ВХОД
Вернуться
5 марта 2012, 16:50

Сугоняко: Резервы в рублях нам не нужны

Глава АУБ рассказал о том, что заявления НБУ о формировании резервов в рублях несут значительные курсовые риски.

О том, что введение российского рубля в золотовалютные резервы НБУ ничем не оправдано, специально для ЛIГАБiзнесIнформ рассказал Александр Сугоняко, заслуженный экономист Украины, президент Ассоциации украинских банков, вице-президент Центрально-Евразийской банковской федерации.

На днях глава Нацбанка Сергей Арбузов заявил журналистам, что хочет ввести в золотовалютные резервы НБУ российские рубли. Вопросы использования российских рублей в последнее время рассматриваются руководством НБУ в достаточно широком аспекте: переход на расчеты российскими рублями при любых внешнеэкономических операциях между Украиной и РФ, формирование части резервов Нацбанка в российских рублях и внесение соответствующих изменений в классификатор валют, переход на расчеты российскими рублями за поставки природного газа между НАК Нефтегаз и РАО Газпром.

Однако, несмотря на многочисленные заявления российских чиновников, рубль в настоящее время не является свободно конвертируемой валютой и не входит в состав золотовалютных резервов ведущих центробанков мира.

Не очень утешительные прогнозы относительно рубля на 2012 год формируют российские эксперты. Согласно исследованиям Центра развития Высшей школы экономики, в середине 2012 года объемы экспорта и импорта в России могут сблизиться, и новому президенту сразу после инаугурации придется решать, как объяснить населению вероятную девальвацию рубля. Экспорт России на две трети формируется за счет экспорта углеводородов. Это означает, что при стабилизации мировых цен на нефть, экспорт застынет, а импорт продолжит неуклонный рост.

В современной мировой истории, ни одна страна, экономика которой основана на сырьевых поставках, не смогла предоставить своей валюте статуса мировой резервной единицы. При этом вспомним такие «сырьевые» страны, как Ирак, Иран, Венесуэла, ОАЭ, Саудовская Аравия, ЮАР и т.д.

В настоящее время отсутствуют экономические основания для включения российского рубля в состав валютных резервов НБУ, более того, несмотря на волотильность курса рубля и девальвационные прогнозы, формирование рублевых резервов несет в себе значительные валютные риски и может привести к прямым убыткам в виде отрицательных курсовых разниц.

При отсутствии российского рубля в перечне расчетных валют системы CLS (Continuous Linked Settlement), нет оснований и для включения рубля в первую группу классификатора валют НБУ, к которой относятся, в частности: австралийские доллары, английские фунты стерлингов, доллары США, канадские доллары, японские иены, евро, СДР и тому подобное.

Объявленные председателем НБУ Сергеем Арбузовым планы включения рубля в состав валютных резервов Национального банка можно рассматривать и как политическую, причем не самостоятельную, игру, целью которой может быть региональное усиление Российской Федерации на финансовых рынках стран СНГ в контексте интеграционных векторов российской государственной политики, отвлечение внимания от проблем с валютными резервами Украины и содержанием курса гривны. Все это, разумеется, не повышает доверия к НБУ.

Вообще, если проанализировать политико-экономический аспект международных расчетов с использованием российских рублей, то сегодня только три страны, не входящие в СНГ, рассматривают возможность использования рублей в двусторонних торгово-экономических операциях: Китай, Иран и Венесуэла. Но и то с определенными ограничениями: Китай готов использовать рубль наравне с юанем в расчетах, но не готов формировать в рублях национальные резервы, при этом Россия выражает готовность часть своих резервов формировать именно в юанях; Иран готов использовать рубли в расчетах без соответствующих шагов по отношению к своей национальной валюте со стороны РФ, но также не готов формировать в рублях национальные резервы; Венесуэла готова использовать рубль и в расчетах, и при формировании резервов, но при условии симметричных действий со стороны России по отношению к боливару.

Итак, мы видим, что сотрудничество с РФ формируется странами на паритетных двусторонних началах, исходя из собственных геополитических целей: для Китая важно продвигать юань в качестве мировой резервной валюты, и он готов сделать определенные шаги навстречу рублю, но преимущество остается на стороне китайских интересов; Иран готов использовать рубль для минимизации возможных финансовых санкций по блокированию валютных счетов за границей; Венесуэла использует операции с рублем для поддержки антиамериканской риторики (против США) и укрепления регионального лидерства среди стран Южной Америки, но при условии уважения к собственным национальным ценностям (симметричное использование боливара).

Что касается Украины, то председатель НБУ за весь 2011 год так и не смог сформировать украинский интерес при формировании национальных резервов и внешних расчетов в российских рублях. При этом, со стороны России ни разу не прозвучали предложения по симметричному использованию гривни: во взаимных расчетах или в валютных резервах Цетробанка.

Но если операции НБУ могут быть подчинены, согласно решениям его председателя, политическим целям, то использование рублей во внешних расчетах между украинскими и российскими предприятиями регулируют исключительно рыночные механизмы, и главным показателем при этом является динамика курса гривни по отношению к соответствующей иностранной валюте.

Динамика валютной пары гривня/рубль является нестабильной, подверженной значительным колебанием. Формируя среднесрочные контракты, украинские предприятия вряд ли будут закладывать в цены значительные курсовые риски девальвации рубля по отношению к гривне. Ценообразование в долларах США демонстрирует большую стабильность и надежность.

Что касается российского импорта в Украину, то у нас есть преимущественно импорт энергоносителей (нефть, природный газ) и, рассматривая возможность расчета за них в рублях, Россия ни разу не предложила Украине изменить газовые контракты и зафиксировать цену на природный газ в рублях. В таких условиях использование рубля в расчетах за энергоносители является обычным механизмом кросс-курса гривни к рублю через доллар США и ничего не добавляет в конвертируемость российской денежной единицы. Настоящим шагом к такой конвертируемости рубля могло бы стать ценообразование на российские сырьевые ресурсы в рублях, а не в долларах США. Но на такой шаг Россия, похоже, не готова. Россия не хочет брать на себя валютные риски своей валюты. А НБУ готов? Стимулируя расчеты в рублях, Россия только пытается искусственно увеличить спрос на рубль и таким образом снять девальвационное давление на него. В связи с этим, возникает вопрос — откуда взять необходимую массу рублей на украинском валютном рынке?

В 2010 году товарооборот между Украиной и РФ вышел на докризисный уровень и составил почти $42 млрд, при этом отрицательное сальдо для Украины выросло до $4,4 млрд В 2011 году, по оперативным данным Государственной службы статистики, товарооборот вырос до $55,5 млрд, главным образом, из-за подорожания энергоносителей. Соответственно увеличилось и отрицательное сальдо для Украины (до $4,6 млрд, а в торговле товарами — до $9,3 млрд). Важно отметить, что в торговле с Российской Федерацией для Украины исторически сложилось отрицательное сальдо: 2007 год — всего $1,5 млрд в т.ч. торговля товарами $4,2 млрд; 2008 год — всего $0,7 млрд, в т.ч. товары — $3,7 млрд; 2009 год — всего $1,9 млрд, в т.ч. товары — $4,7 млрд; 2010 год — всего $4,4 млрд, в т.ч. товары $8,8 млрд, 2011 год — всего $4,6 млрд, в т.ч. товары — $9,3 млрд.

Даже если планы правительства по сокращению потребления природного газа в 2012 году станут реальностью, и Украина закупит у России только 27 млрд куб. м, объем таких закупок составит при цене $416/тыс. м куб. более $11 млрд. Согласно годовому отчету НБУ за 2010 год объем операций с российским рублем в общей структуре валютного рынка Украины составил 2,56 млрд в долларовом эквиваленте или 6,1%. Обращаем внимание, что речь идет об общем объеме операций по купле и продаже валюты.

Учитывая вышеуказанное, НБУ должен найти на внутреннем рынке объем предложения российских рублей на миллиарды долларов США (в эквиваленте). Конечно, таких ресурсов на внутреннем рынке нет. Такие ресурсы могут предложить через дочерние украинские банки российские государственные финансовые учреждения. Но, получив гривню за проданные рубли, указанные банки, вполне вероятно, направят полученную гривневую массу на внутренний валютный рынок Украины для покупки долларов США. В таких условиях неоправданным является утверждение председателя НБУ, расчеты в рублях не приведут к потере валютных резервов. Указанное утверждение было бы вполне обоснованным, если бы на внутреннем рынке Украины было зафиксировано стабильное превышение предложения российских рублей над спросом на них, и это превышение было бы сопоставимо с объемом расчетов за российский природный газ. Но как продемонстрировали показатели валютного рынка, таких ресурсов в Украине нет, а создание дополнительного, искусственного, спроса на российский рубль со стороны гривни приведет лишь к усилению девальвационного давления на гривню с определенным временным лагом.

Российский рубль в настоящее время не является свободно конвертируемой валютой, и формирование национальных резервов в рублях несет значительные курсовые риски, особенно учитывая вероятность девальвации рубля в 2012 году. Учитывая комментарии по этому поводу специалистов МВФ, последний таких новаций не воспринимает. Это может осложнить и без того непростые отношения Украины с Фондом, поскольку показатель объема валютных резервов является одним из критериев выполнения программ.

Использование рубля в двусторонних расчетах возможно только на симметричных, свободных, рыночных условиях, одинаковых и для гривни, и для рубля.

Использование рубля для расчетов за природный газ целесообразно при ценообразовании в рублях в соответствующих контрактах на поставку и при значительном превышении предложения рублей над спросом на внутреннем валютном рынке Украины.

Любые шаги НБУ по созданию благоприятных условий для рубля должны сопровождаться симметричными шагами по отношению к гривне.

Шаги НБУ по интеграции в рублевую зону должны корреспондироваться с вектором внешней политики Украины.

Введение рубля в расчетах с Россией существенно расширит возможности последней для усиления экономического и политического давления на Украину. При наличии многолетнего отрицательного сальдо торгового баланса с Россией, Украине ничего не останется, кроме как получать необходимую рублевую массу неэкономическим путем: через распродажу или сдачу в аренду России своих стратегических ценностей — земли, предприятий, объектов инфраструктуры, включая газо- и нефтепроводы, порты, валютные запасы и т.д., и еще активнее экспортировать свою наиболее квалифицированную рабочую силу и интеллект в Россию, обескровливая дальше национальную экономику. Кроме того, расширяя фронт торговой войны с Украиной (вроде сырной), Россия будет искусственно уменьшать поступление рублей на украинский рынок и будет вызывать девальвацию гривни и усложнять поддержание ее стабильности на внутреннем рынке.

Какие содержательные аргументы стоят по рассмотренным заявлениям руководства НБУ — обществу неизвестно, но то, что за ними трудно найти экономические аргументы, основанные на интересах Украины, это факт, и это подрывает доверие общества к НБУ, что является опасным и недопустимым для государства.

Александр Сугоняко

Опубликовано на minfin.com.ua 5 марта 2012, 16:50
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
0
Nickname12
Nickname12
10 июля 2012, 17:12
#
Александр Анатольевич по какой-то причине, как складывается впечатление — все время негативно высказывается в сторону НБУ и скорее всего сам и пытается подорвать репутацию НБУ — для чего он это делает — непонятно… Такое чувство — что он представляет интересы кого-то…

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд