ВХОД
Вернуться
10 октября 2011, 08:40

Джим Рикардс о валютных войнах

Помимо волатильности на фондовом рынке и исторически низких уровнях облигационной доходности внимание инвесторов начал привлекать валютный рынок. Причиной тому начавшиеся в 2010 году и распространяющиеся по всему миру валютные войны. Недавнее решение Бразилии снизить процентные ставки, чтобы остановить рост реала, а также привязка швейцарского франка к евро — это примеры обесценивания валют против валют соседей или по крайней мере создание помех для их удорожания. Мир вновь начал использовать политику «разори соседа», как это уже бывало в 1970-х, а до этого в 1930-х, когда страны воровали экономический рост у соседей с помощью порчи валюты, которая удешевляла экспортные товары.

Все разыгрывается так, как и можно ожидать. США девальвирует доллар против юаня и евро и получает все, что хочет. Китай ревальвирует юань против доллара, но сохраняет привязку к евро и получает половину желаемого. Евро сохраняет силу против доллара и привязку к юаню, оставаясь при этом ни с чем.Швейцария и Бразилия — это второстепенные игроки в этой глобальной войне. Главные события происходят на трех рингах: США, Европа и Китай с долларом, евро и юанем. Игра проста: всем трем нужна дешевая относительно других валюта, чтобы помочь экспорту. У Китая есть меньше, чем у остальных оправданий для девальвации, поэтому он считает привязку наилучшим для себя выходом, ведь валюта в этом случае не дорожает. У США наибольший объем влияния — резервная валюта и печатный станок позволяет проводить девальвацию. Европе отчаянно нужно девальвировать, но она зависит от Китая, покупающего ее облигации и от США, предоставляющих долларовую ликвидность в виде своповых линий, так что у нее нет возможности влиять на остальных. К тому же у Германии исторически сложился мощный экспортный сектор даже в условиях сильной валюты из-за эффективности, однородной культуры и сотрудничества менеджмента и сотрудников. Так было в 1970-е при сильной немецкой марке и в основном ситуация не изменилась и сегодня.

Все разыгрывается так, как и можно ожидать. США девальвирует доллар против юаня и евро и получает все, что хочет. Китай ревальвирует юань против доллара, но сохраняет привязку к евро и получает половину желаемого. Евро сохраняет силу против доллара и привязку к юаню, оставаясь при этом ни с чем. Так все и продолжается с начала июня, когда китайцы наконец допустили значительный рост юаня против доллара.

Есть только одна проблема с таким замечательным разрешением валютных войн. Германия может выжить с сильной валютой, но остальная Европа не может и некоторые ее регионы, включая Грецию, стоят перед лицом потери платежеспособности. До какого-то момента грекам приходится принять режим жесткой экономии, навязанный немцами. Затем либо греки, либо немцы моргнут, кризис достигнет критической фазы и будет угрожать стабильности мировой финансовой системы. В этот момент потребуется или сильно ослабить евро, или Германии придётся спасать Грецию. Недавнее прохладное отношение немцев к возможному выкупу греков ослабило евро и вызвало угрозу дефолта или развала Еврозоны. Однако ослабление евро стало нарушением договоренностей с Китаем, поставленным перед худшим возможным сценарием — слабые евро и доллар в одно и то же время. Китай готов принять одно или другое, но не все сразу.

Так оно и бывает с валютными войнами, где все преимущества временные и всегда только вопрос времени, прежде чем сильная валюта пытается влезть в самую гущу девальваций, где уже дерутся все остальные. Все не могут девальвировать одновременно, поэтому «победитель» с более дешевой валютой автоматически порождает «проигравшего», у которого остается сильная валюта. На первый взгляд казалось, что Европа была проигравшей стороной, но теперь эта роль переходит к Китаю. Китай этого терпеть не будет и дал по этому поводу два индикатора. Он сообщил Европе, что если она ожидает от Китая покупок своих суверенных долгов, то ей придется предложить наиболее благоприятные условия торговли для Китая. Подразумевается, что если евро вскоре не укрепится, то Китаю придется возобновить привязку к доллару и тем самым разрушить все то, чего США надеялись достичь своей политикой слабого доллара.

Вся глобальная система находится на критическом перепутье — на кон поставлены суверенные облигации, валюты, фондовые рынки и судьба политиков. Скрытой целью первого и второго раундов количественного смягчения всегда было удешевление доллара с помощью запуска китайской инфляции. Критики говорят, что КС ничего не сделало для помощи безработным и подстегивания потребления. Но все это никогда и не было главной целью, целью было удешевление доллара, помощь экспорту и создание таким образом рабочих мест, но для этого требуется время. Я убрал третий раунд количественного смягчения из моего списка ожиданий в конце 2010 года, когда стало ясно, что повторные покупки долга Федом обладали достаточной влиянием, чтобы держать под контролем кривую доходности и, что еще более важно, Китай, наконец, начал движение на валютном фронте. На данный момент КС-3 еще нет в планах. Но если евро ослабнет, и Китай в результате возобновит привязку к доллару, то это станет сигналом для дополнительного количественного смягчения. Трудно сказать, как все сложится, но мы по крайней мере знаем, куда смотреть. Если вы хотите увидеть КС-3 перед тем как его увидит весь остальной рынок, следите за евро.

В заключение скажем, что не совсем точно говорить, что в валютных войнах нет победителей. Всегда есть хотя бы один — золото.

Опубликовано на minfin.com.ua 10 октября 2011, 08:40 Источник: Goldenfront.ru
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд