ВХОД
Вернуться
20 октября 2011, 13:00

В Украине Интернет уже стал зрелой отраслью для инвестиций, — эксперт

Биржа стартапов, основанная Вами более года назад, — единственная площадка в Украине, где собираются инвесторы и собственники молодого бизнеса. Что для Вас это — род общественной деятельности, хобби или тоже бизнес?

По сути, я строю биржу как бизнес. Мы пытаемся решить проблемы финансирования для начинающих предпринимателей, потому что на ранних стадиях создания предприятий их не финансируют венчурные фонды, банки не выдают кредитов. Предпринимателю очень сложно получить деньги на стадии, когда есть только идея или когда бизнес немного состоялся. В венчурных фондах начинаются инвестиции по большому счету от 2 миллионов долларов. А те, что присутствуют в Украине, меньше пяти миллионов не опускаются. Соответственно, предприниматель мог попросить денег только у родственников или знакомых. Поэтому появилась идея создания клуба частных инвесторов. Собственно, на Западе-то она не нова. Там инвесторов называют бизнес-ангелами. Эта модель выгодна для предпринимателя, потому что он получает свое финансирование. И инвестору это тоже интересно и выгодно.

Выгодно и интересно, но так ли это надежно — вкладывать деньги в стартапы?

В последнее время количество интересных инструментов для финансирования резко сократилась. Банковские депозиты очень низкие, недвижимость продолжает падать, земля никому не нужна сейчас, имеется ввиду, «коммерческая» земля. Фондовый рынок непредсказуем, он идет то вверх, то вниз, и все больше вниз в последнее время. А люди хотят чего-то реального. Вложиться туда, где они смогут иметь какую-то долю и помогать предпринимателю своим опытом.

В какие отрасли сейчас лучше всего инвестировать?

Я считаю, что в Украине самыми перспективными являются отрасль энергосбережения, в том числе альтернативная энергетика, отрасль сельского хозяйства, и скажем так, из хайтек-отраслей, я считаю, у нас есть ученые, в которых можно инвестировать, в их изобретения. Дальше идут интернет-проекты, но интернет уже реально становится зрелой отраслью. Если 10 лет назад это были чистые стартапы, то сегодня уже и стоимость входа выросла. Там уже появились свои постоянные игроки.

Интернет-магазины?

Интернет-магазины вообще в каком-то смысле «съеденная» тема. Их много и конкуренция страшная, но конечно, в интернете есть модели, которые будут развиваться — те же социальные сети. Я думаю, что интернет еще принесет всякие новые интересные бизнес-модели. В Украине можно копировать мировые модели, выращивать бизнес, а потом продавать его. Сейчас на рынок выходит одна немецкая группа, которая занимается тем, что копирует в Украине мировые бизнес-модели, а потом перепродает их мировым брендам.

Какие из этих отраслей являются наиболее рисковыми?

Я считаю, что сейчас есть более сильные риски, чем отраслевые. Это мировая экономика — куда она пойдет. Это политические риски Украины. Третьим по рейтингу рисков я бы поставил руководителя проектов, сможет ли он развивать этот проект. Дальше я бы уже смотрел на отрасль. Понятно, конечно, что есть зрелые отрасли. Входить сейчас в мобильное операторство нет никакого смысла. Там проникновение в рынок — 120 %. Не факт что люди переключатся на тебя. Такие же зрелые отрасли металлургия, химия…

Интернет более рисковая среда?

С этой точки зрения нельзя сравнивать интернет и металлургию. Конечно же, в интернет проще войти, меньше денег нужно, незарегулированная в каком-то смысле среда.

И легче выйти, наверное?

Спорный вопрос. Из-за того, что туда легко войти, очень большая конкуренция, много проектов гибнет. Ликвидность рынка там не такая уж и большая. Некоторые не хотят выкупать своих же конкурентов, потому что они и так умрут.

Вы назвали одной из перспективных отраслей сельское хозяйство. Разве этот рынок не поделен?

В сельском хозяйстве, хотя там уже появились крупные игроки, рынок очень большой по объему, там есть еще очень много незанятых ниш, и в переработке продукции, и в садоводческой отрасли. В производстве зерна есть крупные игроки, но опять же, они занимают 30 % рынка. Средним инвесторам еще есть, где развернуться.

Как вы оцениваете перспективы инвестиций в коммуникации?

Я бы делил эту сферу на сегменты: мобильный сегмент — там уже некуда инвестировать. Широкополосный — там глубина проникновения 25 %. Соответственно, в этом сегменте уже начали активность проявлять крупные игроки — «Киевстар», МТС.

Конечно же, когда инвестируешь, собственно, после идеи проекта, второе, что по правилам анализируется, это отрасль — растет она или уменьшается, есть там крупные игроки или нет. Это очень важно, нужно зондировать отрасль, реально ли там стать игроком номер один. Такие вопросы у нас обычно — второе после идеи проекта.

Кто ваши инвесторы? Каков портрет инвестора, который ищет проект на бирже?

Сейчас мы растем, постоянно приходят новые люди. Людей, которые ходят на собрания биржи постоянно, как на работу, где-то 50. Столько же людей то приходят, то уходят, теряют интерес. По сути, это состоявшиеся предприниматели. Иногда просто люди, у которых есть деньги, и которые хотят вложить их куда-нибудь, чтоб они работали. Часть инвесторов — это специалисты, консультанты, которые профессионально занимаются и ищут проекты для своих же клиентов. Сюда же можно отнести инвесткомпании, инвестбанки, фонды и так далее.

Есть ли среди ваших инвесторов иностранцы?

Иностранные инвесторы стали появляться. В основном это ассимилированные иностранцы. Те, которые здесь уже немного освоились. Вообще, иностранцам накладно сюда ездить. Да и своих стартапов им хватает в родных странах, при чем, я бы не сказал, что они хуже. Ну и когда инвестиция небольшая — 100-200 тысяч, то неудобно ездить каждый квартал контролировать стартапы. Это значительно увеличивает накладные расходы на инвестицию.

Как вы видите место биржи стартапов среди других представителей рынка — бизнес-инкубаторов, инвестиционных фондов? Почему предприниматель должен обращаться к вам, а не, скажем, в инвестфонд?

Это неофициальная классификация, но, грубо говоря, предприятие в своем развитии проходит три стадии. Есть стадия seed, от английского «посевная», за ней следует стадия startup, а за ней уже приходит стадия growth, «рост». Получается, что инкубаторы хотят занять нишу предприятий, которые находятся на стадии seed. Инкубаторы дают совсем небольшие деньги на развитие, скажем, тысяч 20 и проводят обучение. Они хотят потом приводить эти проекты к нам. Находятся бизнес-ангелы, готовые вложить 200-300 тысяч в стартап. Когда проект подрастает, его уже можно вести к венчурным фондам, которые будут инвестировать уже 3-5 млн.

Почему-то принято связывать понятие startup только с IT-cферой. С чем это связано, на ваш взгляд?

Я бы сказал так: последняя отрасль, где создавалось большинство стартапов, которые бурно вышли на рынок, это был интернет. Но когда-то основной стартап-отраслью было автомобилестроение. А завтра на смену придут био-технологии. Это просто десятилетие такое. С середины 90-х пошло десятилетие интернет-стартапов. Я думаю, в следующие десять лет такой же бурный рост будет в генетике.

Опубликовано на minfin.com.ua 20 октября 2011, 13:00 Источник: Дело
Следить за новыми комментариями

Комментарии (2)

+
0
elvalery
elvalery
20 октября 2011, 13:02
Елена, Киев
#
«Я», «я»… А кто этот таинственный «Я»?
+
0
garibaldi
garibaldi
20 октября 2011, 15:06
#
Проффесор?

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд