ВХОД
Вернуться
21 июня 2011, 17:55
Банкиры и их клиенты: чьи права важнее?
Фото с сайта zn.ua

Банкиры и их клиенты: чьи права важнее?

Затянувшиеся более чем на год попытки банковского лобби добиться принятия закона о защите прав кредиторов наконец близки к успеху. Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект «Об урегулировании правоотношений между кредиторами и потребителями финансовых услуг», сделав шаг к ужесточению ответственности и банкиров, и их клиентов.

Теперь финансистам будет сложнее раздавать «нулевые кредиты» со спрятанной между строк ставкой в 100% годовых, менять условия кредитных договоров по собственному желанию, вводить новые комиссии и запрещать клиентам досрочно избавляться от кредитного бремени.

Частным же заемщикам придется более серьезно относиться к своим обязательствам из-за упрощения механизмов изъятия движимого и недвижимого имущества у недобросовестных должников, а корпоративным — забыть о большей части схем по уклонению от возврата долгов с помощью фиктивного банкротства.

Позитив? Безусловно, да. Но только если не брать во внимание тот факт, что в Украине наличие правильного закона не гарантирует его исполнение. А кроме прозрачных правил, по которым должны строиться взаимоотношения непосредственно между банкирами и их клиентами, существует еще множество других нюансов, влияющих как на права кредиторов, так и на возможности заемщиков отстаивать свою правоту.

Примечательно, что первые публичные обсуждения законопроекта, который в первоначальной версии назывался «О защите прав кредиторов», начались ровно год назад — первый материал об этом документе был опубликован «ЗН» в июне 2010-го.

Тогда, правда, речь шла исключительно о необходимости расширить права кредиторов, которые после кризиса столкнулись с колоссальными ухищрениями и злоупотреблениями со стороны недобросовестных заемщиков, использовавших любые лазейки в законодательстве, чтобы уйти от обязательств по возвращению кредитов. И хотя НБУ всегда удавалось отстоять интересы банков в Верховном суде, юридический произвол создавал (и создает) условия для того, чтобы деньги по кредитным договорам не платились годами.

Однако такое объяснение, даже подкрепленное аргументами о необходимости возобновить кредитование экономики через защиту прав кредиторов, не смогло убедить общественность и, в первую очередь, народных депутатов в необходимости принятия этого закона.

Во-первых, даже в период самых острых фаз кризиса банки с юридической точки зрения оставались намного более защищенными, чем их рядовые клиенты. Во-вторых, в общественном сознании — ни тогда, ни сейчас — еще не затерлись факты одностороннего и, зачастую, необоснованного повышения кредитных ставок, начисления повышенных комиссий, навязывания родственных страховых компаний и многих других действий, ставящих под сомнение социальную сознательность многих представителей банковского сообщества.

И, наконец, в-третьих, многие обладатели депутатских мандатов сами относились к когорте так называемых недобросовестных заемщиков, пользовавшихся услугами лучших юристов и худших судей для того, чтобы не отдавать долги, одновременно используя аргументы «во-первых» и «во-вторых» против банкиров.

Между тем вялая кредитная активность банков с каждым месяцем все больше сказывается на темпах восстановления экономики: инфляция цен производителей растет, а темпы промышленного производства — замедляются.

По данным НБУ, за первую треть текущего года (январь-апрель) рост ВВП составил около 5%, а объем банковских кредитов увеличился с начала года всего на 3,9%. Тогда как экономическая статистика говорит о том, что в развивающихся странах стабильный прирост ВВП может обеспечиваться только опережающим увеличением объемов кредитования. Или, если проще, прирост кредитов должен быть выше реального прироста ВВП.

На этом фоне происходило и увеличение объема просроченной задолженности в портфеле банков — на 1,7%. По состоянию на 1 мая доля «официально» просроченной задолженности по системе составляла около 11%. В то время как, по данным международного рейтингового агентства Fitch, доля проблемных кредитов в их портфелях достигла 56,5%! А количество неработающих кредитов (просрочка свыше 90 дней) за вторую половину 2010 года увеличилась с 18,1 до 21%. И это по данным 12 крупнейших украинских банков, которые рейтингует агентство.

Если же учесть, какое количество банков от рейтингования отказалось или просто скрывает свою отчетность от публики, можно говорить, что как минимум каждая четвертая гривна в банковских балансах — умерла.

В таких условиях возобновление кредитования становится действительно стратегической задачей. Поэтому для решения проблемы восприятия обществом необходимости расширения прав кредиторов как первого шага (его необходимость для возобновления кредитования была отмечена и МВФ), НБУ совместно с авторами законопроекта № 7351 — Юрием Воропаевым, Юрием Полунеевым и Станиславом Аржевитиным — предложил добавить к закону о защите прав кредиторов перечень мер, защищающих права банковских клиентов.

Причем в Нацбанке закон позиционируют как баланс интересов всех участников кредитных отношений. «Закон защищает как кредитора, так и потребителя. Я не хотел бы проводить линию фронта между потребителями и кредиторами. Они заинтересованы друг в друге. Не может кредитор без заемщика и заемщик без кредитора существовать на финансовом рынке. Поэтому в законе нет такой нормы, которая бы была исключительно на защиту прав кредитора или исключительно на защиту прав потребителя», — говорит директор юридического департамента НБУ Виктор Новиков.

Неизвестно, противились ли такой постановке вопроса банкиры, однако появившийся в результате их сотрудничества с НБУ законопроект «Об урегулировании правоотношений между кредиторами и потребителями финансовых услуг» действительно снял многие противоречия, которые возникали между кредиторами и должниками в период кризиса.

Так, законопроект содержит статью, вводящую прямой запрет банкам на изменение уровня кредитной ставки для заемщиков, установление новых комиссий «по ходу дела». Банкиров также обяжут детально расписывать совокупную стоимость кредита для потребителя с учетом процентной ставки по кредиту и стоимости всех услуг (регистратора, нотариуса, страховщика, оценщика и т. д.), связанных с получением займа.

Согласно законопроекту, кредитор имеет право предоставить заемщику отсрочку уплаты суммы основного долга по договорам о предоставлении потребительского кредита на срок до трех лет. А в случае возникновения проблем с погашением ипотечного или автомобильного кредита — поменять механизм начисления процентов таким образом, чтобы часть ежемесячных платежей по обслуживанию кредитов не превышала 35% совокупного месячного дохода семьи.

Хотя главной новостью для заемщиков станет возможность проведения реструктуризации валютных кредитов на весьма выгодных условиях. Так, проголосованная депутатами версия законопроекта описывает механизм, согласно которому банк может разделить валютный кредит на обязательство, обеспеченное ипотекой — в размере остатка кредита на момент реструктуризации, пересчитанного в гривнях по курсу, действовавшему на момент получения кредита, и обязательство-остаток, не обеспеченное ипотекой, в гривнях по курсу на момент реструктуризации. При этом остаток должен быть полностью погашен в конце срока действия договора о предоставлении потребительского кредита.

Безусловно, расширились и права банкиров-кредиторов. Так, уже нельзя будет признать банкротом физическое лицо — СПД с целью обнуления банковских кредитов. А при банкротстве юридических лиц арбитражным управляющим вменяется в обязательство приглашать банки в комитет кредиторов, согласовывая с ними все действия в отношении имущества должника. Что же касается частных клиентов, то их также ожидают более жесткие правила игры — исполнительная надпись нотариуса на договоре залога недвижимого и движимого имущества теперь будет достаточным основанием для его изъятия и продажи.

«В законопроекте содержатся изменения к Уголовному кодексу. Если раньше только наемный директор или учредитель, который значится в учредительном договоре, могли быть привлечены к уголовной ответственности за предоставление недостоверной информации по банку, то сейчас любое физическое лицо», — говорит председатель правления ОТП Банка Дмитрий Зинков.

Банкиры утверждают, что данный закон хоть и не устраняет всех препятствий на пути к полноценному возобновлению кредитования, но создает базовые условия для того, чтобы деньги из банковских закромов пошли в реальную экономику. «Кроме того, более широкие права банков должны стимулировать заемщиков трезво оценить свою способность отдавать полученный кредит. В результате чего мы меньше будем сталкиваться с должниками, понабиравшими займов даже без понимания того, сколько им надо зарабатывать и платить каждый месяц за их обслуживание», — говорит председатель правления Правэкс-Банка Сергей Наумов.

Мнения экспертов

Анатолий Максюта, заместитель министра экономического развития и торговли:

— Насколько мы сможем оградить заемщика от каких-то скрытых или неявных действий кредитора, настолько у нас будут надежные кредиты. То есть заемщик будет сознательно принимать эти кредиты и понимать, на что он рассчитывает. И кредитор будет тоже видеть, и это немножко охладит тот пыл банков, который мы видели перед кризисом, когда кредиты давались без надлежащего обеспечения, а потом — превратились в те плохие кредиты, которые мы сегодня констатируем.

Поэтому нам кажется очень важным продолжить эту линию защиты заемщиков. Во-первых, мы положительно воспринимаем, что здесь освещены вопросы и требования к той форме договора, который заключается между кредитором и заемщиком. Мы должны это продолжить и распространять практику стандартных договоров, которые могли бы быть на стандартные услуги, кредиты, предоставляемые банками, либо услуги, предоставляемые другими финансовыми учреждениями. И искать формы не только судебного, но и досудебного решения проблем, возникающих между заемщиком и кредитором.

Обсуждаются также вопросы создания финансового омбудсмена, которой бы мог в нашем понимании заняться этим досудебным регулированием возникающих споров. Поэтому в комплексе этот закон полезен для экономики, и мы надеемся, что он наконец-то будет принят.

Виктор Новиков, директор юридического департамента НБУ:

— Национальный банк — единственный пока регулятор, который выпустил еще года четыре назад нормативный акт, а именно: постановление № 168 о защите прав потребителей. И некоторые банки оспаривали это постановление в суде, и мы выступали в суде на стороне потребителей и добились того, что этот нормативный акт был признан. Мы с удовольствием будем участниками процесса установления законодательства по защите прав потребителей. Поскольку в этом есть выгода самих банков: четкие правила игры на этом рынке способствуют банкам при выдаче кредитов.

У нас задача не бороться с последствиями невозврата кредитов. Надо, чтобы эти кредиты не предоставлялись тому, кто их не может вернуть. Помочь в решении этой задачи может в том числе и работа кредитных бюро. Чтобы действительно была всеобъемлющая информация по заемщику. И не только о кредите банковском, но и о коммунальных услугах, и услугах мобильной связи, уплате налогов и всех других платежей. Чтобы эта информация была сосредоточена в бюро кредитных историй, и тогда банк поможет этому заемщику при предоставлении кредитов: обезопасит от невозврата этого кредита и предоставит другой кредит на других условиях либо вообще не окажет услугу. И тем самым он защищает заемщика. Это очень комплексная задача, и я бы не возлагал все надежды только на этот законопроект. В целом это задача по морали в обществе, чтобы формировался такой пласт заемщиков, где бы практиковался возврат долга. А не по тому принципу, что кредиты возвращают только трусы.

Сергей Подрезов, председатель правления Ощадбанка:

— На сегодняшний день существует масса судебных решений и по поводу валютных кредитов, и по реструктуризации долгов физических лиц — частных предпринимателей. В законодательстве существует очень много лазеек для недобросовестных заемщиков, когда можно не возвращать кредит или заставить заплатить за себя других, законопослушных заемщиков. И мы осознаем, что создается дополнительный бизнес в виде коллекторских и антиколлекторских компаний. На том же заемщике при этом и кредиторы наживаются. Сегодня самая большая проблема у банков — кого финансировать?

Оценив те кризисные ситуации, которые сложились в нашей стране, в частности в судебной системе в отношениях с заемщиками, банки стали более осторожными. Ранее банки устраивали гонки под лозунгами «Даешь нулевой взнос!», «Даешь кредиты!», один банк — 10% первый взнос, второй — 5%, третий — 0%. Из-за того, что банки ставили кредиты «на поток», когда займы выдавались в день сотнями, сейчас имеем негативный результат. Чтобы избежать повторения подобной ситуации в будущем, нам и необходимы эти изменения в законодательстве, чтобы и банки, и клиенты чувствовали себя более защищенными. Для такого закона не может быть дороги с односторонним движением, она должна быть только двусторонней — нужно защитить и потребителя, и кредитора.

Борис Тимонькин, председатель правления Укрсоцбанка:

— Мы много раз говорили о том, что изменение законов и даже самые идеально выписанные законы не снимают всех проблем. Если есть практика, то эта практика часто ставит закон с ног на голову. Однако кредитование все равно будет продолжаться. Но теперь мы понимаем, что деньги даем, в первую очередь, под честное слово, и оно важнее. Кризис научил, что никакое обеспечение не позволит вернуть деньги, даже если оно в пять раз больше кредита. Что остается? Остается честная репутация. Если Ахметов всегда аккуратно платил по своим обязательствам и реструктурировал их, Клюевы платили, то понятно, что у них сегодня огромный кредит доверия. Если кто-то, имея огромное прекрасное обеспечение, все это украл, то понятно, что больше денег он у нас не получит.

Понятно, что есть проблема — непрозрачность пользователей. Помните закон Воропаева? Обязательная идентификация собственников банков. То же самое надо делать по компаниям. Когда Иванов с зарплатой 2 тыс. гривен является собственником компании за 100 млн долларов, то я ему не верю.

Дмитрий Зинков, председатель правления ОТП Банка:

— В корпоративном секторе, в работе с реальным сектором экономики, безусловно, принятие этого закона и его правильное применение помогут увидеть нам быстрые темпы роста кредитования. То, что касается населения и потребительских кредитов, — придется еще поработать и эффект увидеть минимум через год. В частности, из-за запрета на кредитование населения в иностранной валюте. Кредитовали в иностранной валюте, потому что там ниже ставка. Обожглись, увидели, какой риск несет девальвация. Сейчас законодательно это закрыто.

До того момента, пока в экономике Украины с помощью регулятора и правительства не будут созданы механизмы дешевого кредитования, доступного кредитования в гривне, конечно же, мы не сможем говорить о быстром возврате тех темпов кредитования населения, которые мы видели до кризиса. Тогда длинная валюта и низкая процентная ставка позволяли активно развивать потребительское кредитование. Пока мы не доработаем механизмы, надеяться на быстрый возврат объемов потребительского кредитования и их быстрый рост не приходится.

Юлия Витка, проект развития рынков капитала USAID-FinRep:

— Когда я читаю этот закон, у меня сразу же возникает вопрос: какой орган государственной власти следит за соблюдением законодательства о защите прав потребителей в сфере банковской деятельности и небанковских финансовых услуг? Смотрим закон о защите прав потребителей, субъектом которого является Госпотребинспекция. Среди ее полномочий нет даже упоминания о финансовых услугах, за исключением контроля за рекламой и права на информацию. То есть права потребителей финансовых услуг никто не защищает. Поэтому для сбалансирования прав кредиторов и потребителей финансовых услуг такой орган в Украине должен появиться.

Я просмотрела европейское законодательство, в частности директивы ЕС, законодательство наших ближайших соседей — Словакии, Польши, Хорватии. У них четко прописано, какой орган и какими полномочиями обладает. Скажем, в Чехии инспекция бизнеса — это национальный банк, у чехов четко прописан механизм санкций. Или, к примеру, в Словакии за одно нарушение словацкая торговая инспекция может наложить на банк или должностное лицо штраф в размере 70 тыс. евро, за повторное — 140 тыс. евро. В Хорватии национальный банк также следит, хотя индивидуальные жалобы и не принимает, но следит за реакцией почти 200 банков на эти жалобы и в случае, если есть подозрение в нарушении законодательства о защите прав потребителей… Я говорю не о банковском законодательстве, а о законодательстве по защите прав потребителей — именно их нацбанк осуществляет выездную проверку. То есть это очень важный вопрос — разграничение, четкое определение полномочий органов государственной власти.

А. Дубинский, В. Пасочник

Опубликовано на minfin.com.ua 21 июня 2011, 17:55 Источник: Зеркало недели
Следить за новыми комментариями

Комментарии (5)

+
0
Toha
Toha
25 июня 2011, 12:23
toha, Столица!
#
ИМХО: однозначный примат защиты интересов Банка, так как именно он рискует не собственными средствами — ессно, при осознании Первым того, ЧТО он делает.
+
0
rayo
rayo
30 июня 2011, 10:24
Киев
#
«Так, проголосованная депутатами версия законопроекта описывает механизм, согласно которому банк может разделить валютный кредит на обязательство, обеспеченное ипотекой — в размере остатка кредита на момент реструктуризации, пересчитанного в гривнях по курсу, действовавшему на момент получения кредита, и обязательство-остаток, не обеспеченное ипотекой, в гривнях по курсу на момент реструктуризации. При этом остаток должен быть полностью погашен в конце срока действия договора о предоставлении потребительского кредита.»

Ничего не поняла из этой фразы. Может кто растолкует мне как это будет на практике?
+
0
Toha
Toha
30 июня 2011, 10:48
toha, Столица!
#
Стоимость предмета ипотеки за время, прошедшее с момента радостного получения кредита, сильно ужалась по сравнению с остатком долга по этому же кредиту, поэтому сейчас в большинстве случаев залог не покрывает долга — что касается ипотеки. Так вот, необеспеченный «кусочек» кредита предлагается считать потребительским.
+
0
rayo
rayo
30 июня 2011, 10:54
Киев
#
Поняла, спасибо. А, если залог покрывает остаток долга, то насколько реальна ситуация пересчета валютного кредита в грн по прежнему курсу?
+
0
Toha
Toha
30 июня 2011, 11:00
toha, Столица!
#
Гипотетически реальна)

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд