевыми преференциями. «В крупном бизнесе уже давно есть понимание, что в науку нужно вкладывать деньги. К сожалению, пока что эти инвестиции идут медленно. В числе позитивных прецедентов можно назвать несколько отраслевых НИИ, к примеру, днепропетровский „Укргипромез“ или харьковский ГИПРОКОКС», — сетует замглавы ФРУ.

Что же до инфраструктуры и жилья, то первый замглавы бюджетного комитета ВР Владислав Лукьянов напоминает: в современном строительстве инвестирование 1 млрд грн. означает рост промпроизводства на 2 млрд грн. И если та же программа доступной ипотеки будет полноценно реализована, подсчитывает депутат, то экономика Украины дополнительно вырастет примерно на 100 млрд грн. Но уже по итогам І полугодия 2012 года, информируют в Кабмине, в стране введено в строй на 55% больше жилья, чем в январе-июне-2011, или 4,2 млн кв. м. А если говорить о потребности в модернизации существующей инфраструктуры (включая жилую), то в общегосударственном масштабе требует замены металлофонд в 330 млн тонн.

По данным центра «Укрпромвнешэкспертиза», в этот объем входит около 110 млн тонн различных стальных конструкций и 69 млн тонн оборудования. Так, в промышленности должно быть заменено 65 млн тонн различных металлоконструкций, в транспортной инфраструктуре — 53 млн тонн, плюс примерно 30 млн тонн труб. «Системные работы по замене этого объема способны в течение 2-3 лет как минимум удвоить внутренний спрос на металл — с 9 до 18-20 млн тонн, и тем самым резко ослабить зависимость отечественного ГМК от экспорта (который забирает 80% производства). Если у нас будут большие продуманные инфраструктурные проекты на базе ГЧП, то метхолдинги с превеликим удовольствием переориентируются на внутренний рынок, и не будут лихорадочно драться за экспортные заказы», — прогнозирует Лановой.

Особо отметим Национальный проект «Олимпийская надежда 2022», который может стать достойным развитием инвестиционных идей и организационных подходов Евро-2012. Эксперты солидарны, что подготовка к зимним Играм-2022 заставит всю страну подтянуться к западному уровню, как это произошло в свете футбольного евротурнира. Это повлияет не только на инфраструктуру в Карпатах как месте проведения Олимпиады, но и на инвестклимат, бизнес-среду. По информации Госинвестиций, подготовка мероприятия будет стоить 11-12 млрд грн.

А дополнительным мощным фактором металлопотребления станет развитие машиностроения. В случае воплощения описанных выше позитивов, полагает Д. Олейник, долю инновационной продукции в структуре украинского товарного производства удастся довести с сегодняшних 16% до 30-40% и выше. При этом доля машиностроения в ВВП повысится с 12% до 25-30%, т. е. приблизится к показателю Украинской ССР в 31%. Обновленная индустрия будет опираться на постоянно развивающуюся транспортную сеть, в которой будет заинтересована, и в которую по этой причине будет инвестировать. И она же в этой связи будет насыщена техникой национального производства. Ведь в стране есть база для выпуска всех типов транспортных средств и комплектующих к ним, просто сейчас эта база находится в ослабленном запущенном состоянии.

Страна мечты

На все эти цели, кроме ресурсов госбюджета и ГЧП, можно привлечь и деньги, ныне сосредоточенные в руках населения ввиду недоверия финансово-банковской системе. По оценкам Нацбанка, сегодня эта сумма составляет 70-75 млрд долларов, из которой 30-40 можно вернуть в экономику. Этого хватит на очень многие цели и стратегические проекты. Но для этого нужна четкая и последовательная политика повышения доверия к банкам и всему финансовому рынку, которую уже пытается проводить НБУ. Равно как немало средств можно получить при амнистии теневых капиталов. В данном случае экономисты оценивают возможный приток ресурса в 100-120 млрд грн.

В целом при описанном выше позитивном развитии событий уже в 2015-2016 годах мы получим в Украине модернизированную экономику с возросшей эффективностью, утверждает Устенко. И если 2014-2016 годы будут временем послекризисной стабилизации и выравнивания, то к 2020 году экономика страны может выйти на годовые темпы роста в 7-8% и более. При этом привлекая 10-12 млрд прямых иностранных инвестиций в год. Не только в популярные ныне АПК и энергетику, но и в машиностроение, ИТ, а также туризм, который выйдет на совершенно новый уровень за счет квалифицированного маркетинга и встраивания в европейское турпространство. А это уже будет означать выход на порог «быстрого развития», о котором говорят аналитики, и даст государству достаточно ресурсов для дальнейшего прогресса. При этом уже через 11-12 лет отечественный реальный ВВП может удвоиться и достигнуть 2,2-2,3 трлн грн., допускает руководитель фонда Блейзера (2011 — 1132 млрд грн.). А к 2050 году достигнуть того 10-кратного роста, о котором говорит М.-К.Алекс из Сommerzbank.

В общем, не так уж фантастичен «украинский прорыв», как может показаться на фоне сегодняшнего кризиса. «Главное — вынести из нынешних сложных условий верные уроки, перестроить и модернизировать экономику согласно актуальным вызовам. И она заработает с совершенно новой силой. Тем более, с методологической и организационной точки зрения необходимые трансформации провести несложно, — резюмирует В. Кулик. — Все это позволит стране значительно укрепить свою позиции на глобальной арене и вести свою игру в качестве самостоятельного центра влияния».

Максим Полевой

Опубликовано на minfin.com.ua 7 сентября 2012, 15:40 Источник: МинПром
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд