ВХОД
Вернуться
12 сентября 2011, 17:34
Alt..
Описание..

Последнее десятилетие навсегда изменило мировую экономику

Самыми важными словами, описывающими десятилетие со дня атаки на Америку, были не «война с терроризмом», а «сделано в Китае», считает The Financial Times. Основные геополитические изменения происходили не на поле битвы, а в финансовой системе.

Ранним утром 11 сентября 2001 года перспективы США представлялись такими же безоблачными, как ясное небо над Манхеттеном. Цена на нефть марки Brent составляла 28 долларов за баррель, бюджет федерального правительства был профицитным, американская экономика постепенно разворачивалась после обвала доткомов. Самая мощная мировая держава жила спокойно.

Спустя десять лет цена на нефть колеблется около отметки в 115 долларов за баррель; США в 2011 году прогнозируют бюджетный дефицит в размере 1,5 трлн долларов, самый большой в истории; экономика испытывает серьезные проблемы после финансового кризиса 2008 года. Американские военные и разведка заняты в военных кампаниях, борясь с боевиками и радикальным исламским терроризмом в разных странах — от Афганистана и Пакистана до Нигера и Йемена.

Адмирал Майк Маллен, председатель Объединенного комитета начальников штабов США, назвал госдолг самой большой угрозой национальной безопасности США. Недавнее понижение суверенного рейтинга агентством Standard & Poor’s, по-видимому, подтверждает тенденцию неуклонного снижения американского статуса. И хотя прямой связи между атаками 11 сентября 2001 года и нынешними экономическими проблемами США нет, с учетом инфляции стоимость глобальной войны с террором — более 2 трлн долларов — вдвое больше расходов на войну во Вьетнаме.

В ответ на атаки на нью-йоркские башни-близнецы и Пентагон президент Джордж Буш начал кампании в Афганистане и Ираке, продемонстрировав воинственную обособленность в ущерб альянсам и международному праву, и стал продвигать демократию на Ближнем Востоке. Жесткие меры его администрации вызвали раскол позиций в альянсах в Европе и спровоцировали резкое падение авторитета США за рубежом. Об этом рассказал политолог Павел Баев и из Международного института исследований проблем мира в Осло.

Из положительного — Америке удалось избежать новых терактов на своей территории. Другим повезло меньше. Взрывы на Бали (2002 год), в Мадриде (2004) и Лондоне (2005) были не такими масштабными, как теракты 11 сентября, но унесли несколько сотен жизней. «Аль-Каида» подавлена, но не повержена окончательно. Десятки компьютерных дисков, обнаруженных в укрытии Усамы бен Ладена в Пакистане, свидетельствуют о том, что лидер «Аль-Каиды», уничтоженный в мае в результате рейда американских спецназовцев, планировал новую масштабную атаку, которая, возможно, совпала бы с годовщиной терактов 11 сентября.

Более того, в этом году массовые выступления в арабском мире развенчали мнение, что Ближний Восток, за исключением Израиля, в принципе не способен воспринять демократию. Один за другим были свергнуты автократические лидеры — от Зин эль-Абидина бен Али в Тунисе до Хосни Мубарака в Египте, протестующие требовали свободы и рабочих мест. Президент Сирии Башар Асад может стать очередным диктатором, который на себе почувствует гнев арабской толпы.

Вопрос заключается в том, прав ли был Буш, утверждая, что автократический статус-кво на Ближнем Востоке создает инкубатор радикального исламского терроризма и, соответственно, очевидную и реальную опасность для США. Если ответ положительный, тогда провалы его администрации были в меньшей степени связаны с ошибочным диагнозом и в большей степени с реализацией стратегии.

Второй сопряженный с этим вопрос — можно ли назвать военный ответ на атаки 11 сентября дорогим и несоразмерным отвлечением внимания и ресурсов в момент, когда мир меняется вместе со становлением новых мощных игроков, в частности Китая?

Самые значительные геополитические изменения за последние 10 лет происходили не на арене битвы, а в финансовой системе. Глобальный банковский кризис возник из-за порочного регулирования и неверных стимулов для банков продавать ипотеку малоимущим американцам, не имеющим возможности погасить кредиты, а также в результате огромного уровня долга в финансовой системе. Эти искажения были созданы, отчасти, глобальными диспропорциями из-за того, что американцы жили за счет дешевых кредитов, а китайский экспорт и сбережения способствовали росту огромного профицита текущего счета платежного баланса.

До Великого краха 2008 года финансовая карусель так или иначе вращалась. Благодаря низким трудовым издержкам Китай экспортировал дефляцию в другие страны мира. Китай финансировал дефицит платежного баланса США, трансформируя свой профицит в американские казначейские облигации. Теперь через три года финансового кризиса мировая экономика перевернулась. Позиции США ослабли, Европа выведена из игры, Азия на данный момент на подъеме.

Доля развивающейся Азии в глобальной экономике, рассчитанная на основе паритета покупательной способности, устойчиво растет с 8% в 1980 году до 24% в прошлом году. В совокупности на азиатский фондовый рынок приходится 31% глобальной капитализации, что больше европейской доли в 25% и лишь немного уступает американской (32%). В прошлом году Китай опередил Германию и стал крупнейшим в мире экспортером. Китайские банки сегодня входят в число ведущих в мире по рыночной капитализации.

Не менее показательна статистика импорта: развивающиеся страны становятся локомотивом глобальной экономики. В потреблении продукции — от цемента до куриных яиц — Китай впереди планеты всей, недавно он обошел США и стал крупнейшим в мире рынком автомобилей.

Огромные потребности Китая в сырье создают новые торговые связи, в особенности с развивающимися гигантами, такими как Бразилия. В прошлом году Китай стал главным по оборотам торговым партнером Бразилии, опередив США. Известная ранее своей нестабильностью Латинская Америка сумела преодолеть кризис практически невредимой. Уровень бедности снижается, средний класс расширяется, на рынках активов — рост с образованием пузырей.

Госсекретарь администрации Буша Кондолиза Райс описывала многополярность как теорию соперничества, необходимое зло. В экономическом отношении многополярность задает новый порядок, в котором взаимозависимость является нормой, а США, пусть и по-прежнему очень влиятельное государство, больше не имеют роли гегемона.

Что касается наследия 11 сентября, главный экономист Standard Chartered Bank Жерар Лион говорит, что самыми важными словами за последнее десятилетие были не «война с терроризмом», а «сделано в Китае». С сегодняшними тенденциями, по его мнению, тремя главными словами текущего десятилетия будут «принадлежит Китаю».

Опубликовано на minfin.com.ua 12 сентября 2011, 17:34 Источник: Вfm.ru
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд