ВХОД
Вернуться
26 марта 2011, 08:42
Украинским АЭС необходимо дать шанс заработать на собственное закрытие
АЭС

Украинским АЭС необходимо дать шанс заработать на собственное закрытие

Есть у нас одна неприятная традиция — когда где-то в мире случается катастрофа, терракт или еще какой-нибудь катаклизм, мы обязательно должны попытаться хоть каким-то боком приложить происшедшее к украинским реалиям. Проще говоря, примазаться. Сегодня даже далекому от атомной энергетики человеку совершенно ясно, что проверять наши АЭС на сейсмоустойчивость по меркам последнего японского землетрясения — это то же самое, что рассматривать вероятность появления шахидов в киевском метро. То есть, теоретически это возможно, но практическая вероятность стремится к абсолютному нулю. Ну не существует в Украине научно доказанной вероятности 9-ти бального землетрясения! Тем не менее, в СМИ хлынул поток заявлений о проблемах с обеспечением безопасности работы украинских АЭС именно в связи с событиями на японской АЭС «Фукусима». Разброс предложений впечатляет. В частности, предлагается вообще отказаться от идеи продления срока эксплуатации реакторов на украинских АЭС. Справедливости ради признаем, что после землетрясения в Японии «атомофобия» охватили едва ли не весь мир — так в Германии объявлен трехмесячный мораторий на продление сроков эксплуатации энергоблоков АЭС. Что уж тут говорить о восприятии потенциальных атомных угроз украинцами. Да, мы пережили Чернобыль и продолжаем жить с его последствиями, но отказаться от атомной энергетики Украина в обозримом будущем все равно не сможет, хотя бы потому, что у нас просто нет денег на выведение устаревших реакторов АЭС из эксплуатации.

Угрозы — мнимые и реальные

Если говорить о гипотетических угрозах для наших АЭС, то по этому поводу достаточно исчерпывающую информацию СМИ предоставили в Государственной инспекции ядерного регулирования. Там отметили, что совпадение 9-ти бального землетрясения и цунами с высотой волны до 12 метров украинским станциям не грозит ни при каких обстоятельствах. В ГИЯР так же уточнили, что энергоблоки наших АЭС рассчитаны на максимально-проектное землетрясение силой 7 баллов. Оборудование реакторных установок рассчитано на 9 баллов. За все время наблюдений на территории Украины, в местах расположения действующих АЭС, таких высоких уровней сейсмического воздействия зафиксировано не было и по оценкам экспертов не предполагается.

Что касается волны цунами, то несмотря на принципиальную невозможность такого явления в местах расположения действующих энергоблоков АЭС Украины, площадки АЭС спроектированы и построены с учетом смерчей и ураганов.

Ну и наконец в Украине не эксплуатируются реакторные установки такого типа, как в Японии на АЭС «Фукусима-1» (одноконтурные, кипящие). Все эксплуатируемые в Украине 15 энергоблоков — водо-водяные, двухконтурные, не кипящие и имеют другой подход к обеспечению проектной безопасности. Кроме того, в отличие от АЭС «Фукусима-1», все топливо активных зон и приреакторных бассейнов выдержки наших блоков размещено в т.н. конфайментах (двухслойных железобетонных прочно-плотных защитных оболочках), рассчитанных на 7-и балльное землетрясение и падение самолета.

То есть, все у нас вроде бы в порядке. Хотя есть и противоположное, «экстремальное» мнение. Так группа сотрудников Днепропетровского национального горного университета утверждает что возникновение цунами вблизи Запорожской АЭС все-таки возможно. Стоит только произойти землетрясению силой 2,5 балла и плотина ДнепроГЭСа разрушится. Согласно «апокалиптическим» предсказаниям ученых, после прорыва водохранилища, огромные 10-метровые волны-цунами смоют все живое на нижнем течении Днепра. Если такое произойдет — в том числе будет уничтожена и Запорожская атомная станция. Официальные власти в ответ заявили, что запугивание населения имеет своей целью получение госфинансирования под «сомнительные изыскания».

Но, оказалось, что с ЗАЭС все не так просто. По данным заместителя директора Института геодезии им. Субботина НАНУ Александра Кендзеры, Запорожская атомная электростанция — единственная из украинских атомных станций при проектировании не проходила оценку сейсмических рисков. По его словам, в 70-е годы, когда проектировалась ЗАЭС, территория, на которой она расположена, считалась безопасной с точки зрения вероятности землетрясений. «Но сейчас можно говорить о том, что и Запорожская АЭС, как и остальные украинские АЭС, попадает в зону риска, хотя вероятность мощного землетрясения на этой территории маловероятна», — отметил А.Кендзера. В этой связи он предлагает создать на всех украинских АЭС систему сейсмического мониторинга, которая позволит оценить риски возможных землетрясений.

Нельзя забывать и о выведенной из эксплуатации Чернобыльской АЭС. Некоторые эксперты убеждены, что если уж чего-то и стоит бояться в связи с японским землетрясением, так это обрушения объекта «Укрытие» над 4-м энергоблоком Чернобыльской АЭС. Он, по их оценкам, может не выдержать даже 4-х-5-ти бального землетрясения. Увы, строительство конфайнмента над ним затянулось на многие-многие годы и о конкретных сроках окончания строительства стали говорить не так давно.

Экономический фактор

Но вернемся от оценки гипотетических угроз к реалиям. В Украине сегодня функционируют 4 АЭС: Запорожская, Южно-Украинская, Ривненская и Хмельницкая, оператором этих станций является госпредприятие «Энергоатом». На четырех украинских АЭС в строю 15 энергоблоков с соответствующим количеством реакторов, которые вырабатывают около 47% всей электроэнергии в стране. Для сравнения — на французских АЭС насчитывается 59 энергоблоков, производящих около 80% электроэнергии.

О плюсах и минусах атомной энергетики написано много. Можно согласиться с тем, что любая, даже самая современная АЭС, может повторить судьбу Чернобыльской станции, а значит, атомные электростанции должны стать историей. Есть и прямо противоположная точка зрения – ядерная, а точнее, термоядерная энергия является основой энергетики будущего. Между крайностями, судя-по-всему, и будет балансировать реальность.

Общеизвестным является тот факт, что в соревновании с теплоэлектростанциями по уровню выбросов углекислого газа в атмосферу, атомная станция выигрывает практически вчистую. Конечно есть и у АЭС свои минусы, к примеру, это необходимость огромного количества воды для охлаждения реактора, но они перекрываются экономическими показателями. Стоимость произведенной на украинских АЭС электроэнергии является самой низкой на отечественном энергорынке. Цена 1 кВт электроэнергии от «Энергоатома» стоила в середине 2010 года года 14 копеек. Промпредприятиям Украины электроэнергия отпускалась тогда по 50-60 коп. за 1 кВт и выше. Такая огромная разница в цене возникала из-за того, что ГП «Энергорынок» миксирует цены АЭС и теплоэлектростанций (около 50 коп за 1 кВт ) и выдает среднюю стоимость, к которой облэнерго добавляют свою наценку за доставку конечному потребителю. Таким образом, если абстрагироваться от возможности аварий на АЭС, то они выглядят значительно привлекательнее наиболее распространенных тепловых электростанций. Что же касается риска аварий с последующей утечкой радиации, то стоит вспомнить о том, что в современной химической промышленности используются такие вещества, попадание которых в окружающую среду приведет к не менее печальным последствиям. Однако никто не созывает международные конференции, к примеру, по проблемам использования фтороводородной кислоты, которую десятками тонн перевозят по всему миру, хотя ей присвоен первый класс опасности для окружающей среды. Видимо все дело в том, что атомная энергетика прочно ассоциируется с ядерным оружием и этим все сказано.

Хотя, помимо техногенных и природных рисков, существует у АЭС и два, так сказать, непреходящих минуса: первый — это проблема складирования отработанного ядерного топлива, а второй — выведение из эксплуатации отработавших свой ресурс реакторов.

Время = деньги

Для Украины, принявшей на себя наиболее мощный за всю историю удар «мирного» атома, эта тема крайне болезненна (после аварии на «Фукусиме», увы, мы делим эту печальное первенство с Японией — ред.). Естественно, что у нас традиционно сильны позиции прогибиционистов в отношении атомной энергетики, которым слабо оппонируют ее сторонники. Но в Украине складывается такая ситуация, когда обсуждение возможного отказа от этого вида энергетики в ближайшем будущем просто теряет смысл. В 2010 году должна была начаться процедура вывода из эксплуатации первого энергоблока Ривненской АЭС, строительство которого было завершено в 1980 году. В 2011 году из эксплуатации должен был выводится 2-й энергоблок РАЭС, строительство которого было завершено в 1982 году, а в 2012 году первый энергоблок Южно-Украинской АЭС, который был запущен в эксплуатацию в 1983 году. До сегодняшнего дня к выведению из эксплуатации перечисленных энергоблоков никто даже не приступал.

Но вот теперь Украине предлагают, по аналогии с Германией, ввести мораторий на продление сроков работы реакторов и начать их постепенное выведение из эксплуатации, несмотря ни на какие потери. По мнению профессионалов делать этого не следует по многим причинам. Так, заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны, экс-директор ЧАЭС Сергей Парашин отметил, что в нынешней ситуации старые реакторы на украинских АЭС должны работать. «Их не нужно выводить из эксплуатации, так как это приведет к огромным убыткам. Уже продлена работа на двух блоках, сегодня они работают не хуже других АЭС. «Энергоатом» работает над вопросом модернизации этих энергоблоков. Но это сегодняшнее оперативное решение. Если говорить о перспективах, то за те 20 лет, на которые продлен срок работы самого старого украинского реактора, можно прийти к различным решениям, в том числе и к сокращению атомной энергетики в Украине», — сказал эксперт.

В свою очередь, председатель правления Фонда развития ядерной энергетики Анатолий Шведов отметил, что, говоря о выводе из эксплуатации энергоблоков украинских АЭС, нужно помнить, что у нас нет сегодня для этого отработанных технологий.

По мнению экс-уполномоченного президента Украины по международным вопросам энергетической безопасности Богдана Соколовского, реакторы с продленным сроком эксплуатации, безусловно, требуют повышенного внимания. «Приблизительно полтора года назад при участии специалистов Академии наук Украины, а также их коллег из Франции, Чехии был проведен анализ количества инцидентов на АЭС различных стран. Первое место по уровню безопасности заняли британские реакторы, и объясняется это лишь тем, что Великобритания никогда не проводила продления ресурса своих энергоблоков после отработки ими изначально установленного срока. Все остальные ресурс продлевали», — отметил Соколовский.

Вместе с тем он подчеркнул, что оптимальным решением для Украины в сегодняшних условиях является продление сроков эксплуатации реакторов. «Денег для вывода реакторов, отработавших проектный срок, просто нет, и если мы не уверены, что можем сегодня обеспечить вывод реакторов из эксплуатация, что называется, до «зеленой площадки», то лучше этот вопрос пока отложить», — добавил эксперт.

Как неоднократно заявляли в «Энергоатоме», компания на протяжении многих лет регулярно перечисляла деньги в Фонд выведения блоков атомных электростанций из эксплуатации. Деньги уходили напрямую в Госбюджет, так как фактически Фонда выведения АЭС из эксплуатации не существует, нет спецсчета. Таким образом, сегодня для Украины остается один вариант — искать средства и технические варианты для продления сроков эксплуатации наших АЭС, чем собственно уже не один год и занимается «Энергоатом». Пока решения по данному вопросу нет, но зато существуют конкретные предложения от европейских финансовых институтов и специалистов-атомщиков. При этом стоит отметить важный нюанс — Украине предлагается модернизировать не только те реакторы, которые подлежат выведению из эксплуатации или продлению срока работы, а все без исключения 15 реакторов, функционирующих сегодня на наших АЭС. Именно под это готовы предоставлять деньги и технологии профильные европейские структуры, включая ЕБРР. Их совершенно не интересует продляет Украина срок работ своих реакторов или нет, для европейцев важна безопасность ядерной украинской энергетики в принципе. Такой подход полностью согласуется с позицией Государственной инспекции ядерного регулирования Украины (ГИЯР).

Так, 25 марта председатель ГИЯР Елена Миколайчук сообщила что по результатам заседания Ассоциации ядерных регуляторов Западной Европы WENRA, проходившем 22-23 марта в Хельсинки, ГИЯР будет рекомендовать «Энергоатому» провести системный анализ запроектных рисков на украинских АЭС. По словам Е.Миколайчук, подобные мероприятия планируется во всех европейских странах. «В связи с событиями на японской АЭС «Фукусима» мы должны принять меры для того, чтобы избежать даже маловероятных рисков. В ближайшее время мы планируем выработать перечень стресс-тестов для украинских АЭС, по результатам которых будут даны конкретные рекомендации. Возможно, что некоторые энергоблоки мы предложим закрыть, но скорее всего будут даны рекомендации по устраненю дефицита безопасности на АЭС. Наша политика в данном случае всегда опиралась на европейские правила безопасности работы АЭС», — отметила глава ГИЯР.

Мероприятия по модернизации дадут нашим АЭС время для того чтобы заработать деньги на собственное закрытие соответствуя при этом европейским нормам безопасности. Конечно, все это возможно только при условии, что средства отчисляемые «Энергоатомом» в Фонд выведения АЭС из эксплуатации, наконец начнут в него поступать.

Влияние «Фукусимы» на украинский атомный долгострой

Есть и еще одна коллизия в нашей атомной энергетике, которая в очередной раз стала предметом острых дебатов в связи с японскими событиями. Как известно, в Украине существует два недостроенных энергоблока на ХАЭС — 3-й и 4-й. Степень их готовности соответственно 75% и 30%. Этот долгострой Украина получила в наследство от Советского Союза.

В июне 2010 года Кабинет министров Украины и правительство Российской Федерации подписали рамочное соглашение о достройке энергоблоков Хмельницкой АЭС. НАЭК «Энергоатом» оценивает стоимость достройки в 33 млрд. грн. До конца года планируется завершить комплексную госэкспертизу ТЭО для этих объектов. При этом блоки планируется ввести в эксплуатацию в 2016-2017 гг. Но 17 марта уже 2011 года Елена Миколайчук заявила о том, что Украине следует отказаться от старых конструкций при строительстве блоков Хмельницкой АЭС. «События в Японии еще раз подтвердили правильность позиции государственной инспекции о том, что необходимо очистить площадку от старых строительных конструкций», — сказала она. Миколайчук напомнила, что таким путем пошла Болгария при строительстве АЭС «Белене».

Так может быть Украине вообще отказаться от строительства новых энергоблоков, чтобы потом не ломать голову над тем, как их выводить из эксплуатации?

В своем комментарии Богдан Соколовский в целом поддержал мнение Е.Миколайчук. Он считает, что недопустимо продолжать строительство энергоблоков на основе того, что было возведено более 20 лет назад. «Сегодня нам, в принципе, необходимо ответить на вопрос о том, нужно ли нам достраивать новые реакторы. Лично я, на основе тех расчетов, которыми владею, могу сказать — скорее да, чем нет. Второй вопрос — если строить реакторы, то какие? Реакторы второго поколения, которые планируется достраивать на ХАЭС — это пройденный этап. Сейчас разработан, хотя пока и не эксплуатируется реактор типа АР1000 — это реактор 3-го поколения. Он гораздо более безопасный, чем существующие украинские реакторы и те, которые нам предлагают строить россияне», — сказал Б.Соколовский и добавил: «Так стоит ли нам строить заведомо устаревшие реакторы, да еще и на старом фундаменте. Возможно, стоит подождать, заплатить дороже, но получить безопасный энергоблок. Тут следует так же учитывать, что если гарантийный срок эксплуатации корпусов, уже построенных под 3-й и 4-й энергоблоки ХАЭС, составляет 45 лет, то предложенные россиянами реакторы будут иметь гарантию в 60 лет. Но что делать в те 15 лет, когда бетон уже утратит свои прочностные характеристики, а реакторы еще будут работать?».

Эксперт также напомнил, что по условиям тендера на достройку реакторов ХАЭС, много внимания было уделено тому, что достройка реакторов обойдется значительно дешевле, чем строительство с нуля. «В последнее время звучат прямо противоположные заявления. В Китае Россия строит 2 аналогичных блока с нуля за 1,7 млрд. долл., а Украине достройка предлагается за 5-6 млрд. долл. Чем мы хуже китайцев — непонятно?».

25 марта, в ходе пресс-конференции, Е.Миколайчук продолжила свою ранее озвученную идею и добавила, что сегодня ГИЯР занимает жесткую позицию в отношении строительства в Украине реакторов 2-го поколения. «У нас есть все юридические полномочия для того чтобы сказать нет строительству устаревших энергоблоков в Украине. Блоки второго поколения уже не соответствуют современным нормам по безопасности АЭС. После «Фукусимы» мир изменился и уже никто не будет строить у себя устаревшие реакторы. Сегодня мы дадим лицензию на строительство в Украине реактора только третьего поколения, технологиями таких реакторов располагает Россия, США, Франция. Если мы говорим о строительстве на ХАЭС реакторов третьего поколения, то это автоматически предполагает отказ от значительной части старых конструкций, которые даже по своей геометрии и размерам не подходят под новые реакторы», — отметила глава ГИЯР.

К оценкам экспертов по сути добавить нечего — выводы вполне очевидны.

Опубликовано на minfin.com.ua 26 марта 2011, 08:42 Источник: Униан
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
0
Александр Максюта
Александр Максюта
26 марта 2011, 14:22
Харьков
#
Блин, да все конечно это хорошо. Вот только если нам придется покупать еще и электроэнергию, то текущему торговому балансу придет окончательный трындец. Мы и так энергозависимы. Покупаем газ, тот же уголь, потому что дешевле, нефть. Давайте еще электроэнергию покупать.Чем они там эти эксперты думают?

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд