ВХОД
Вернуться
13 июля 2012, 13:04
Предыдущая страница: о Форексе, МММ и фондовом рынкеМФ: Я только хотел спросить об этом.

Полунеев: о​ создании Федерации по защите прав потребителей финансовых услуг, потребительском кредитовании, деятельности коллекторов

Предыдущая страница: о Форексе, МММ и фондовом рынке

МФ: Я только хотел спросить об этом.

Ю.П.: Я опережаю ваш вопрос. На сегодня около 200 общественных организаций и профессиональных ассоциаций поддержали своим участием этот проект. Федерация зарегистрирована, и сейчас идет процесс присоединения к ней новых корпоративных членов. Цель — создать сообщество потребителей финансовых услуг, которое должно быть организованной стороной во взаимоотношениях и с финансовыми институтами, и с регуляторами, и с законодательной властью. Например, когда инициируются и обсуждаются конкретные законопроекты, которые меняют правила игры на рынке. Почему? Потому что банки, страховые компании и другие профессиональные участники имеют свое лобби и свой коллективный голос в этом процессе. Ни один закон, касающийся деятельности банков, не был принят без участия или лоббирования со стороны организованного банковского лобби.

МФ: Это такой себе лоббистский орган для потребителей финансовых услуг?

Ю.П.: Да. Принимает ли системное участие в подготовке и обсуждении таких законопроектов потребитель? Нет. Почему? Потому что этот потребитель абстрактен, не организован, и он не понимает вообще, что он хочет по большому счету. Поэтому хотя бы, так сказать, путем консультаций, путем создания платформы для согласования и выработки каких-то концептуальных решений. Уже в этом будет серьезная функция Федерации.

Об ограничении потребительского кредитования

МФ: Для этого нужно создать очень мощный информационный, скажем так, инструмент.

Ю.П.: Мы его создаем. Более того, мы хотим к созданию этого инструмента привлечь сегодня такие продвинутые ресурсы как ваш, и другие. Но я понимаю прекрасно, что это поле, в котором создание серьезного ресурса будет идти на пользу всем.

Потому что мы это сами не проглотим, многие пошли вперед. Но не в этом наша цель. Наша цель создать ресурс, который был бы социальной сетью в полном смысле этого слова. Где человек нашел бы для себя и элементы финансового образования, и элементы каких-то развлечений, связанных, в том числе с финансами, финансовые игры. Где был бы элемент общения. Например, нет ничего более ценного, чем совет, который дал человек, который сам пострадал. И он этим советом поделился.

Уникальны советы, скажем так, честных банкиров, которые пожелали остаться анонимными. С целью предупредить людей не совершать фатальных ошибок. Есть данные, к сожалению, о том, что пошла волна нового всплеска потребительского кредитования. Причем это потребительское кредитование по своим параметрам ни в какие двери цивилизованного кредитования не влезает. Нарушаются все принципы, которые только могут быть, — полной информированности клиента и ясного понимания эффективной процентной ставки по кредитам. Мне сами банкиры рассказывали.

МФ: А кто рассказывал?

Ю.П.: Я не могу открыть свои источники. Это банкиры, у меня много друзей в банках, много моих учеников. Так вот они рассказывали о некоторых сомнительных действиях своего руководства. Они говорят, что пошел очень пугающий процесс, когда начинается массовая выдача фиктивных кредитов, кредитов на подставные лица, кредитов на бомжей, кредитов на людей, которые не понимают, что они подписывают.

Просто людей втравливают в кредитные отношения и запрещают строго на строго работникам банков объяснять людям условия получения ними кредитов. Это кредиты, скажем, на 50 тысяч, которые сегодня рекламируются на каждом столбе. Поэтому когда люди потом, получив такого рода кредит, вдруг обнаруживают, что эффективная процентная ставка 80 или 100%, они берутся за голову.

МФ: А как остановить этот процесс?

Ю.П.: Только информацией, только социальной сетью, только созданием критической массы, с одной стороны знания, понимания, а с другой стороны, конечно же, законодательством. И то, что мною было предложено — законопроект о потребительском кредитовании, ставит преграду на этом пути.

Ваши коллеги, журналисты, спрашивали меня о том, что вот, мол, обо мне ходят в банковской среде такие истории, что я типа эксплуатирую тему ненависти к банковским институтам. И мои законопроекты всячески способствуют возникновению недоверия между банковскими институтами и потребителями. Я помню, полтора часа отвечал не только на этот вопрос. Я сказал, что Федерация и ресурс, который мы создаем, он призван с одной стороны законодательно урегулировать эти вопросы — так как они сегодня регулируются в развитых странах. В Европе очень жестко регулируется потребительское кредитование директивами ЕС. И сейчас если в Европе будет создана единая банковская система, а она будет создана, я думаю, что эта же директива станет основой для функционирования всей европейской банковской системы.

МФ: Нацбанк тоже всячески пытается ограничить потребительское кредитование.

Ю.П.: Нацбанк мог в этом направлении сделать некую ограничительную меру. Потому что давайте возьмем конкретный пример. Это потребительский кредит на покупку машины. Что на практике это означает? На практике это означает, что идет украинский гражданин в украинский банк получает кредит, условно говоря, на 200 тысяч грн. И покупает машину, made in Сhina, Korea и так далее. Что дальше происходит? Дальше эти деньги конвертируются в доллары и идут на оплату импорта автомобиля. Кто за счет этих денег финансируется? Доходами украинского гражданина — иностранный товаропроизводитель.

Теперь, что происходит еще в результате этого процесса. А происходит то, что импорт страны возрастает, потому что импортируются машины, холодильники, телевизоры. Понятно, без этого сегодня мы не обойдемся и местная наша промышленность достойной альтернативы нам может не предложить. Но, если этот процесс не сдерживать, то многие граждане Украины, взяв потребительский кредит, будут успешно финансировать иностранных товаропроизводителей и создавать рабочие места и экономическую занятость, и процветание, и доходы — для кого? Для иностранных государств. При этом ухудшается платежный баланс, потому что растет импорт, при этом финансируются товаропроизводители других стран, и при этом возникают часто неподъемные долги у украинских граждан.

Вы спросите: выход? Он, конечно, системный — это производить в стране больше хороших и нужных товаров, организовывать сборочные предприятия по производству потребительской техники в Украине.

МФ: То есть создавать и развивать внутренний рынок?

Ю.П.: Верно. Вот, например, Шкода. Автомобили собираются здесь в Украине. Это, по крайней мере, хотя бы рабочие места в стране. Такого же рода сборки должны быть и по другим товарам. Как, например, в России собирается продукция Самсунга. Россияне пошли этим путем. В таком случае, получая потребительское кредитование, люди хотя бы частично поддерживают занятость на российских предприятиях.

И это первый выход. А мерилом является — инвестиционный климат страны. То есть то, как инвесторы расположены к Украине. А здесь есть проблемы — коррупция, судебная система. Они называют два ключевых фактора. Поэтому, скажем, потребительское кредитование в том виде, в котором оно существует сегодня — это больше минус, чем плюс! По крайней мере, мы должны поощрять сегодня такой подход: все эти вещи, скорее всего, нужно покупать за собственные деньги, лучше их накапливать, чем сегодня ввязываться в непосильные кредиты. Особенно, в такие, когда нечестные банки «впаривают» людям деньги под заоблачные проценты.

О деятельности коллекторов

МФ: У Вас есть инициатива временно ограничить деятельность коллекторов.

Ю.П.: Эта инициатива уже имеет форму законопроекта о временном запрете деятельности коллекторских фирм по отношению только к физическим лицам-должникам. Законопроект предусматривает, с одной стороны, необходимость разработки соответствующего законодательства, которое бы поставило деятельность коллекторов в правовое поле. С другой стороны, предусматривает, если будет нарушаться этот запрет, очень серьезные штрафы по отношению к фирмам, которые осуществляют коллекторскую деятельность.

Чем была вызвана эта инициатива, почему я зарегистрировал этот законопроект? Потому что, общаясь, на протяжении последних трех с половиной лет с потребителями, с представителями общественных организаций, с теми, кто сегодня объединился в Федерацию, я от них ничего, кроме негатива, ненависти и, если хотите, множества очень печальных историй о коллекторах не слышал. И для подтверждения этого факта достаточно пройтись по Интернету и СМИ. Понятно, что есть социальная проблема.

Второй вопрос, который мне задавали, считаю ли я, что деятельность коллекторов нужна. Да, я считаю, что должны на рынке быть фирмы, оказывающие коллекторские услуги. Так есть во многих странах. Хотя в некоторых странах банки сами занимаются этой проблематикой.

МФ: Если банк самостоятельно занимается коллекшеном, то это дополнительная финансовая нагрузка.

Ю.П.: Они могут создавать свои коллекторские фирмы. Опять же я с деятельностью таких коллекторских фирм тоже сталкивался на практике, как это все работает на Западе. Понимаю, что если это не будет поставлено очень четко, с одной стороны в правовые рамки, а с другой стороны в рамки добровольных кодексов поведения, такая деятельность будет приносить обществу больше вреда, чем пользы.

Потому что будет порождать недоверие, будет порождать проблемы. И в конце концов эти проблемы будут подрывать доверие людей к финансовым институтам. Поэтому, когда я этот законопроект зарегистрировал, я обратился к коллекторским компаниям, и сказал: привлеките лучших экспертов, разработайте законопроект о коллекторской деятельности и внесите этот законопроект в Верховный Совет. Если я увижу этот законопроект и мы его обсудим с представителями общественных организаций, как говорится за круглым столом, и он будет солидным и нормальным, я обещаю вам, что я отзову свой законопроект. Я не заинтересован в том, чтобы запрещать, но я хочу, чтобы было понимание того, что вы услышали мой призыв, призыв к необходимости работать в плоскости закона. Во-первых, появление самого законопроекта уже в какой-то степени дисциплинировало коллекторские компании. Во-вторых, коллекторы действительно более эффективно объединились и стали работать над законодательством, и вот совсем недавно они поставили меня в известность, что ими разработан проект закона о коллекторской деятельности. И первое такое обсуждение в рамках круглого стола уже произошло 3-го июля с участием всех заинтересованных сторон. Создана рабочая группа, которая продолжит работу над законопроектом.

Более того, я сказал коллекторам, хотите вступить в Федерацию, пожалуйста, и вам там будет место. Потому что я не поддерживаю ни в коем случае поведения недобросовестных должников, которые берут кредиты, чтобы их не возвращать. По отношению к таким должникам должны применяться самые жесткие и самые строгие меры. Потому что тем самым они всю цепочку вкладчик-банк-заемщик ставят под угрозу срыва.

То есть деятельность коллекторов должна быть поставлена в рамки закона. Они меня услышали, и мы начинаем работу над этим законопроектом. Если я понимаю, что получается хороший законопроект, а не просто отписка, то я свое обещание коллекторским компаниям выполню.

МФ: Внесете на рассмотрение?

Ю.П.: Я не знаю, смогу ли я его внести. По крайней мене пока нет понимания, кто его внесет, но я думаю, что это вопрос решится сам собой. По крайней мере, в Федерации сегодня есть понимание того, что таким путем надо идти. То есть не запрещать, потому что там тоже работают люди. Уже выстроенный бизнес, и не все коллекторы занимаются «беспределом».

МФ: Используют «утюг»!?

Ю.П.: Да, используют «утюг» не все. К чему еще нужно стремиться? Чтобы в этом секторе были сильные и авторитетные организации, саморегулирующие коллекторов. Тогда они сами смогут тех коллекторов, которые занимаются беспределом, может быть, еще до принятия этого законодательства как-то ставить в рамки.

МФ: Кто вообще должен отрегулировать этот беспредел?

Ю.П.: Сегодня деятельность коллекторских компаний никем не регулируется. Кто? Нацкомиссия по регулированию финансовых услуг может. И НБУ мог бы. Это еще открытый вопрос. Во-первых, коллекторские компании должны иметь лицензию, они должны соответствовать каким-то профессиональным квалификациям, требованиям. То есть в руководстве коллекторских компаний не должны быть люди с криминальным прошлым. Априори, правильно? То есть все должно быть прописано, должны быть четкие критерии, требования должны также быть и к капитализации коллекторских компаний.

По крайней мере, процесс пошел. И меня радует тот факт, что несмотря на то, что вначале была конфронтация (коллекторы поливали Полунеева), то теперь складываются профессиональные отношения и диалог.

МФ: Более конструктивные.

Ю.П.: Да, более конструктивные. И я думаю, что этот процесс будет иметь хороший результат.

Следующая страница: об отмене гарантирования валютных вкладов.

Беседовал Петр Шевченко

Опубликовано на minfin.com.ua 13 июля 2012, 13:04 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
+17
Алексей Бордзиловский
Алексей Бордзиловский
13 июля 2012, 15:51
Харьков
#
Про Форекс и МММ понравилось, хороши было бы сделать что-то наподобие памятки для чайников, так сказать азбуки начинающим (не имеет значения виртуальной или реальной), где с помощью математики на уровне 5-го класса, с помощью примера приводились бы все за и против работы на рынке (естественно с учётом плеча), на мой взгляд количество «лопухов» пошло бы на спад если не ускоренными темпами, то со значительно большей скоростью чем сейчас однозначно.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд