ВХОД
Вернуться
31 мая 2011, 19:50

Украина технически готова открыть рынок земли в 2012 году — Присяжнюк

Как отразится создание зоны свободной торговли с ЕС на сотрудничестве с Таможенным Союзом и Россией? Какие задачи ставит перед собой Украина в развитии агропромышленного комплекса?

Что будет с экспортом зерна? На эти и другие вопросы в интервью РИА Новости отвечает министр аграрной промышленности и продовольствия Украины Николай Присяжнюк.

— Николай Владимирович, расскажите, как на сегодняшний день обстоят дела в украинском агропромышленном комплексе? Какие цели по его развитию Вы перед собой ставите?

— Аграрная отрасль для нашей страны — это одна из ведущих отраслей, которая дает более 20% ВВП страны. Среди глобальных задач — необходимость завершить земельную реформу, которая предусматривает свободное движение земли. Кроме того, очень важным является привлечение тех финансовых инструментов, которые дали бы мотивацию для привлечения инвестиций – это биржа, страховые компании и другие финансовые механизмы.

Текущие задачи предусматривают создание внутренней логистической инфраструктуры и строительство хранилищ. Ведь количество производимых у нас продуктов на достаточно высоком уровне, мы потребляем меньше, чем производим, но отсутствие инфраструктуры и складов приводит к потерям и увеличению стоимости продукции.

— Разве после распада СССР на Украине не осталось овощехранилищ?

— Ничего не осталось. Это, наверное, один из тех неудачных моментов перехода от одной системы экономического развития к другой, когда были заброшены фактически все склады и овощехранилища.

— Руководство Украины неоднократно заявляло, что снятие моратория на продажу земель сельхозназначения будет способствовать эффективности функционирования аграрного сектора. Планируется, что рынок земли будет открыт уже с 2012 года. Насколько это реально?

— Технически мы готовы. Я думаю, что на следующей неделе или через неделю в Верховной Раде будет (рассматриваться) законопроект о рынке земли, часть законопроекта уже прошли, земельный кадастр практически принят — технически мы готовы.

— Как будет определяться цена на землю? Не боитесь ли Вы, что продажа сельхозугодий может оставить украинских селян без земли?

— Действительно, есть такая угроза, и их опасения небезосновательны. В отличие от наших соседей мы затянули с проведением земельной реформы, что привело к такой патовой ситуации, когда рынка земли не хочет ни собственник, ни арендатор, ни аграрный производитель. Когда мы только начали говорить о земельной реформе, более 60% сельского населения были за рынок земли, за то, чтобы он заработал. Сегодня же мы имеем очень низкий процент собственников земельных паев, арендаторов и вообще всех, кто были бы за рынок земли.

Кроме того, мы понимаем, что если сделать рынок земли свободным, то 30 миллиардов долларов хватит, а это не так много для финансовых корпораций мирового уровня, чтобы скупить всю нашу землю.

Для того, чтобы такую ошибку не сделать, мы на первом этапе вводим рынок земли только для физических лиц — граждан Украины. Сейчас идут дискуссии о том, кто это будет: или только те, кто имеет опыт работы, работает в сельском хозяйстве, проживает в сельской местности, имеет соответствующее образование, или все граждане Украины. А вот право аренды мы будем давать всем, том числе и иностранцам. Также мы предусматриваем, чтобы право аренды было залогом для банков.

– Правительство ранее заявляло о намерении превратить Украину в мировую «житницу». Как именно собирается Украина укреплять свои позиции на рынке продовольствия?

— Украина уже сегодня является весомым игроком на мировом продовольственном рынке, а по некоторым позициям мы вообще занимаем первые места: это производство ячменя, производство и экспорт подсолнечного масла — тут мы имеем более 60% мирового экспорта. Но мы понимаем сегодня, что ситуация на мировом рынке такова, что необходимо увеличивать производство зерна, и наши возможности в этом являются самыми привлекательными. Можно сказать, что объективные условия делают нас «житницей» Европы или мира, потому что только у нас и в России есть потенциал наращивания объемов производства, и мы это хорошо понимаем. В этом плане, кстати, у нас очень амбициозные планы — мы хотим к 2016 году увеличить производство зерновых до 80 миллионов тонн в год.

— Мировое сообщество негативно встретило введение в прошлом году Украиной квот на экспорт зерновых. Насколько оправданным был такой шаг?

— Нас ругали за квоты, но именно этим решением нам удалось удержать цены на зерновые, на хлеб, не спровоцировать уменьшение поголовья скота и свиней до критической точки и не спровоцировать рост цен на мясо. При этом мы экспортировали 11 миллионов тонн зерновых, а мы брали на себя план и наши расчеты показывали, что мы можем экспортировать 13 миллионов тонн. Но у нас еще есть июнь. Мы приняли постановление и отменили квоты, то есть, я думаю, что мы еще 800 тысяч — 1 миллион тонн вывезем. Тем не менее, на протяжении года мы так равномерно распределили экспорт, что нам удалось и план экспорта практически выполнить, и не вызвать внутренний ажиотаж на продукты питания, на хлеб и комбикорма.

— В конце прошлого года Роспотребнадзор России запретил ввоз молока и мяса целому ряду украинских предприятий из-за несоблюдения ветеринарно-санитарных норм. Что будет делать Украина для возобновления поставок? Разве вступление Украины в Таможенный союз не решило бы эту проблему?

— В декабре действительно произошел такой инцидент. Эта проблема давно возникла, но до декабря я считал, и все считали, что это связано с политической войной, которая была между Россией и предыдущим руководством страны. После смены власти произошло потепление в этом направлении, но в декабре Роспотребнадзор РФ приостановил возможность экспорта части украинских предприятий. Но это были не преднамеренные какие-то действия, эти действия были вызваны как раз требованиями к санитарным нормам. После этого мы провели совещание в Москве и определились таким образом, что наш ветеринарный комитет, прежде чем приглашать российских инспекторов, сам предварительно проинспектирует украинские предприятия, определится с тем, отвечают они нормам или нет. Должен сказать, что после этого доступ на российский рынок ряду предприятий был открыт и объемы экспорта увеличились.

На мой взгляд, в этом вопросе будет правильным, если украинская сторона будет стремиться к тем стандартам, которые бы отвечали и европейским и российским стандартам. Другого пути нет, если мы хотим выходить на внешние рынки.

Что касается свободной торговли в рамках Таможенного союза, то понятно, что это было бы проще, но это не говорит о том, что мы не должны достигать качества. Для нас интересен российский рынок мяса, мяса птицы, зерна, картошки и по другим видам культур. К примеру, нам очень интересен российский рынок сахара. Россия импортирует более 1,5 миллиона тонн сахара-сырца, а от нас не берет, есть заградительные пошлины. Для нас это непонятно, вопрос пока не решается, и экспортная преграда в виде 300 долларов пошлины на украинский сахар не очень способствует. Не могу сказать, что это является препятствием нашим торговым отношениям, но это не очень способствует развитию нашей отрасли.

— Украина продолжает вести переговоры по созданию зоны свободной торговли с ЕС. На каком этапе сейчас находятся переговоры?

— Переговоры идут сложно, я скажу, даже очень сложно идут. Мы уже 15 раундов переговоров провели, но обе стороны идут на какие-то уступки. Особенно сложно идут переговоры, касающиеся географических названий. Мы понимаем, что для Европы это принципиальный вопрос, но нам необходимо время для перехода, и мы находим здесь понимание. По некоторым позициям есть сложности, например, по квотам ввоза мяса птицы — нам не уступают, но мы пытаемся здесь добиться взаимных обязательств, чтобы через три года пересмотреть эти позиции.

По пшенице и ячменю нам увеличили размер квот. С Европой нам бы хотелось торговать такой продукцией, как полуфабрикат, либо уже готовая продукция. Например, для нас принципиально, и Европа здесь пошла нам на уступки, это свободный экспорт и достаточно удовлетворяющие нас объемы по кондитерской отрасли, подсолнечному маслу. В то же время мы никак не можем договориться в вопросе экспортной пошлины на семена подсолнечника. В рамках ВТО есть разрешение на то, что мы можем держать около 11% экспортной пошлины на семена подсолнечника, но Европа хочет добиться, чтобы мы от этого отказались. Но для нас это очень важно, и мы будем эту позицию отстаивать, это однозначно.

— Насколько реально, что до конца года соглашение о создании зоны свободной торговли с ЕС будет подписано?

— Мы с первым вице-премьером (Андреем Клюевым) 31 мая едем на очередной раунд заседания рабочей группы, которая чуть ли не по два раза в месяц собирается. Я думаю, что мы близки к соглашению, но тут еще многое будет зависеть и от воли президента, поскольку это также и политическое решение. Да и другие отрасли еще, наверное, не все согласовали. Мы понимаем, насколько это важно, ведь если посмотреть торговый баланс, то до того, как мы вступили в ВТО, он был очень позитивным в сторону Европы, после вступления этот баланс с каждым годом становился все менее позитивным и в этом году он был где-то на уровне плюс-минус ноль.

— Планирует ли украинский АПК привлекать российские инвестиции и кредиты российских банков?

— Мы очень заинтересованы в российских инвестициях, потому что если российские инвесторы будут производить в Украине сельскохозяйственную продукцию и продукты питания, то естественно, они будут заинтересованы в том, чтобы их отправить на российский рынок.

Что касается банков, то ВТБ и Сбербанк сейчас находятся в активной фазе финансирования и кредитования украинских аграриев. Даже Российский сельскохозяйственный банк рассматривает вопрос открытия здесь полноценного филиала, который бы занимался исключительно финансированием аграрного сектора.

Опубликовано на minfin.com.ua 31 мая 2011, 19:50 Источник: SV-Development
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд