ВХОД
Вернуться
22 февраля 2012, 10:00

Один из самых низких уровней производительности труда тянет украинцев на дно цивилизации

Один из самых низких уровней производительности труда тянет украинцев на дно мировой цивилизации. Весь мир работает эффективнее, чем Украина, и с ней три десятка отсталых стран Африки и Средней Азии, — пишет Корреспондент

Михаил Бродский, глава Госслужбы по вопросам регуляторной политики и развитию предпринимательства, в воскресенье, 29 января, на своей страничке в Facebook вывесил любопытный вопрос: «Почему у нас производительность труда ниже в два раза, чем в Европе и Америке?».

Несмотря на выходной день, всего за несколько часов чиновник получил 150 комментариев, которые и развеяли туман над ребусом Бродского. По мнению украинцев, ответивших на этот вопрос, скромное КПД отечественного рабочего — это производная от монополизации и, как следствие, технологической отсталости украинской экономики.

Они недалеки от истины. Эти два якоря надежно удерживают Украину практически на самом дне рейтинга Международной организации труда по уровню производительности — на 88-м месте из 121 возможного. Позади украинцев только 19 африканских и несколько не очень развитых азиатских стран.

Невысокий рейтинг украинцев вполне закономерен для экономики, которую контролируют всего несколько финансово-промышленных групп.

По словам президента Центра рыночных реформ Владимира Ланового, такой невысокий рейтинг украинцев вполне закономерен для экономики, которую контролируют всего несколько финансово-промышленных групп.

«Монополисту незачем вкладываться в технологии, ведь и так все будет сделано просто большим количеством рабочих, которые просто получат меньше денег, чем их более технически оснащенные коллеги за границей», — отмечает эксперт.

Между тем еще одной причиной низкой производительности труда в Украине предприниматели называют зарегулированность бизнеса. По словам Евгения Пашковского, генерального директора стройкомпании Марти Украина Эл Эл Си, медлительность чиновников может сорвать любые производственные планы.

«В итоге то, как строят в Украине, — это слишком долго для нашего швейцарского офиса», — сравнивает строитель.

Дело техники

Планетарный лидер в производительности труда — США, аутсайдер — Конго. Между двумя этими полюсами цивилизации разместилась Украина. Увы, ближе к Центральной Африке, чем к Северной Америке. Украина пропустила вперед все государства Восточной Европы и даже некоторые африканские страны, такие как Марокко, Тунис и Египет.

Показатель этот определяется размером ВВП, приходящимся на каждого работающего гражданина. Так, например, на одного работающего украинца приходится ВВП в размере $ 9,5 тыс., что более чем в два раза меньше, чем в России, втрое меньше, чем в Армении, и в четыре раза — чем в Греции, переживающей тяжелый кризис. От американцев украинцы по эффективности труда отстают в семь раз.

На одного работающего украинца приходится ВВП в размере $ 9,5тыс., что более чем в два раза меньше, чем в России, втрое меньше, чем в Армении, и в четыре раза — чем в Греции, переживающей тяжелый кризис. 

«Украина с ее огромным количеством занятых на производстве безнадежно отстает от таких стран, как, например, Чехия или Словакия, где количество занятых граждан в разы меньше, но продуктивность на современных предприятиях гораздо выше», — говорит Павел Розенко, бывший первый заместитель министра труда и соцполитики.

По объемам производства Украина находится на уровне 77% от своих же масштабов 1990 года, в то время как, например, Беларусь достигла 199% от 1990 года, а Россия — 119%.

Среди отстающих отраслей национальной экономики — металлургия. Эта та отрасль, которая приносит стране наибольшую валютную выручку и которую полностью контролируют самые богатые бизнесмены Украины. По словам Сергея Притоманова, исполнительного директора Всеукраинского объединения областных организаций работодателей предприятий металлургического комплекса, если в пересчете один украинец, занятый в черной металлургии, в 2009 году в среднем выплавлял до 150 т, то в странах Западной Европы этот показатель составляет около 575 т.

Если в пересчете один украинец, занятый в черной металлургии, в 2009 году в среднем выплавлял до 150 т, то в странах Западной Европы этот показатель составляет около 575 т. 

Соответственно, для выплавки каждой тонны стали украинцам нужно вчетверо больше рабочих рук, чем их европейским конкурентам. Украина находится среди отстающих в значительной степени из-за своей технической отсталости. По информации эксперта компании CASE Украина Евгения Дубогрыза, в большинстве стран, в отличие от Украины, вместо устаревших мартеновских печей используются современные конверторы.

«Конверторы в восемь-девять раз мощнее, чем мартеновские печи, и поэтому плавку в мартеновской печи ждут восемь часов, а конвертору достаточно 40 минут. Кроме того, украинская руда беднее, чем импортная, и это тоже уменьшает выработку на одного человека», — отмечает эксперт.

Ярослав Рущишин, директор швейной компании Тротолла, — представитель легкой промышленности, но кадровые проблемы его отрасли ничем не отличаются от промышленности тяжелой.

«В Европе работают на модернизированных предприятиях, а в Украине в большинстве своем все как в 1960-х, чуть ли не ручной труд, — говорит львовский предприниматель. — Там не увидишь закройщиц и швей-мотористок, как у нас, все эти операции выполняет робот, а ручной труд остается лишь для сборки элитных вещей. То есть у них работает в разы меньше людей, чем у нас, но в итоге делают больше».

В Европе работают на модернизированных предприятиях, а в Украине в большинстве своем все как в 1960-х, чуть ли не ручной труд. 

Похожая ситуация с производительностью в агропромышленном комплексе. По словам Владимира Лапы, исполнительного директора Украинского клуба аграрного бизнеса, на полях и фермах родины сейчас занято больше 10% трудоспособного населения страны, что в разы больше занятости в АПК в сельскохозяйственных государствах Европы.

«В развитых европейских странах 2% выращивают продукты для остальных 98%, — рассказывает Лапа. — То есть у них один трактор делает то, что у нас три».

Валерий Марцинович, генеральный директор восточноевропейского представительства компании Hay Group, специализирующейся на кадровом консалтинге, уверен, что Украине с ее нынешним уровнем технической оснащенности прямая дорога на задворки мировой экономики. «Это как на соревнования Формулы-1 привести бригаду трактористов и надеяться, что они смогут выиграть там гонку с чемпионами мира, — говорит Марцинович. — Но так не получится».

Отдел кадров

Росту производительности труда препятствует высокая степень монополизации экономики. Три-четыре финансово-промышленные группы контролируют строительный рынок, автопром, топливный сектор, горнодобывающий комплекс, энергетику, всю тяжелую промышленность и транспортные услуги. За последние пять лет в Украину не пришло ни одной крупной транснациональной корпорации, следом за которыми обычно приходят технологии и финансы.

В таких условиях, говорит Лановой, отсутствует главная движущая сила модернизации — конкуренция.

«Когда в одной нише с тобой работают еще несколько таких же предприятий, то производительность твоей компании должна быть максимальной, а это означает, что там относятся к модернизации не как к затратам, а как к инвестициям в рентабельность», — говорит эксперт. 

За последние пять лет в Украину не пришло ни одной крупной транснациональной корпорации, следом за которыми обычно приходят технологии и финансы. 

Традиционно во всем мире конкуренцию создает открытие рынков для крупного капитала. Таким путем пошла, например, Ирландия. В начале 1990-х эта страна была беднейшей экономикой континента. Соседи Ирландии называли ее «больным человеком Европы». В начале 2000-х кельты совершили невероятный скачок, создав равные условия для развития международного капитала.

На остров рванули американские фармацевтические и IT-гиганты — Microsoft, Dell, Intel, Pfizer, Google, Yahoo, eBay, Amazon и др. Около 400 международных финансовых институтов открыли здесь свои представительства. В стране, с где живет чуть больше 4 млн человек (население Донецкой области), обострилась конкуренция.

К 2000-му объем ВВП на душу населения в Ирландии превысил уровень соседней Великобритании и гегемона еврозоны — Германии. Похожие истории успеха случились с Польшей, Словакией, Сингапуром и многими другими странами, где монополии были разрушены притоком капитала, который кроме конкуренции приносил еще и новые технологии.

С открытием рынков услуг в Украине производительность в пищевой промышленности и автомобилестроении выросла на 9%.

Причем либерализация повышает производительность не только в самом секторе, куда приходит капитал, но и в смежных отраслях. По данным Аны Фернандес из Всемирного банка и Каролина Паунова из Организации экономического сотрудничества и развития, прямые иностранные инвестиции в сектор услуг в Чили сразу же обеспечили 5%-й прирост производительности в промышленности. В Чехии — 4%-й.

По подсчетам профессора Киевской школы экономики Александра Шепотило, с открытием рынков услуг в Украине производительность в пищевой промышленности и автомобилестроении выросла на 9%.

Пока же в большинстве секторов Украина идет иным путем. Близкие к власти мультимиллионеры контролируют большую часть национальной экономики. Конкуренция в ключевых отраслях катастрофически низкая.

«После того как собственники крупнейших производств получили свое лобби в правительстве Украины, уже никто не потребует от них тратить деньги на модернизацию, — уверен Розенко. — Их и так все устраивает: платят работникам копейки, а продают свою продукцию по европейским ценам».

По словам Пашковского, на уровень производительности в стране также влияет зарегулированность разрешительной системы. Процесс получения нужного разрешения, рассказывает он, может легко выбить любую компанию из самого налаженного производственного ритма. А это значит, что в таких условиях повышать продуктивность затруднительно.

После того как собственники крупнейших производств получили свое лобби в правительстве Украины, уже никто не потребует от них тратить деньги на модернизацию. 

Сейчас, по данным исследования Doing Business 2011, в списке 184 анализируемых стран Украина занимает 179-е место по простоте получения разрешения на строительство. Чтобы начать стройку в Украине, нужно пройти около 20 разрешительных процедур, которые могут затянуться более чем на год — на 374 дня. Для сравнения: в Дании для начала строительства нужно пройти шесть согласований, а максимальный срок получения полного пакета таких разрешений в Сингапуре составляет 25 дней. В итоге из-за искусственных затяжек страдает производительность.

«В Швейцарии же, например, согласование на обычное строительство можно получить вообще за несколько дней, и поэтому в то время, когда там уже полным ходом идет строительство, в Украине еще оформляют разрешение на его начало», — говорит Пашковский. — С такими темпами работы чиновников любая производительность будет сведена к нулю".

Павел Дидух, который уже несколько лет работает прорабом в одной из чешских стройкомпаний, иллюстрирует разрыв цивилизаций простым примером. По его словам, на одного строителя в Чехии в месяц приходится до 25 кв. м построенного жилья, украинец же у себя дома за такое же время в среднем строит всего 5 кв. м.

Рабочий момент

Михаил Воронин, пожалуй, один из самых известных украинцев в швейном бизнесе. Он производит мужские костюмы и продает их по всей стране, а также шьет на экспорт. Несколько лет назад киевский предприниматель съездил в Китай и увидел фабрику своей мечты.

Современное оборудование, подвижный персонал, который необычайно эффективно использует рабочее время. После этой командировки в холдинге Воронина взяли курс на китайскую оперативность и обучение работы на новом оборудовании.

«Наверное, нужно было взять на работу несколько китайцев, чтобы тут увидели, как нужно работать, — шутит Воронин. — То, что китаец сделает за полдня, наш сделает за день».

Наверное, нужно было взять на работу несколько китайцев, чтобы тут увидели, как нужно работать, — шутит Воронин. — То, что китаец сделает за полдня, наш сделает за день. 

Приблизиться к китайским скоростям, но при этом выпускать изделия высокого качества Воронину позволила закупка современного оборудования. Сложные производственные раскройные комплексы, влажно-тепловая обработка, система экологической очистки — все закупается в Японии, Франции, Германии.

«Швейные машинки у нас по цене Mercedes, — рассказывает бизнесмен. — Это сложное оборудование XXI века, и оно нам позволяет максимально эффективно использовать труд наших работников».

В силу модернизации поверила и директор небольшой стройкомпании Коопмонолитстрой Инна Немченко. Она специализируется на строительстве дорожного покрытия, для чего и купила в лизинг современный асфальтоукладчик за 1,5 млн грн. Теперь вместо бригады из десяти человек на дорожные работы Немченко достаточно отравлять четырех работников. Производительность труда увеличилась вдвое, зарплата оператора чудо-машины тоже удвоилась.

«Модернизация — наш пропуск на внешние рынки, где конкуренция постоянно растет, — резюмирует Лановой. — Для того чтобы у бизнеса было желание инвестировать в модернизацию, нужно покончить с монополиями. Одним словом, должна быть рыночная экономика, и точка».

Мало много работать

Уровень производительности труда, а не всеобщая занятость населения признак цивилизованности и эффективности национальной экономики.

Место среди стран мира

Страна

Производительность (ВВП на одного работающего, $)

Производительность труда в 2010 году в отношении к 1990-му, %

1

США

68.1

142

2

Гонконг

61.4

167

3

Ирландия

57.5

163

4

Франция

55

123

5

Бельгия

54.9

123

31

Словакия

32.9

212

36

Латвия

28.7

153

37

Беларусь

28.5

199

45

Польша

25.9

214

49

Чехия

24.9

141

59

Россия

18.3

120

65

Грузия

17.4

111

82

Молдова

11.8

72

88

Украина

9.6

78

89

Туркменистан

8.7

96

Данные Международной организации труда

Опубликовано на minfin.com.ua 22 февраля 2012, 10:00
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
+7
yarg
yarg
22 февраля 2012, 10:40
Кара-Луганск
#
Умники блин. Болтунов много, а системного взляда — ни у кого не вижу.

" на полях и фермах родины сейчас занято больше 10% трудоспособного населения страны, что в разы больше занятости в АПК в сельскохозяйственных государствах Европы.

«В развитых европейских странах 2% выращивают продукты для остальных 98%, — рассказывает Лапа. — То есть у них один трактор делает то, что у нас три».

"
гениально. А куда мы денем высвободившееся население? Особенно в селах где другой работы нет? Сейчас там 10 человек получают по 1000 гривен в месяц. плюс торгуют на рынке — и все живут. Можно взять троих и платить им по 3 тысячи в месяц. Что будут делать остальные? сопьются? поубивают работающих соседей? а в рейтинге конкурентоспособности — да, поднимемся…

«Показатель этот определяется размером ВВП, приходящимся на каждого работающего гражданина. Так, например, на одного работающего украинца приходится ВВП в размере $ 9,5 тыс., что более чем в два раза меньше, чем в России, втрое меньше, чем в Армении, и в четыре раза — чем в Греции,»

Оба-на. А причем здесь тогда производительность труда? В России есть скважина с нефтью. Даже если вся страна (кроме трех нефтяников) будет спать и водку пить — ВВП у них будет большим. А значит (по этой методике)- большой будет производительность труда.
Кто видел как работают Греки? смеетесь? и я смеюсь. потому, что видел.

Мораль сей басни:
бред бредовый все эти подсчеты «производительности труда»

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд