ВХОД
Вернуться
28 июля 2011, 13:20
Украинцев «слушают» много и безнаказано
Фото с сайта segodnya.ua

Украинцев «слушают» много и безнаказано

В то время как в Великобритании незаконная прослушка заставила старейшую газету закрыться, часть редакции сесть в тюрьму, а издателя-миллиардера униженно краснеть в парламенте, в Украине она процветает безнаказанно и без перспектив к изменению.

Каждый год спецслужбы «слушают» около 25 тысяч украинцев — в разы больше, чем в США и Франции, где цифры, соотвественно, составляют 1400 и 1000 человек в год.

При этом над прослушкой в Украине фактически нет никакого контроля, а у прослушанных — доказательств, поэтому правоохранители, как правило, даже не возбуждают дела, чтобы разобраться.

Цифра в 25 тысяч, озвученная главой Верховного суда Василием Онопенко — это только официальная часть, причем, по словам Онопенко, до судов доходит намного меньше дел, чем 25 тысяч, а значит спецслужбы сильно злоупотребляют прослушиванием.

Посчитать же случаи несанкционированной прослушки, которой может быть в разы больше, просто невозможно. Официально право «слушать» имеет СБУ. Причем как по решению суда – например если вы проходите по уголовному делу — так и без него — в случае, если вами заинтересовалась контрразведка СБУ.

Но это в теории, а на практике дела обстоят несколько иначе.

Правозащитники, жертвы прослушки и источники в правоохранительных органах рассказывают, как СБУ получает «добро» от судов на прослушку телефонов людей, которые не имеют никакого отношения ни к разведке, ни к возбужденным уголовным делам.

«В реальное оперативно-розыскное дело, заведенное относительно реального преступника, вписываются „левые“ телефонные номера, которые надо незаконно прослушать», — говорит журналист сайта резонансных расследований ord-ua.com Владимир Бойко, который, по его словам, стал объектом прослушки именно по такой схеме.

По словам источника ord-ua.com в СБУ, таким образом Служба безопасности получила разрешение суда на прослушку Бойко, редактора сайта Станислава Речинского и журналиста «Украинской правды» Сергея Лещенко. Их мобильные номера были вписаны в дело о… контрабандисте в Луганской области.

«Никаких звуков в трубке, ничего подозрительного мы не замечали — сейчас уже не те технологии», — говорит Речинский. В СБУ такие действия категорически отрицают.

«Если в развитых странах разрешение на прослушку выдается в исключительно важных случаях, например когда речь идет о терроризме, наркобизнесе и подобном, то в Украине законодательство позволяет прослушку фактически при любом преступлении, которые квалифицируется как тяжелое – а это все, что подразумевает наказание более 5 лет тюрьмы», — рассказывает Евгений Захаров, сопредседатель Харьковской правозащитной группы.

Конечно, «слушать» могут не только спецслужбы, а практически любые структуры и люди, которые приобрели, как правило за границей, нужную аппаратуру. Журналист «Обозревателя» Александр Чаленко, например, пытался добиться возбуждения дела по факту прослушки его партией Юлии Тимошенко «Батькивщина».

«У меня есть хорошие источники в БЮТе, которые мне „сливают“ информацию. И я выдавал тексты, в том числе о семье Тимошенко. Вскоре я получил информацию от источника в БЮТ, который меня никогда не подводил, что мой мобильный поставили на прослушку. Таким образом они хотят выяснить, кто этот „крот“ в БЮТе, кто сливает мне информацию», — говорит Чаленко.

Конечно, в БЮТ все отрицают. Чаленко же утверждает, что «Батькивщина» — не исключение, а «слушают» друг друга в украинской политике все. Также, по его данным, прослушиваются телефоны всех известных журналистов. «Прослушка — это элемент в политический борьбе. Что касается журналистов, то люди хотят знать, кто „сливает“ им информацию и какую статью пишет журналист, чтобы, в случае чего, нанести превентивный удар», — говорит Чаленко.

В СБУ подтверждают, что масштабы незаконной прослушки впечатляют. «Слушают конкурентов, политиков, собирают компромат. Чаще всего аппаратуру завозят в Украину нелегально, как правило, из Китая», — говорит Марина Остапенко, пресс-секретарь СБУ.

Она говорит, что выявить такую прослушку сложно потому, что устройства работают не как передатчики, сигнал которых можно перехватить, а как приемники.

Журналисты, которые заявляли о прослушке, не видят смысла даже обращаться в правоохранительные органы с заявлением — мол, сами спецслужбы никогда не признают факт прослушки, а доказательств у журналистов нет. Те, кто пытался искать правды, вскоре понимали, что на расследование расчитывать не приходится.

Так, ничем не завершилось дело, возбужденное в 2005 году по прослушке журналиста газеты «Сегодня» Александра Корчинского. Дело возбудила Генпрокуратура, после обращения Корчинского. Правда, позже его закрыли, якобы не найдя доказательств. Чаленко и вовсе отказали в возбуждении дела.

«Перспектив на расследования таких дел нет потому, что никто из политиков — ни нынешняя власть, ни прошлая, не хотят решать эту проблему и делать эту сферу более прозрачной. Зачем, если, придя к власти, можно использовать сложившуюся систему в своих интересах?» — говорит правозащитник Захаров.

Похоже, что единственный способ отстоять свое право на частную жизнь — обратиться в Европейский суд по правам человека. Правда, делают это украинцы нечасто. Последнее решение суда по нарушению статьи 8 Конвенции о правах человека (право на уважение к частной жизни, корреспонденции и т. д.) было в 2006 году, когда супруги Волох выиграли суд против Украины за незаконную выимку их корреспонденции милицией.

Опубликовано на minfin.com.ua 28 июля 2011, 13:20 Источник: Kyiv Post
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд