ВХОД
Вернуться
30 июля 2012, 12:47
Андрей Стасевский рассказал о способах решения основных проблем небанковских учреждений.
Фото с www.kommersant.ua

Андрей Стасевский рассказал о способах решения основных проблем небанковских учреждений

Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование рынка финансовых услуг, после произошедшей весной смены руководства оказалась в эпицентре нескольких скандалов — от обвинений в коррупции до вмешательства в деятельность рынка «автогражданки». О грядущих изменениях на рынке ОСАГО, реакции регулятора на растущий поток жалоб клиентов на страховщиков, а также готовящихся реформах корреспондентам Виктории Руденко и Николаю Максимчуку рассказал глава комиссии Андрей Стасевский, пишет Коммерсант-Украина в статье «Андрей Стасевский: рынки финуслуг требуют поддержки».

— Почему вы предложили сменить руководителя МТСБУ Вадима Загребного, ведь Нацкомфинуслуг не имеет таких полномочий?
— Действительно, у Нацкомфинуслуг таких полномочий нет. Но в МТСБУ сложилась ситуация, когда все участники процесса не шли на контакт друг с другом. Особенно это касалось народных депутатов. Они вообще не прислушивались к мнению участников страхового рынка. Инициатива замены Загребного исходила от страховых компаний. К началу июня в работе МТСБУ накопился очевидный негатив. Ряд страховщиков находились под явным прессингом Загребного, за счет взносов в МТСБУ необоснованно увеличивался штат бюро и выделялись деньги на ремонт офиса, существовала система «свой-чужой»: кому-то выдавались бланки страховых полисов, кому-то — нет. Отсутствие диалога внутри МТСБУ стало главным катализатором всех последующих событий. И я, как глава Нацкомфинуслуг, в этой ситуации всегда старался достичь консенсуса между всеми участниками процесса.
— Назначению Бориса Визирова председателем МТСБУ предшествовали длительные переговоры со страховщиками, которые противились тому, что руководить бюро будет человек, незнакомый со страхованием. Как вам удалось их уговорить?
— Вообще-то назначению Визирова не было никакого противодействия. Наоборот, было противодействие назначению Загребного заместителем Визирова, из-за чего и происходили, как вы и сказали, «длительные переговоры со страховщиками».
— Что вы поручили новому руководителю МТСБУ?
— Мы хотим создать надежную систему доступа регулятора к единой базе договоров страхования, которая ведется МТСБУ. Эта работа уже началась. Мы также хотим создать на страховом рынке паспорт, в котором отражались бы наиболее важные показатели любой компании. Кроме того, существует проблема бланков. Определенное количество бланков на рынке — поддельные. Мы совместно с МТСБУ должны разобраться и с этой проблемой.
— Многие игроки демпингуют по ОСАГО и «зеленой карте», а некоторые прошлой осенью даже обанкротились. Что комиссия сделала для того, чтобы своевременно выявлять проблемные СК и не позволять им демпинговать?
— Насколько я знаю, бюро готовит обращение в комиссию, чтобы Нацкомфинуслуг сделала определенные выводы. Одним из примеров реагирования регулятора на обращения МТСБУ стало приостановление в феврале лицензии компании «Добробут».
— Прошедшее в понедельник заседание координационного совета МТСБУ — это шаг к компромиссу?
— В том, что президиум не работает, нет политики. Просто внутри президиума нет единого мнения. Я так понимаю, что компании не хотели выносить этот конфликт наружу, поэтому приняли решение прекратить работу, пока не придут к консенсусу, чтобы не компрометировать в своем лице страховой рынок.
— Несколько недель назад вы обсуждали со страховщиками изменения в устав МТСБУ. Страховщики говорят, что вы не поддержали их предложения. Почему?
— Мы поддержали 95% пожеланий президиума МТСБУ. Единственный вопрос — новые полномочия координационного совета. Мы не стали их утверждать, потому что есть законопроект N10626 Александра Едина, принятый в первом чтении. Я сказал представителям страхового рынка, что сначала мы должны найти консенсус с народными депутатами и выйти на второе чтение с измененной версией, которая устроит всех. И только потом есть смысл рассматривать изменения в устав по координационному совету. Сейчас нет консенсуса: страховщики хотят увеличить количество компаний в совете, а депутаты, понятное дело, стремятся к расширению своих полномочий. Комиссия выступает арбитром. Нужно договориться.
— Но, исходя из законопроекта, парламентарии вообще хотят самоустраниться от контроля над МТСБУ?
— Мне кажется, что депутаты предложили законопроект не потому, что не хотят участвовать в работе бюро, а для того, чтобы начался переговорный процесс. Между первым и вторым чтением скорее всего в законопроект будут внесены изменения по результатам переговоров.
— Участники рынка утверждают, что регулятор хочет вернуть себе право печатать полисы. Правда ли это? И как вы предлагаете бороться с проблемой поддельных полисов?
— Нацкомфинуслуг ничего не собирается себе возвращать. Мы не собираемся ничего печатать. Но проблема уже приобрела государственный масштаб. Полисы нынешнего образца оставлять нельзя. Есть ряд причин, почему бланки полисов придется менять. Во-первых, в связи с вступлением в силу закона о защите персональных данных необходимо типографским способом внести в полисы соответствующие информационные записи. Во-вторых, в связи с завершением выпуска последних 2 млн из 10 млн бланков полисов серии АВ и невозможностью увеличения разрядности номера полиса объективно необходимо введение новой серии АС. В-третьих, назрела необходимость изменения степени защиты, формата полиса, плотности бумаги, позволяющие заполнять полис техническими средствами. И, в-четвертых, нужно, наконец, навести порядок с учетом использования полисов. Из-за отсутствия нормального учета более 75 тыс. полисов считаются утраченными. То есть они могут «гулять» где угодно и как угодно. А ведь за этим стоят интересы страхователей, наших граждан.
— Однако изменение формы бланка повлечет за собой повышение стоимости полисов. Это же неизбежно?
— В этом вопросе не работают политические аргументы. Страховщики сами определят, какой они видят защиту нового бланка. Они примут решение, направят его в комиссию, а мы его рассмотрим. Может быть, предложим свои варианты. Потом будет открытый конкурс с участием организаций, печатающих бланки. Лучшее ценовое предложение будет рассмотрено. Это долгий процесс, который не зависит от чьего-то решения — оно будет коллегиальным. Данный вопрос находится в компетенции президиума, но, возможно, такое решение примет коордсовет МТСБУ, который сейчас выполняет функции президиума. Произойдет незначительное повышение, но будет полис стоить 5 и 6 грн, пока сложно сказать. Цена зависит от тех параметров бланков, которые будут утверждены: например от наличия водяных знаков, голограммы. Говорить же о значительном повышении цен сейчас рано.
— Страховщики из последнего состава президиума говорят, что менять бланки совсем необязательно. На самом деле в продаже поддельных и утерянных бланков подозревается не более 10 страховых компаний. Может быть, есть смысл поработать именно с ними?
— Объем утерянных и поддельных полисов уже достиг того количества, которое было продано за месяц всеми страховщиками. Это уже проблема, и работой с 10 компаниями не обойтись. Страховщики и МТСБУ занялись данным вопросом два месяца назад. Есть информация правоохранительных органов: в офисе одной из страховых компаний найдено энное количество нигде не зарегистрированных полисов. В интересах следствия детали не раскрываем, но факт остается фактом. Изучается, на какую компанию были выписаны полисы и сколько их было продано.
— Страховщики обсуждают возможность повышения тарифов ОСАГО как за счет изменения базового платежа, так и поправочных коэффициентов. Когда планируется утвердить право страховщиков вновь повысить цену на страховку?
— Месяц назад я предложил МТСБУ создать совместную с Нацкомфинуслуг рабочую группу по этому вопросу. В принципе, мы готовы идти на повышение тарифов, но считаем, что делать это надо постепенно и поэтапно. В свою очередь в президиуме МТСБУ хотели сделать это сразу и существенно. Вопрос остается дискуссионным и требует обсуждения.
— Какая доля резервов МТСБУ находится на счетах Брокбизнесбанка?
— Это 100 млн грн — около 30% резервов бюро. Точную информацию МТСБУ может дать только по решению президиума.
— Как в Нацкомфинуслуг реагируют на жалобы клиентов и почему не отбирают лицензии у компаний, которые необоснованно затягивают страховые выплаты?
— Нацкомфинуслуг находится в завершающей стадии формирования аппарата и разворачивания активной работы. Есть кадровые, материально-технические и организационные проблемы. Но мы их решаем и, несомненно, решим. С июля Нацкомфинуслуг начинает плановые и внеплановые проверки финучреждений, в том числе страховых компаний, на которых уже поступили жалобы клиентов. Не секрет, что некоторые недобросовестные компании воспользовались ситуацией так называемого «переходного периода» и начали «шалить» как дети в классе, когда учитель вышел на 5 мин. Это временно. В классе дисциплина будет восстановлена, и урок продолжится.
— Сколько таких нарушителей будет проверено?
— План проверок — это внутреннее дело комиссии. Могу сказать только то, что на конец июня нам поступило около 2100 обращений и жалоб, из них около 1500 по страховым компаниям.
— Какие претензии у комиссии есть к «Оранте»? На что планируете обратить внимание при новой проверке?
— У «Оранты» есть акционеры, в том числе иностранные, у которых в Украине есть представители. И эти акционеры не могут получить аудиторский отчет компании PwC. Они намерены обратиться в комиссию с просьбой, чтобы во время проверки мы привлекли независимых аудиторов. Это позволит им, как собственникам, получить информацию о компании. Это одна составляющая. Другая — к нам сейчас поступают многочисленные жалобы со стороны физических и юридических лиц. Речь идет не только о выплатах, но и о подходах компании к работе с клиентами. Это говорит о том, что в «Оранте» не все хорошо, договорные отношения с потребителями финансовых услуг вызывают много вопросов.
— С 1 августа будет проведена плановая проверка?
— Да, такая проверка планируется. Плановые проверки у нас будут регулярными, ведь «Оранта» — одна из крупнейших страховых компаний. Эта проверка никак не связана с перечисленными мною выше факторами.
— Вы не исключаете возможности введения временной администрации. Есть ли основания для этого?
— Об этом можно будет говорить только по результатам проверки. Если она подтвердит наличие проблем в финансовой отчетности, в работе компании, исполнении договорных обязательств, тогда будем решать, что делать дальше.
— Представители финансовых учреждений жалуются, что из-за сбоев в работе сайта Нацкомфинуслуг они не могут подать электронную отчетность.
— Сайт действительно не работал на прошлой неделе. Но утром 18 июля он начал работать в нормальном режиме.
— Будете ли применять санкции к тем, кто не успеет до 25 июля подать отчетность за II квартал?
— Пока об этом рано говорить. У компаний еще есть время. При необходимости этот вопрос будет рассматриваться комиссией.
— С 1 июля вступил в силу закон об агростраховании с государственной поддержкой. Согласно закону, для осуществления этого вида деятельности нужна лицензия. Планируете ли вы разрабатывать новую лицензию или, как и раньше, достаточно будет лицензии на страхование имущества?
— Однозначно нужна новая лицензия. Требования для ее получения уже разработаны и неделю назад поданы на согласование в Госкомпредпринимательства. Лицензию будут получать все страховщики, имеющие дело с аграрными рисками, а не только те, кто работает в рамках госпрограмм. Ведь агрострахование с господдержкой — очень небольшой сегмент.
— С 2012 года страховщики должны были перейти на общую систему налогообложения, однако в последний момент парламент отложил переход еще на год. Вы поддерживаете такой переход или предложите снова его отложить?
— Рынки финансовых услуг требуют государственной поддержки — это общемировая тенденция. В то же время с вступлением в силу Налогового кодекса были существенно ограничены возможности использования операций по страхованию с целью оптимизации налогообложения. Это уже отразилось на динамике страхового рынка. Объемы валовых страховых премий в 2011 году по сравнению с 2010 годом почти не изменились — 22,7 млрд грн, но чистые премии выросли на 34,8%. При этом страховые выплаты уменьшились в прошлом году на 20%. Поэтому при принятии решения откладывать или нет необходимо исходить из экономических предпосылок и государственных интересов.
— Почему комиссия не отказывается от регистрации всех договоров перестрахования? Ведь страховщики считают эту норму анахронизмом в рыночной экономике.
— Работать таким образом нам предписывает действующий закон о страховании. В проекте новой редакции закона о страховании предлагается решить все проблемные вопросы таких операций путем лицензирования перестраховочной деятельности.
— Стоит ли пересмотреть список обязательных видов страхования? Например, сделать «автогражданку» добровольной, а страхование недвижимости от стихийных бедствий — обязательным. Что вы думаете по этому поводу?
— «Автогражданка» является не только нашим внутренним вопросом. Сделав этот вид страхования добровольным, Украина лишилась бы участия в международной «зеленой карте». Мы категорически против такой перспективы. Страхование недвижимости также необходимо развивать, но к вопросу об обязательных видах страхования необходимо подходить комплексно, думаю, уже в новой редакции закона о страховании.
— Лицензионные требования к компаниям, работающим по принципу «покупок в группах», жесткие. Участники рынка заявляют, что уйдут все игроки, кроме двух-трех. Это ваша цель?
— Наша цель — сделать так, чтобы деятельность администраторов приобретения товаров в группах вызывала доверие у граждан и государства. Это новый бизнес, в нем обращаются большие деньги. Нам не нужны фирмы-однодневки, которые в супермаркетах собирают «вступительные взносы», а потом их разыскивают граждане, правоохранительные органы и регулятор. Кстати, те компании, которые уже достаточно долго работают на этом рынке, с пониманием относятся к этим жестким требованиям, так как это в конечном счете и в их интересах, в интересах повышения доверия граждан к их бизнесу. А сколько их останется — две, три, десять, двадцать — это не самое главное. Важно, чтобы все эти компании были финансово устойчивые.
— Для общественности задержание за взяточничество чиновников, которые работают в здании Нацкомфинуслуг, означает, что регулятор остается коррупционным. И проблемы с получением лицензий участниками рынка создают почву для коррупции. Что делается для недопущения этого явления?
— Сразу же хочу уточнить: то, что произошло, не имеет никакого отношения к Нацкомфинуслуг и к ее сотрудникам. Это пример негативной практики, существовавшей в Госкомфинуслуг. Проблема коррупции — это достаточно сложная и многоплановая проблема. В одном ответе эту проблему раскрыть невозможно. Поэтому скажу о том, что лежит на поверхности. Первое — нужно радикально изменить нормативную базу в сфере лицензирования и разрешительных процедур, существенно уменьшив акцент на формальных моментах, повысив внимание к содержанию документов. Нормативная база была принята 6-7 лет назад, она противоречива и морально устарела. Второе — изменить систему взаимоотношений с участниками рынка в сторону открытости и прозрачности. Многие технические ошибки в документах можно исправлять в процессе их рассмотрения регулятором. И третье — повышать профессиональный уровень подготовки документов: проводить семинары, круглые столы. В этом мы надеемся на помощь саморегулируемых организаций и ассоциаций.
— Насколько укомплектована комиссия?
— На работу в Нацкомфинуслуг принято 158 сотрудников, то есть более 50% штатной численности.
— Почему руководить страховыми подразделениями комиссии приходят люди без опыта работы на этом рынке?
— Считаю, что такая постановка вопроса абсолютно некорректна. Во-первых, опыт работы на рынке не уберегает от ошибок и нарушений на этом рынке. А страховщики, как видим, их допускают немало. Во-вторых, регулятору нужны прежде всего профессионалы с опытом регулирования и надзора за этим рынком. По большому счету, время все расставит по своим местам.
— Комиссия вновь обещает поменять законодательство по кредитным союзам. Что именно? Поддерживаете ли вы денежную помощь союзам, и если да, то где взять средства?
— Необходимо принять стратегическое решение. Если кредитный союз будет квазибанковским учреждением, то на него должно распространяться банковское законодательство и регулирование со всеми вытекающими последствиями, в том числе с возможностью рефинансирования. Этого пока не предвидится. Если кредитный союз остается в том статусе, что и сегодня, то проблему можно решать, создавая в ассоциациях гарантийные фонды. Третьего не дано. В любом случае и первую, и вторую модель необходимо закреплять на уровне закона.
— На рассмотрении парламента находится законопроект о создании фонда гарантирования вкладов кредитных союзов при Фонде гарантирования вкладов физлиц, но только при условии передачи контроля над кредитными союзами НБУ. Готовы ли вы передать Нацбанку контроль над кредитными союзами?
— Мы готовы к этому. Это для нас самое простое. Но НБУ к этому не стремится. Вопрос требует серьезного обсуждения.
— Планируется ли отказ от проведения идентификации клиента СК, если он покупает полис через интернет с использованием платежной карты, ведь он уже прошел полную идентификацию в банке при открытии счета?
— Этот вопрос необходимо рассматривать в контексте требований FATF. Если это возможно сделать, не нарушив их, мы это сделаем, согласовав отмену с Госфинмониторингом.
— Планирует ли комиссия начать раскрывать на сайте всю отчетность всех без исключения финансовых учреждений рынка, и если да, то когда именно?
— Это очень важная проблема, которую надо решать системно. Но ничего не надо изобретать — такая система давно работает на фондовом рынке. Нужно просто создать общегосударственную специальную систему раскрытия информации на рынке небанковских финансовых услуг, в которой участники финансового рынка будут публиковать информацию о себе. Такую задачу вполне можно реализовать за два-три года.
Опубликовано на minfin.com.ua 30 июля 2012, 12:47
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд