ВХОД
Вернуться
16 августа 2012, 10:50
Поможет ли измененная процедура взаимодействия заемщиков и кредиторов защитить интересы банков?
Фото с ru.tsn.ua

Поможет ли измененная процедура взаимодействия заемщиков и кредиторов защитить интересы банков?

Сергей Панов
Сергей Панов
 

Исполняющий обязанности председателя правления «Укрсиббанка» Сергей Панов рассказал «Минфину» о том, как измененная процедура взаимодействия заемщиков и кредиторов в случае признания кредитного договора недействительным поможет защитить интересы банков.

Напомним, что правительство предложило изменить процедуру взаимодействия заемщиков и кредиторов в случае признания кредитного договора недействительным. В таком случае суд по просьбе банка будет арестовывать залоговое имущество должника. И лишь если заемщик успеет в течение 30 дней вернуть долг, учреждение не будет взыскивать залог.

— Поможет ли такая процедура решить проблему с недобросовестными заемщиками и защитить интересы банков?

— Сегодня в Украине существует проблема признания недействительными кредитных договоров и договоров обеспечения. Иногда основанием признания таких договоров недействительными является некачественная работа банковских консультантов с документами во время заключения кредитных договоров. С другой стороны, действующее законодательство дает много возможностей для отмены или признания недействительным того или иного договора или имущественного права. Этим и пользуются недобросовестные заемщики.

На данный момент, при признании судом кредитного договора недействительным, существует проблема последствий такого решения. Речь идет о реституции, то есть возврат сторон в первоначальное состояние, когда заемщик должен вернуть банку сумму кредита, а банк должен вернуть заемщику уплаченные проценты и комиссии.

Очень часто суды, при признании недействительным договора, не хотят принимать решения о реституции, либо устанавливают срок, в течение которого заемщик должен вернуть банку тело кредита. Например, известен случай, когда судья, применяя реституцию, установил 20-ти летний срок возврата денег банку. Кроме того, при признании кредитного договора или договора залога недействительным, согласно существующим положениям законодательства предоставленный залог теряет силу, и недобросовестный заемщик имеет возможность продать актив, под который брался кредит. В таком случае банки остаются не только без дохода, поскольку реституция предполагает возврат только тела кредита, не только без понимания срока возврата тела кредита, но и без обеспечения. Безусловно, такая практика увеличивает риски банков и является одним из фактов ограничения кредитования.

Предложенный законопроект направлен на урегулирование этой ситуации. Так, при признании кредитного договора недействительным, на имущество, которое было передано в обеспечение, автоматически налагается арест, и это имущество будет служить источником погашения долга банку. Очень важно, что законодатель установил 30-тидневный срок, в течение которого заемщик должен погасить долг по признанному недействительным кредитному договору. Аналогичная ситуация с признанием недействительным договора залога. В этом случае кредитор имеет право инициировать такой арест.

 -Не ущемляются ли таким образом права заемщиков?

— Как правило, таким инструментом пользуются в основном недобросовестные заемщики, которые признают недействительными кредитные договора и договора обеспечения. Для добросовестных заемщиков никаких рисков нет, они никак на них не влияют. Изменения в нормативных документах для них не имеют значения, и действовать по отношению к ним не будут.

Только тот, кто сознательно хочет признать кредитный договор или договор ипотеки недействительным, мотивируя это наличием каких-либо формальных условий для признания договора недействительным, ощутит нововведения в процедуре взаимодействия заемщиков и кредиторов. Это хотя бы какой-то элемент ответственности, который может быть возложен на таких недобросовестных заемщиков.

В любом случае этот законопроект не коснется заемщиков — физических лиц, поскольку на них действие этого закона не распространяется.

— Какова вероятность того, что недобросовестные заемщики не смогут найти лазейки, дабы избежать эту норму, и уйти от выполнения своих обязательств перед кредиторами?

— Я не думаю, что заемщики не будут искать какие-то лазейки. Такие инструменты, или лазейки, всегда были, есть и будут. Банки о них знают и стараются максимально противостоять им.

Но этот законопроект, безусловно, уменьшает риски банков. Как минимум, у нас будет понимание того, что предмет обеспечения, под которое был выдан кредит, даже в случае признания договора недействительным, не сможет быть продан или иным образом отчужден недобросовестным должником в обход или во вред банку. Мы оцениваем этот законопроект положительно. Единственным его минусом является то, что он не распространяет свое действие на физических лиц. Он касается только юридических лиц и физических лиц-предпринимателей. По идее, он должен быть распространен на всех участников кредитных правоотношений.

— Можно считать, что после этого нововведения последует спад судебной активности проблемных заемщиков?

— Безусловно, этот закон, в случае его принятия, снизит активность недобросовестных заемщиков по признанию кредитных договоров недействительными, поскольку необходимость возврата средств при реституции и арест предмета обеспечения в большинстве случаев нивелируют для таких лиц выгоду от недействительности договора.

В части физических лиц ситуация не изменится, поскольку они не подпадают под действие этого закона, хотя основной объем исков о недействительности кредитов и залогов приходится именно на недобросовестных заемщиков-физических лиц.

Посмотрим, как будет работать система после нововведений. Но начало уже есть, а значит, есть предпосылки для изменения ситуации.

— Какая сейчас процедура взыскания долгов?

— Все зависит от каждого конкретного долга, продукта и обеспечения. Правовой инструментарий есть и он, как мы видим, постоянно обновляется. Но самая основная задача — все-таки найти консенсус с клиентом. У нас много программ, действие которых направлено на то, чтобы заемщик остался клиентом банка. Но, если же консенсуса нет, если мы видим перед собой должника, который хочет «забыть» о своих обязательствах, у нас есть достаточно инструментов, чтобы об этом напомнить.

Рубрику ведет Елена Куцая

Опубликовано на minfin.com.ua 16 августа 2012, 10:50 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд