ВХОД
Вернуться
20 декабря 2011, 10:10

Искусство требует пожертвований. Главные филантропы Украины

Когда источник опрашивал украинских миллиардеров и миллионеров, стараясь определить, кто из них тратит больше всего личных средств на благотворительность, один из них — Дмитрий Фирташ, человек, стоимость активов которого в 2011 году достигла 2,3 млрд долларов, — коротко пояснил мотивы, побудившие его заняться филантропией, пишет Корреспондент.net

«Я считаю, что если у тебя есть такая возможность, ты должен помогать другим, кому это необходимо», — заявил Фирташ.

Как показал рейтинг десяти самых щедрых отечественных филантропов, далеко не все украинские богачи готовы соотносить свои возможности с размерами помощи и быть лидерами не только по состоянию, но и по щедрости.

Ринат Ахметов, Виктор Пинчук и Александр Фельдман — так выглядит тройка главных филантропов страны. Кроме них в Топ-10 благодетелей вошли Фирташ, Петр Порошенко (совладелец компании KP Media, издающей журнал Корреспондент), Елена Пинчук, Борис Колесников, братья Виталий и Владимир Кличко, а также Александр Онищенко и Игорь Воронов.

Далеко не все украинские богачи готовы соотносить свои возможности с размерами помощи и быть лидерами не только по состоянию, но и по щедрости

Причем только трое из десяти — Ахметов, Пинчук и Фирташ — параллельно входят в первую десятку наиболее обеспеченных украинцев по данным рейтинга Золотая сотня за этот год. А три человека из числа самых щедрых и вовсе не попали в сотню самых состоятельных украинцев.

Всего, по подсчетам Корреспондента, участники Топ-10 за 2011 год потратили на благие цели почти 550 млн грн. Это небольшая сумма в масштабах страны, и она ярко демонстрирует, что филантропия в Украине не самое популярное дело.

Действительно, по данным британской Charities Aids Foundation, ежегодно составляющей рейтинг уровня благотворительной деятельности всех стран мира — The World Giving Index, — Украина вместе с Сербией находится на 150-м из 153-х возможных мест соответственно, опережая лишь Мадагаскар, Бурунди и Уганду.

Наиболее популярными сферами вложений лидеров украинской благотворительности стали образование, здравоохранение и культура.

Наиболее популярными сферами вложений лидеров украинской благотворительности стали образование, здравоохранение и культура. При этом, по мнению экспертов, выделяя деньги на добрые дела, филантропы с берегов Днепра часто руководствуются спонтанным желанием помочь, а не системными оценками того, где бы их помощь была максимально полезной. Кроме того, одним из движущих факторов отечественных благодетелей становится желание улучшить собственный имидж.

И все же аналитики призывают ценить даже те усилия, которые сегодня прилагают филантропы «мейд ин Юкрейн». «Если имидж является мотивацией для благотворительности, эту деятельность все равно нужно приветствовать», — говорит Михаил Минаков, президент фонда Качественная политика, в прошлом — директор по развитию Фонда Виктора Пинчука.

Подсчитанное добро

В рейтинг вошли только частные лица — резиденты Украины или их личные благотворительные фонды. Нерезиденты, а также корпоративные благотворители — частные или государственные компании при составлении рейтинга не учитывались.

Чтобы составить Топ-10, источник выделил 30 самых активных филантропов. При составлении этого перечня редакцию консультировали три эксперта: Минаков из фонда Качественная политика; Анна Гулевская-Черныш, директор Форума благотворителей Украины (ФБУ); Евгений Быстрицкий, эксперт по международной благотворительности, исполнительный директор фонда Відродження. 

В рейтинг вошли только частные лица — резиденты Украины или их личные благотворительные фонды.

30 претендентам были разосланы запросы с просьбой указать программы, в которых занят филантроп или его фонд, на кого ориентированы программы, и какие суммы из личного бюджета или средств фонда потрачены на эти направления в период с 1 января по декабрь 2011 года.

Десять человек проигнорировали просьбу. Из тех, кто откликнулся, редакция отобрала десятку самых щедрых филантропов, ориентируясь на общую сумму — потраченную на помощь как лично, так и через фонды, в которых их вложения составляют 100% либо близкую к этой цифре долю.

При этом не учитывались цели, которые можно расценивать как инвестиции в собственный бизнес. Например, харьковский бизнесмен Александр Ярославский, чьи активы Корреспондент оценил в 1,2 млрд долларов, потратил 96 млн грн на строительство детской футбольной академии, чтобы дать возможность всем желающим детям бесплатно в ней учиться. Но эта структура является частью принадлежащего бизнесмену профессионального футбольного клуба Металлист и может рассматриваться как кузница кадров для команды.

Кто во что горазд

Как показали подсчеты, основная часть представителей Топ-10 отдали на благотворительные цели в 2011 году суммы от 0,11% (как Ахметов) и до 1,99% (как Фирташ) от стоимости своих бизнес-активов. Причем, как правило, более «активные» тратят относительно меньшие средства, чем их менее обеспеченные коллеги.

Почти все филантропы из Топ-10, за исключением Фирташа, Елены Пинчук и Воронова, работают через собственные фонды.

Основная часть представителей Топ-10 отдали на благотворительные цели в 2011 году суммы от 0,11% (как Ахметов) и до 1,99% (как Фирташ) от стоимости своих бизнес-активов

Результаты рейтинга удивляют, прежде всего, тем, что далеко не все самые богатые люди Украины готовы жертвовать значительные суммы на благотворительные нужды.

Показателен пример сразу трех миллиардеров — Геннадия Боголюбова, Игоря Коломойского и Алексея Мартынова, совладельцев группы Приват, занимающих соответственно второе, третье и девятое места в Золотой сотне.

Оказалось, что у людей, чьи совокупные активы равны 14,3 млрд долларов, в Украине действует лишь благотворительная программа ПриватБанка. Но ее бюджет, который в 2011 году составил 3,4 млн грн, наполняется добровольными взносами клиентов финучреждения. Возможно, Боголюбов, Коломойский и Мартынов, как и часть тех людей, что вошли в десятку главных филантропов страны, просто не афишируют все свои программы.

Сторонний взгляд

Экспертов в рейтинге удивили сферы, в которые украинские филантропы предпочитают вкладывать деньги. Приоритетом для них стали образование, здравоохранение и культура. Такой выбор нехарактерен для благодетелей на Западе, где, помимо вышеуказанных направлений, пожертвования идут на создание различных негосударственных структур, улучшающих жизнь населения и делающих власть подконтрольной избирателю.

Подобную разницу Быстрицкий объясняет тем, что в Украине благотворительность, пусть и не напрямую, подконтрольна власти.

Условно говоря, филантропы [в Украине] выделяют деньги на парацетамол, чтобы устранить боль. А необходимо купить пенициллин, чтобы устранить причину боли

Среди других особенностей финансовой доброты по-украински Таня Пейн, британский специалист по инвестированию в филантропию, называет отсутствие стратегического планирования. Мол, украинцы, в большинстве случаев, руководствуются спонтанным желанием помочь.

«Условно говоря, филантропы [в Украине] выделяют деньги на парацетамол, чтобы устранить боль. А необходимо купить пенициллин, чтобы устранить причину боли», — считает эксперт.

Бессистемность отмечает и Быстрицкий. По его словам, отечественные филантропы балансируют между любительским выделением денег на разные инициативы, которые импонируют непосредственно им самим, и международной схемой благотворительности. Последняя предполагает, что частные фонды возглавляют советы директоров-экспертов, которые сопоставляют желания владельца с общественными интересами.

Аналитики отмечают и то, что филантропия в Украине, в отличие от стран Запада, находится в зачаточном состоянии. К примеру, по данным The World Giving Index, только 5% украинцев готовы отдавать средства на благотворительность, что в четыре раза меньше, чем в отсталой Албании, и в семь раз меньше, чем в недавно воевавшем Косове.

Только 5% украинцев готовы отдавать средства на благотворительность, что в четыре раза меньше, чем в отсталой Албании, и в семь раз меньше, чем в недавно воевавшем Косове

В защиту украинцев стоит сказать, что на берегах Днепра невыгодно афишировать благие дела. В стране действует закон, предоставляющий налоговые послабления человеку, жертвующему на благотворительность. Но этим правом, говорит Гулевская-Черныш, лучше не пользоваться.

«У налоговой сразу возникает желание приписать лишние штрафы компании, у которой хватает средств на благотворительность. Да и сами инспекторы [налоговой] не знают, как пользоваться этим законом», — говорит директор ФБУ. По ее мнению, если что и заставляет отечественную элиту делать добрые дела достоянием общественности, так это желание создать себе положительный имидж.

Наиболее удачным примером подобного рода Минаков называет своего бывшего работодателя. «Успех приватного филантропа Пинчука повышает доверие к нему как общественному деятелю, снижая негативный фон его былых дел», — констатирует эксперт.

Сам Минаков, как и другие эксперты, уверен, что лучший вид благотворительности — анонимный. Но он призывает не осуждать тех украинцев, которые в том числе и ради имиджа делают свои благие дела достоянием общества.

«Нужно приветствовать благотворительность, основанную даже на смешанных мотивациях, включающих и имиджевую. Опыт подсказывает, что есть гораздо больше дешевых способов отмывания имиджа, нежели большая публичная благотворительность», — уверен Минаков.

Опубликовано на minfin.com.ua 20 декабря 2011, 10:10
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд