ВХОД
Вернуться
10 апреля 2012, 10:20

Украину накрыла волна передела собственности

Украину накрыла волна передела собственности. Главные действующие лица — рейдеры, связанные с правоохранителями, прокуратурой и высшими чиновниками страны, — говорит Ирина Соломко, пишет Корреспондент.

Еще год назад одессит Владимир Немировский был преуспевающим бизнесменом, владельцем предприятия Стальканат-Силур. Теперь работа его завода усложнена: против предпринимателя возбуждено шесть уголовных дел, и ему пришлось на некоторое время уехать за границу. Вернулся Немировский недавно, когда адвокатам удалось переломить в положительную сторону рассмотрение его дела в суде.

Корнем бед одессита стало предприятие, вернее, рейдеры, которые попытались его захватить. В роли генерального захватчика, по словам Немировского, выступил Иван Аврамов, партнер депутата-регионала Юрия Иванющенко, земляка и товарища Президента Украины. Связь атакующих с высшей властью обусловила то, что операция развивалась по непривычным канонам: если пару лет назад в подобных делах активно использовались решения судов, то теперь на острие атаки оказались правоохранители. Вначале милиция посчитала фиктивным договор об оказании транспортно-экспедиционных услуг на сумму 23 тыс. грн. Из-за этого правоохранители открыли уголовное дело, а уже в его рамках провели обыск и изъяли всю финансово-хозяйственную документацию предприятия.

«Потом мне через товарищей начали намекать, что надо бы договориться, но я все эти разговоры сразу отмел и начал бороться», — говорил Немировский еще до возвращения на родину. 

Передел собственности в стране в последние годы идет с большим размахом. Просто пострадавшие, в отличие от владельца Стальканата, предпочитают молчать.

Это решение и привело к тому, что против бизнесмена завели ряд уголовных дел. У него хватило мужества принять бой, открыто заявить о проблемах и начать отстаивать правоту в судах.

Все это сделало из Немировского белую ворону. Но не потому, что другие бизнесмены не страдают от «активности» рейдеров, связанных с властью. Наоборот, передел собственности в стране в последние годы идет с большим размахом. Просто пострадавшие, в отличие от владельца Стальканата, предпочитают молчать.

Зато заговорили западные эксперты.

«Мы продолжаем получать информацию не только об увеличении количества атак, но и об их изощренности. Практически во всех случаях они происходят с участием представителей власти, которые сами оказываются замешанными в коррупционных схемах», — рассказывает Хорхе Зукоски, президент Американской торговой палаты в Украине. 

В итоге уже и власти были вынуждены признать, что рейдеры широко шагают по стране. В середине февраля в Киеве прошло заседание специальной межведомственной антирейдерской комиссии под председательством Андрея Клюева, на тот момент — первого вице-премьера. Там выяснилось, что только с октября 2011-го в комиссию поступило более 200 обращений от юридических и физических лиц, чью собственность пытались незаконно отнять.

В Украине уже далеко не рейдерство — в Украине государственный рэкет. Основные коррупционеры и рейдеры — это высшие должностные лица страны

«Рейдерство — какой-то интеллигентный термин. Вещи надо называть своими именами: это — бандитизм. И с ним надо жестоко бороться», — заявил Клюев.

Однако эксперты и представители оппозиции не уверены, что правительство будет «жестоко» бороться с рейдерством. Ведь атаки на самые лакомые активы проходят под прикрытием высших чиновников.

«В Украине уже далеко не рейдерство — в Украине государственный рэкет. Основные коррупционеры и рейдеры — это высшие должностные лица страны», — утверждает Арсений Яценюк, лидер Фронту змін. Часть его однопартийцев-бизнесменов, среди которых и одессит Немировский, пострадали от действий захватчиков.

Скрытая война

Что такое рейдерство, хорошо знает Богдан Боровик, партнер киевского офиса международной юрфирмы Beiten Burkhardt. Он уже не первый месяц помогает немецкой компании Martin Bauer защищаться от атак извне.

История началась в 2011-м, когда немцы решили купить в Житомире завод Лектравы. Инвестор не один месяц собирал разрешения и поэтапно выкупал у трудового коллектива акции. О планах немцев, по словам Боровика, узнала украинская группа компаний Тект бизнесмена Вадима Гриба и якобы начала параллельную скупку.

Сейчас в руках представителей Текта сосредоточено всего 103 акции, что, по словам Боровика, намного меньше 1%. Но даже эта ничтожная доля позволила конкурентам испортить жизнь Martin Bauer. Боровик говорит, что некто Олег Стеценко, владелец трех акций Лектрав, при поддержке Текта подал иск в Окружной админсуд Киева, желая отменить три эмиссии акций предприятия.

Очевидно, что для них цель не само предприятие, а те средства, которые они хотят получить в качестве откупных от инвестора. Сегодня это стандартная схема рейдерства

Все это сильно осложнило ситуацию с правами собственности. Кроме того, по словам Боровика, представители Текта начали писать обращения во все госорганы, после чего на завод обрушились проверки.

Эту историю ставит в один ряд со случаем Немировского то, что здесь тоже имеется след лица, ассоциирующегося с нынешней властью. «В разговорах они [представители Текта] пытались пугать нас, говорили, что Гриб — правая рука [экс-главы СБУ, ныне — первого вице-премьера] Валерия Хорошковского», — рассказывает партнер Beiten Burkhardt. Мол, оппоненты предлагали его подзащитным отказаться от всех претензий за откупные, сравнимые с ценой завода, — около 8 млн евро. А после того как немцы выиграли несколько судов, на порядок снизили сумму.

«Очевидно, что для них цель не само предприятие, а те средства, которые они хотят получить в качестве откупных от инвестора. Сегодня это стандартная схема рейдерства», — добавляет Боровик.

Александр Кравчук, адвокат и представитель Текта, эту информацию отрицает: Гриб не имеет отношения к компании, и Тект не требовал у Martin Bauer никаких отступных, чтобы прекратить судебные разбирательства. Ситуацию он назвал «конфликтом акционеров». Мол, к ним в компанию обратились миноритарии, права которых были нарушены: руководство завода заставляло продавать акции по цене 100 грн., хотя их рыночная стоимость была в 3,5 раза выше.

Ко мне обращаются предприниматели со всей страны, столкнувшиеся с проблемой рейдерства. Но они боятся и не хотят предавать публичной огласке эти факты

«Немецкий инвестор вступил в сговор с директором завода с тем, чтобы занизить цену акций», — рассказывает Кравчук.

Сейчас адвокат через суды добивается возвращения акций предыдущим владельцам. Эти услуги, уверяет Кравчук, будут оплачены после того, как ценные бумаги вернут владельцам и продадут по рыночной цене. Ни стоимость своих услуг, ни количество сотрудников завода, подписавших с ними соглашение, Кравчук не сообщил, указав, что это конфиденциальная информация.

Данный случай — один из немногих, вышедших на публичный уровень. Однако чаще всего жертвы атак предпочитают отмалчиваться.

«Ко мне обращаются предприниматели со всей страны, столкнувшиеся с проблемой рейдерства. Но они боятся и не хотят предавать публичной огласке эти факты», — говорит Наталья Королевская, глава парламентского комитета по вопросам промышленной и регуляторной политики, а также предпринимательства.

Многие украинские компании ведут дела по-серому, иначе им в нынешних условиях не выжить. Этим и пользуются захватчики

В том, что рейдерство стало всепроникающим, но его жертвы молчат, источник убедился в ходе подготовки материала. Редакция нашла с десяток бизнесменов, атакованных рейдерами, но никто из них не захотел выступить публично. Причина — кто-то уже договорился, кто-то еще надеется это сделать. 

Скрытность жертв Игорь Мельник, партнер адвокатской компании IMG Partners, ведущей ряд дел по защите собственности, объясняет и тем, что разговоры о проблемах отпугивают клиентов, поставщиков и деловых партнеров компаний — объектов атак.

Есть и фундаментальная причина «молчания ягнят», заодно объясняющая, почему рейдерство достигло большого размаха. По словам Немировского, многие украинские компании ведут дела по-серому, иначе им в нынешних условиях не выжить. Этим и пользуются захватчики. «Срабатывает принцип: у вас болит нога, я это знаю и буду на нее давить. Поэтому многие свои проблемы скрывают и стараются договориться», — объясняет одессит.

Сверху вниз

Когда предприниматели молчат, приходится говорить политикам и экспертам. И то, что они рассказывают, выглядит устрашающе.

Андрей Семидидько, директор Антирейдерского союза предпринимателей, отмечает, что за последний год явление приобрело новые формы. «После того как выстроилась система вертикали власти, используется принцип единого окна», — иронизирует эксперт. Мол, «заказчик» обращается не в суд, а в правоохранительные органы, чаще всего в прокуратуру, которая и возбуждает уголовное дело. После этого следует задержание менеджера или собственника, изъятие документов, блокирование работы предприятия. А ниточки дела, как правило, тянутся на самый верх исполнительной власти.

В прокуратуре, куда вызвали собственника, сказали, что его компанией интересуются на улице Банковой, где находится Администрация Президента. Затем на бумаге написали фамилию и имя человека, на которого надо переписать бизнес.

Семидидько приводит пример одной крупной киевской охранной фирмы. Не так давно правоохранители после проверок возбудили против нее уголовные дела. А в прокуратуре, куда вызвали собственника, сказали, что его компанией интересуются на улице Банковой, где находится Администрация Президента. Затем на бумаге написали фамилию и имя человека, на которого надо переписать бизнес.

В прокуратуре причастность к рейдерству отрицают. Как сообщил Роман Андреев, руководитель Главного управления ГПУ по надзору за соблюдением законов при проведении оперативно-разыскной деятельности, дознания и досудебного следствия, прокуратура, наоборот, борется с рейдерами. 

«Фактов, где мы были бы инструментом в руках рейдеров, нет. По нашей информации, рейдеры используют суды», — сообщил Андреев.

Но Семидидько утверждает: дело не в судах, а во власти. “Крупный бизнес атакуют по команде сверху — минимум это губернатор и выше.

Остальное отдано на откуп местным вассалам, которым дали возможность за лояльность к властям кормиться”, — добавляет директор Антирейдерского союза.

Жемчужины у моря

Одним из примеров «местного» рейдерства стала Одесская область. Немировский рассказывал, что регион больше других пострадал от передела собственности. За этим процессом, по его мнению, стоял Аврамов, партнер Иванющенко.

Сам Иванющенко в комментарии отдувался и за себя, и за партнера. 

«Уже два года обо мне такое говорят, связывают с любым проблемным предприятием, но я тут ни при чем. И Ивана Аврамова в это ввязывают, потому что он близкий ко мне человек. Сейчас все эти разговоры активизировались, потому что [скоро парламентские] выборы», — считает регионал.

Однако владелец Стальканата настаивает: именно Аврамов длительное время помогал решать вопросы доведенных до крайности проверками и уголовными делами предпринимателей.

После окончания конфликтной фазы просто появляются договоры купли-продажи или переуступки корпоративных долей, которые откладывают в сейф. Либо вообще подписываются договоры с открытой датой

“К нему на поводке, как козликов, вели бизнесменов, с которыми он разговаривал и проговаривал условия откупа. Это мне рассказывали члены «клуба одиноких сердец имени Аврамова», — грустно улыбается бизнесмен.

В том, что «клуб» существует, уверен Валерий Локайчук, депутат Одесского облсовета. По его данным, начиная с лета 2011-го ряд крупных местных компаний — сеть супермаркетов Антошка, банк Південний, а также супермаркеты Таврия-В — подверглись атакам. В результате формально собственники остались на своих местах, но их дела пошли хуже.

К примеру, Владислав Бурда, собственник Антошки, в разговоре с источником не стал комментировать вопрос, атаковали ли его рейдеры. Но, уточнив, что никаких изменений в структуре собственности принадлежащей ему компании не произошло, добавил: эффективность работы упала. 

По словам Локайчука, избежать атак на Одесчине смогли только те предприятия, что контролируются представителями власти. Против остальных использовали налоговую, пожарных, Управление по борьбе с оргпреступностью (УБОП), прокуратуру и другие структуры. Некоторые успели пожаловаться депутату, но после его выступлений стали звонить и просить больше не упоминать об их проблемах. «Говорили, что им хуже будет. Они и сегодня молчат, потому что уже договорились и поделились долей», — рассказывает Локайчук.

К нему на поводке, как козликов, вели бизнесменов, с которыми он разговаривал и проговаривал условия откупа

Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на изменения, которые прошли в компаниях. Часть, по словам Локайчука, специально изменили форму собственности, из акционерных обществ превратившись в общества с ограниченной ответственностью. В таком случае структура собственности не отображается в реестрах, и это помогает скрыть любые смены владельцев.

Эксперты также говорят, что в подобных делах видимых изменений, как правило, не происходит. «После окончания конфликтной фазы просто появляются договоры купли-продажи или переуступки корпоративных долей, которые откладывают в сейф. Либо вообще подписываются договоры с открытой датой», — говорит Семидидько.

Пчелы против меда

Клюев во время заседания антирейдерской комиссии заявил, что «успех» рейдерства связан с пробелами в законодательстве, которые, мол, «и позволяют гражданам заниматься этими противоправными действиями».

Речь идет о том, что в стране нет четких критериев, чтобы определять, когда поглощение противоправно, и за подобные нарушения не предусмотрена уголовная ответственность. Но если заткнуть все дыры в законах и параллельно навести порядок в делах по незаконному отчуждению имущества, ситуация нормализуется.

Для этого возглавляемая Клюевым комиссия обязалась до 1 апреля разработать изменения в законодательство. Но, как сообщили в комиссии, по состоянию на 3 апреля работа все еще продолжалась. И когда она будет завершена — неизвестно.

Не исключено, что мы можем повторить российский сценарий, когда на поле силового передела собственности останется только один активный субъект — государство,

 В то же время адвокаты и представители бизнеса не верят, что антирейдерам Клюева удастся переломить ситуацию.

Так, у Семидидько деятельность комиссии вызывает приступ иронии. «Это пчелы против меда», — считает он.

Максим Черкасенко, партнер адвокатского объединения Arzinger, уверен, что лучшее, чего можно ждать от власти, — это уменьшение числа хаотичных мелких рейдерских захватов. Тогда как системные переделы собственности, за которыми стоят интересы крупных провластных политиков и бизнесменов, останутся.

Рынок рейдерства, по мнению адвоката, в стране уже достаточно монополизирован, и игроки, действующие на нем, будут лишь укрупняться. «Не исключено, что мы можем повторить российский сценарий, когда на поле силового передела собственности останется только один активный субъект — государство, а точнее, люди, отождествляющие себя с ним», — полагает Черкасенко. 

Опубликовано на minfin.com.ua 10 апреля 2012, 10:20
Следить за новыми комментариями

Комментарии (3)

+
0
RaSvet
RaSvet
10 апреля 2012, 10:42
#
Текст хороший, вот только некоторые фрагменты частенько дублируются.
+
0
yarg
yarg
10 апреля 2012, 10:49
Кара-Луганск
#
Размах на рубль — удар на копейку.
Страшно-ужасное рейдерство — а пример то всего один — всем надоевший Стальканат.
+
0
Dimar
Dimar
10 апреля 2012, 11:38
#
«Рейдерство — какой-то интеллигентный термин. Вещи надо называть своими именами: это — бандитизм. И с ним надо жестоко бороться», — заявил Клюев.

Ха-ха-ха… Пчелы против меда. :(

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд