ВХОД
Вернуться
27 июля 2011, 08:50

Иранцы выбирают золото из-за опасений инфляции и валютного кризиса

Листая старый семейный фотоальбом, 74-летняя Молук Амини (Molook Amini) сожалеет, что не может себе позволить купить золотую монету в подарок на свадьбу своей младшей внучке, как она делала это для остальных.

«Мы традиционно дарим золотые монеты близким членам семьи в особых случаях. В этом году я первый раз больше не могу себе этого позволить».

Будь то свадебный подарок иди просто способ отложить что-то на черный день, иранцы давно покупают золотые монеты, свободно продающиеся у дилеров в розничных магазинах и базарах. Но с недавних пор то, что раньше было стабильным спросом, превратилось в золотую лихорадку.

На фоне глобальной экономической неопределенности в первой половине 2011 года цена золота на мировых рынках стабильно росла, и иранские монеты, соответственно, подорожали. Вместо того, чтобы продавать свои монеты ради прибыли, иранцы скупают их в еще больших количествах.

«Обычно с ростом цены на товар снижается спрос. Но в случае с золотом кажется, что завышенные цены только увеличивают спрос на него», — рассказал продавец золота в Тегеране, пожелавший остаться неназванным.

Основной причиной иранской золотой лихорадки стали страхи по поводу состояния внутренней экономики, особенно риск роста инфляции и неустойчивости валюты, сказал он.

Помимо опасений повторной мировой рецессии, экономика страдает от санкций, которыми по указке Соединенных Штатов Тегеран обложили из-за ядерной программы, которая, как утверждают лидеры многих стран, направлена на создание ядерного вооружения, что власти самого Ирана отрицают.

«Люди стремятся к этим безопасным активам – золотым монетам и твердой валюте – в первую очередь, из-за ограниченного выбора инвестиционных возможностей, а во вторую – из-за опасений ослабления национальной валюты», — пояснил экономист, попросивший не называть его имени. – Это последствия усиления потенциальной экономической нестабильности в стране».

Будучи отличным средством сбережений, иранские золотые монеты, которые чеканили веками, имеют также культурную ценность.

На них традиционно изображали лица королей. После революции 1979 года Исламская республика начала выпускать монеты под названием «Весна свободы» (Bahar-e Azadi). На некоторых из них было выгравировано изображение аятоллы Рухоллы Хомейни (Ruhollah Khomeini), возглавившего восстание против последнего шаха.

Стандартная золотая монета, выпускаемая Центральным банком Ирана, весит 8,133 грамма. В продаже также встречаются монеты меньшего номинала – половина и четверть стандарта.

В июне цена золотой монеты Bahar-e Azadi достигла исторического максимума приблизительно в 4550000 риалов (422$), тогда как в прошлом году она продавалась примерно по 3120000 риалов.

Иранские власти неоднократно отрицали отрицательное влияние санкций на положение в стране, утверждая, что экономика стабильна.

Но многие иранцы опасаются, что хранить капитал в риалах рискованно.

«Мы можем держать монеты дома и чувствовать себя в безопасности, — признает Мохаммед (Mohammad), 39-летний биржевой маклер, утверждающий, что из-за финансовых санкций обычным иранцам стало сложнее переводить капитал за границу, например, покупать недвижимость в Дубаи или Европе. - В нынешней ситуации есть люди, способные перемещать капитал и инвестировать в другие страны, но у нас – простых людей – нет иного выбора, кроме как вкладывать в золотые монеты».

Хранить сбережения в риалах стало еще менее выгодно, чем несколько месяцев назад, после того как правительство ограничило для банков проценты выплат по сберегательным счетам. В апреле доходы сократились с 26-28% до 14-17%, при этом многие иранцы считают, что этот уровень ниже реального уровня инфляции.

Опасения по поводу снижения покупательной способности риала и сомнения в стабильности валюты являются основной причиной повышенного интереса к золоту.

В то время как Международный валютный фонд похвалил Иран за снижение инфляции до 12,4% в 2010-11 годах с 24,5% двумя годами ранее, за последний год ее уровень вновь увеличился до 14,2% в мае. С прекращением обильных правительственных субсидий начался ускоренный рост цен на базовые продукты, такие как топливо, вода и продукты питания.

В конце прошлого года по приказу президента Махмуда Ахмадинежада (Mahmoud Ahmadinejad) начали сворачивать программу субсидий стоимостью около 100 млрд долларов, а также прекратили наличные выплаты семьям для смягчения влияния роста цен. Смена приоритетов, положительно оцененная МВФ, была проведена, несмотря на прогнозы, что рост цен на топливо, продукты и воду мог вызвать более масштабную инфляцию.

Помимо накопления золота, многие иранцы решили обратить свои риалы в твердую валюту, усилив спрос на доллары настолько, что в прошлом месяце Центральному банку пришлось девальвировать риал почти на 11%.

Это неожиданное решение не развеяло страхи иранцев по поводу безопасности их сбережений.

Многие экономисты считают, что риалу, тесно привязанному к основным мировым валютам по «управляемо плавающему валютному курсу», не позволили обесцениться в соответствии с инфляцией, поэтому он переоценен на 30-50%.

Так как объем внешней торговли в риалах очень ограничен, изменение его курса не оказывает видимого влияния на мировые рынки.

В прошлом месяце он подешевел до 12500 за доллар в сравнении до 10500 ранее в этом году.

С момента девальвации президент Центрального банка Махмуд Бахмани (Mahmoud Bahmani) говорил о возможности использовать ряд мер, чтобы предотвратить дальнейшее ослабление риала, включая ограничение деятельности валютных трейдеров, которых он обвиняет в спекуляциях.

Он также заявил, что Иран откажется от прежнего решения по банковским процентным ставкам. «Мы сократим искусственный спрос на иностранную валюту, увеличив процентные ставки», — цитировала Бахмани в июне газета Arman.

После вмешательства центрального банка, вбросившего на рынок твердую валюту и золото, курс доллара и цены на золотые монеты ослабли. 

Но аналитики говорят, что основные проблемы будут по-прежнему давить на оба актива, и критически относятся к тому, что они называют противоречивыми сигналами правительства.

Бахмани обещал, что риал восстановится до «рыночного курса» в 10000 за доллар, а курс последнего упадет.

Но такие комментарии сразу после девальвации, которая установила официальный курс доллара на уровне 11,717 риалов, только усилили неопределенность, по мнению некоторых экономистов.

«Признаки непоследовательности в валютной политике весьма очевидны. Об этом сигнализируют неожиданное укрепление (доллара), за которым последовало ослабление, и объявления о разных курсах валюты от разных финансовых чиновников», — написало 3 июля экономическое ежедневное издание Abrar-e Eqtesadi.

Обычные иранцы вообще ни в чем не уверены.

«В такие нестабильные времена в Иране самая безопасная форма инвестиции – это золотые монеты, потому что никто не знает, насколько подешевеет риал или какими будут ставки», — убежден 30-летний сотрудник частного сектора Саба Акабала (Saba Aqabala).

В своей квартире на севере Тегерана бабушка Молук надеется, что все-таки сможет найти деньги, чтобы купить золотые монеты для своей внучки. «Боюсь, придется покупать домашнюю утварь, — сетует она. – Или просто подарить деньги».

Опубликовано на minfin.com.ua 27 июля 2011, 08:50 Источник: Goldenfront.ru
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд