ВХОД
Вернуться
3 августа 2012, 15:12

Закон о «новейших пищевых продуктах» может отравить жизнь производителям

Похоже, в ближайшее время на полках супермаркетов рядом с «продуктами обычными» появятся еще какие-то непонятные «новейшие продукты». То ли они уже являются реалией нашей жизни и просто требуют отдельного названия, то ли вот-вот появятся — пока не вполне понятно. Но Кабинет министров Украины, очевидно, решил таки, что новейшие продукты питания плодятся как грибы после дождя (хорошие и ядовитые), поэтому их срочно нужно взять под контроль и поставить в спецреестр, чтобы обеспечить «высокий уровень защиты здоровья и интересов потребителей». Чтобы каждый, кто сомневается, посмотрел в реестр и убедился, что оно пригодно к употреблению, пишет Униан.

Недавно в Верховной Раде зарегистрирован правительственный законопроект «О новейших пищевых продуктах» (№ 11008). Его разработало Министерство здравоохранения Украины на выполнение Национального плана действий на 2012 год по внедрению Программы экономических реформ на 2010-2014 годы «Богатое общество, конкурентоспособная экономика, эффективное государство», утвержденного Указом Президента Украины. И хотя Рада так и не успела рассмотреть его, стоит присмотреться к документу подробнее. Ведь авторство «правительственный» намекает на то, что документ не будет проигнорирован, и если не летом, так осенью к нему вернутся.

Фактически в отдельный закон планируют вывести целый блок вопросов, которые сейчас регулируются законом «О безопасности и качестве пищевых продуктов». Сейчас именно в этом документе есть определение такого понятия как «новый продукт» и выписан механизм контроля его оборота.

В пояснительной записке к законопроекту «О новейших пищевых продуктах» отмечается, что его целью является установление основ производства и оборота новых пищевых продуктов и ингредиентов на территории Украины, а также гармонизация законодательства Украины с законодательством Европейского Союза. Правда, сразу возникает вопрос — почему не упомянули о наших партнерах по СНГ (соглашение о свободной торговле с которыми Украина недавно ратифицировала) или, по крайней мере, о Таможенном Союзе… То ли «с Востока» новейших продуктов у нас не ожидают, то ли для их регулирования еще какой-то закон примут?

Также сориентируем читателей, что все, что будет написано дальше — не о ГМО. Ведь услышав словосочетание «новые» большинство потребителей может сразу подумать именно о них. И ошибутся — этот законопроект не распространяется на новые пищевые продукты, содержащие, составляющиеся и производящиеся из генетически модифицированных организмов. На этом нюансе, как на недостатке законопроекта, акцентирует внимание младший юрист ЮК «Правовой Альянс» Игорь Солонина. По его словам, государственная регистрация продуктов с ГМО ни Законом Украины «О безопасности и качестве пищевых продуктов», ни другими законами не предусмотрена.

«Фактически, продукты, содержащие генетически модифицированные организмы в настоящее время остаются освобожденными от законодательного регулирования по государственной регистрации и могут свободно распространяться в торговых точках на территории Украины. При этом постановление КМУ от 18.02.2009 г., регулирующее вопросы регистрации ГМО и пищевых продуктов, их содержащих, не устанавливает действенного механизма такой регистрации», — говорит юрист.

По его словам, поскольку в компетенцию этого проекта также не входят продукты с ГМО, то необходимо в обязательном порядке разработать отдельный законопроект, который бы урегулировал оборот данной категории пищевых продуктов.

Сфера деятельности законопроекта не распространяется на пищевые добавки, ароматизаторы и растворители для извлечения, пищевые ферменты, витамины и минералы. Поэтому оставим проблему ГМО для освещения в другой статье, и вернемся к продуктам, которые должны быть обозначены как «новейшие».

Означает ли «новейший зарегистрированный» — значит безопасный

В проекте № 11008 определено, что уже не «новый», а новейший пищевой продукт — это пищевой продукт или ингредиент, который не имеет истории безопасного потребления в Украине, полученный путем применения процесса выращивания животных и растений, ранее не применялся для этих целей; произведен путем применения производственного процесса, который ранее не использовался для этого типа продукта; пищевой продукт, который не имеет истории безопасного потребления в Украине, но имеет историю безопасного потребления в других странах. История безопасного потребления означает, что безопасность продукта подтверждена информацией о потреблении, которая может включать в себя научные исследования, статистические данные, выписки из соответствующих реестров, другие данные, а также непрерывным потреблением пищевого продукта в течение 25 лет элемента обычного рациона более чем половиной населения страны.

Пусть читатели простят за такое большое цитирование, но оно того стоит. Ведь, действительно, за последние годы на территорию страны понемногу и массово ввозятся продукты, которые не являются естественными для потребления в Украине, или в производстве которых используются компоненты или технологии, к которым не привыкли ни организмы наших отцов-дедов, ни наши с вами. И поэтому об их влиянии на организм человека, особенно в долгосрочной перспективе, даже специалисты — медики и диетологи — могут сказать немного.

По определению авторов законопроекта, новейший пищевой продукт или ингредиент не должен представлять угрозу для здоровья человека и его характеристики не должны вводить потребителя в заблуждение. Кроме того, новейший продукт может быть разработан на основе и/или замене обычного пищевого продукта или ингредиента, но не должен отличаться от них настолько, что его обычное потребление будет для потребителя неблагоприятным с точки зрения питательной ценности.

Как отметил президент Центра экспертиз «Тест» Валентин Безрукий, под определение «новые» могут попасть очень многие продукты, которые уже сейчас лежат на полках магазинов (например, все продукты с пальмовыми жирами). Или те, которые вот-вот должны быть разработаны и введены в оборот.

Правда странно, каким образом это коррелирует с предлагаемой в проекте нормой, регламентирующей «безопасность и качество пищевых продуктов для потребления людьми до начала их оборота в Украине...» Автор материала недаром подчеркнул слова «до начала оборота», ведь на практике речь может идти скорее о, так сказать, легализации и тех продуктов, которые уже крутятся на рынке, и могут быть отнесены к новейшим.

Производителям готовят «новейшую» головную боль

В то же время, Безрукий отмечает, что попытки защитить потребителей задекларировано таким образом, что при попытке реализовать написанное на практике, могут возникнуть проблемы у производителей. В частности, для отнесения к «новейшим» указан срок использования потребителями 25 лет. Но вспомним — где и в какое время мы живем. Двадцать пять лет назад — это 1987 год! За это время в продуктах не только изменилось почти все — технологии обработки, ингредиенты и т.п., но и отыскать предысторию многих продуктов, записанную еще на бумажных носителях, вероятно, будет нелегко. То же самое — по истории безопасного потребления. По словам эксперта, 25 лет — это вообще странно: «Украина — 21 год, и получается, что для того, чтобы предоставить данные об использовании продукта, нужно иметь информацию еще со времен СССР, а где ее возьмет производитель? Это прямой путь к коррупции и трате денег». По его мнению, законопроект точно не улучшит позицию производителей, которые захотят создать новые виды продукции. Может, хоть здоровье потребителей защитит, спросите вы?.. Конечно, до тех пор, пока на горизонте не появятся «благодарности» за признание продукта безопасным.

Согласно законопроекту, все новейшие пищевые продукты, а мы уже поняли, какие это продукты, должны быть зарегистрированы. Доступ к реестру будет свободным. Запрещается оборот незарегистрированных новейших продуктов. А кто будет определять статус пищевого продукта, т.е. его принадлежность к новейшим? Государственные мужи не дураки — денег бюджетных не будут тратить. Оператор рынка должен самостоятельно или с привлечением научных учреждений проанализировать пищевой продукт по критериям «новшества», которые мы упоминали выше. Если оператор не сможет самостоятельно определить статус продукта, то в законопроекте предусмотрена помощь государства. Вы отправляете заявку со всей имеющейся информацией о продукте, а в течение 90 дней вам ответят, во-первых, новейший ли продукт, во-вторых, соответствует ли он требованиям для внесения в реестр. Порядок и критерии определения научных учреждений, которые будут помогать государству анализировать продукты питания, будет устанавливать Кабинет министров Украины.

Если же продавец уже определил, что его продукт новейший, то подает заявку на его регистрацию с полным перечнем информации о нем. А потом в течение 180 рабочих дней ждет ответа. Новейший пищевой продукт, который внесен в реестр в других странах (за исключением продуктов, которые зарегистрированы Европейским Союзом, — они автоматически будут включены в реестр), подлежит экспресс-регистрации. Она предусматривает предоставление информации об использовании, регистрации и обороту этого продукта в других странах. И ждать результата придется меньше — 90 дней. После внесения продукта или ингредиента в реестр, любой оператор рынка имеет право производить и вводить в оборот такой пищевой продукт с учетом положений законодательства о защите прав интеллектуальной собственности. Вспомнили в законопроекте и о маркировке новейшего пищевого продукта. Оно должно информировать потребителя о характеристиках, которые делают его отличным от существующих пищевых продуктов.

По словам Солонины, неурегулированным остается вопрос, каким образом субъекты хозяйствования, которые не регистрировали новейшие продукты питания, могут подтвердить его регистрацию. «Законопроект не содержит какого-либо порядка получения выписки, подтверждения, выписки или иным образом информации из государственного реестра. Иными словами, у субъектов хозяйствования, которые реализуют такой продукт, при условии, что законопроект будет принят в предлагаемой редакции, не будет документов, подтверждающих такую «регистрацию», — отмечает юрист. А это создаст серьезные проблемы для операторов рынка в плане продвижения своей продукции или товара.

Реестр как самоцель или инструмент воздействия на производителя?

Очень интересной в законопроекте является статья, в которой указывается, что оператор рынка сам должен сообщать государственный орган о любой новой или переоцененной информации, которая может повлиять на безопасность внесенных в государственный реестр новейших пищевых продуктов, об ограничениях или санкциях, принятых компетентными органами других стран. Однако, похоже, что сказали «А», но забыли о «Б». Как отмечает Солонина, механизма информирования центрального органа законопроектом не предусмотрено, поэтому непонятно, как именно должны сообщать субъекты о новых исследования. Плюс, а разве не государство должно выполнять функции контроля безопасности и качества продуктов? Где вы видели продавца, который сам скажет, что его продукт где-то или кто-то там критикует, что новые исследования, которые свидетельствуют об опасности, поэтому товар нужно убирать с рынка? Можно просто ответить, что мы этой информацией не владели. Непонятным остается, каким образом «уполномоченный компетентный орган» будет определять — скрыл предприниматель информацию или же просто не владел ею. Также неизвестно — будут ли применяться какие-либо санкции против оператора. Такое ощущение, что главная задача производителя — продвинуть продукт в реестр (практика внесения в государственные реестры, думаю, известна всем), а дальше — все поплывет по течению. До тех пор, пока государственный орган не решит, что продукт опасен для рынка. Тогда его исключат из реестра и заберут с полок. Сколько за это время новейше-опасных продуктов попадет в желудки украинцев, наверное, подсчитать не сможет никто.

Если законопроект о новейших пищевых продуктах примут, он вступит в силу через два года со дня его опубликования. Уже произведенные продукты, которые будут претендовать на статус новейших, оператор сможет продавать до окончания товарных запасов. А тогда без регистрации не обойтись.

Солонина акцентирует свое внимание еще и на том, что перечень субъектов, которые могут сообщать о вреде того или иного продукта, широкий и неопределенный.

«Наряду с центральным органом, заявителем и научным учреждением, законопроект ставит и «любой другой заинтересованный орган». Что это за органы — непонятно. И это может привести к злоупотреблениям своими правами неопределенного круга лиц, в том числе — к созданию предпосылок для недобросовестной конкуренции, путем использования "других заинтересованных органов» в своих корыстных целях для препятствования нормальной работе конкурента», — говорит юрист.

Ведь центральный орган при достаточных для того основаниях имеет право приостановить или запретить реализацию новейшего пищевого продукта или ингредиента и изучать полученную информацию в течение 180 календарных дней. Опять же, законопроектом не предусмотрено, каким образом и способом будут высланы операторам рынка решения центрального органа об исключении новейшего пищевого продукта из государственного реестра. Более того, не указано, в какой срок должны направляться такие решения со дня их принятия. Также неизвестно, каким образом центральный орган будет знать, какому оператору рынка, распространяющему новейший продукт следует направить решение, поскольку реестр операторов рынка, в котором бы отмечалось, оборот которого именно новейшего пищевого продукта или ингредиента осуществляет такой оператор — не существует.

Безрукий добавляет, что заявление Минздрава об отсутствии возможностей для коррупции, а значит отсутствии необходимости обсуждать законопроект в соответствующем комитете, не соответствует действительности.

«Везде, где требуется регистрация, внесение в реестр, консультации и дополнительные исследования — это всегда возможность коррупции. Никому из производителей не хочется иметь лишние расходы, а все это — они и есть», — говорит эксперт.

По его словам, формулировки типа «если предприниматель не сможет доказать ингредиенты не новы, то должен обратиться в соответствующие институты» (согласно перечню), однозначно говорят о финансах, потому что никто бесплатно работать не будет. «Кроме того, вывод нового продукта на рынок всегда привязывается к каким-то срокам, а Минздрав себе ставит 3 месяца на рассмотрение (это все-таки четверть года). А если отказать по формальному признаку, то еще 3 месяца. А раз есть такой механизм — значит будет коррупция», — отметил он.

По мнению В.Безрукого, непонятно, для чего вообще нужен этот закон.

«С учетом того, что в ЗУ «О качестве и безопасности продуктов питания» есть пункт «новые продукты», кажется непонятной целесообразность выделения «новейших продуктов» в отдельный закон. Появление новых продуктов явление постоянное, меняются технологии, появляются новые ингредиенты, их комбинации. Минздрав выдает всем ингредиентам гигиенические заключения. Там речь идет именно о показателях безопасности. И непонятно — зачем делать новый закон и реестр, если все новые продукты и так ими контролируются. В Минздраве до сих пор нет реестра пищевых добавок (индексы Е), а они хотят еще новый реестр продуктов. Это однозначно ухудшит выход на рынок новых продуктов, а на безопасность никак не повлияет», — отмечает эксперт.

Потребители, конечно, не занимаются финансовым благополучием производителей, главное для них — чтобы новый закон действительно защищал от опасных продуктов на рынке. Но есть очень большие опасения, что реестр может превратиться в формальность, с помощью которой будут зарабатывать деньги отдельные люди. Плюс, расходы, понесенные производителем продуктов, часто перекладывают на покупателей. Еще бы мы платили за реальную безопасность — это одно дело, а обещанную… Как говорится, обещаниями не наешься… К тому же, в законе много говорят о том, как регистрировать новые продукты, но не четко прописано, насколько хорошо проверять их безопасность. Поэтому не так просто проанализировать новый продукт и его влияние на человека, на это нужны годы, целые лаборатории с современным оборудованием. Но нам не привыкать. По закону, на всех продуктах, содержащих ГМО, обязательно должна быть соответствующая маркировка. А мы, кроме отметки «Без ГМО», ничего другого на товарах не видим. Почему? Производитель сам свои доходы уменьшать не собирается, а государство не проконтролирует — нет достаточно лабораторий, которые могли бы проверить продукт на ГМО.

Получается — закон работает лишь на бумаге. Что же можно сказать о сегодняшнем законопроекте? Реестр продуктов больше смахивает на формальность, которой обяжут производителей, чем на элемент борьбы с опасными продуктами и недобросовестными производителями.

Ярина Сало

Опубликовано на minfin.com.ua 3 августа 2012, 15:12
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд