ВХОД
Вернуться
17 марта 2011, 10:46
Terra incognita для энергоинвесторов
Сланцевый газ

Terra incognita для энергоинвесторов

По экспертным оценкам, Украина входит в пятерку наиболее перспективных европейских стран по добыче сланцевого газа. С ней готовы работать крупнейшие мировые энергетические компании. Но самым большим препятствием на пути к такому сотрудничеству остается сама Украина, которая не умеет и не хочет внедрять западные стандарты ведения бизнеса в энергетической сфере.

Уже несколько лет Украина остается в центре международной дискуссии о перспективах добычи сланцевого газа. По предварительным оценкам экспертов, его запасы на нашей территории составляют от 2 до 30 трлн кубометров. Если мы правильно распорядимся ресурсами и привлечем новейшие технологии, то будем иметь возможность в будущем удвоить запасы отечественного газа. Так называемый нетрадиционный газ в перспективе сможет кардинально повлиять на украинский рынок, страдающий сегодня от мощной политической составляющей, и обеспечить энергетическую безопасность государства.

Вопрос особенно актуален, если оценить ситуацию с добычей традиционного газа в Украине. У государства банально не хватает собственных средств на разработку новых месторождений. Сегодня, по реальным оценкам, ежегодная добыча составляет около
20 млрд кубометров газа, 18 млрд из которых добывает пока национальная компания «Нафтогаз Украины», еще 2 млрд — частные компании. При этом добыча НАКа постоянно уменьшается, чего не скажешь о добыче иностранных компаний, которая или остается стабильной, или даже растет, если учесть ее мизерные 10% от общего объема добытого в Украине газа.

Другим серьезным препятствием являются устаревшие советские технологии, из-за чего добывающие компании не в состоянии бурить на глубине залегания породы 2—3 км. Использование новейшего современного оборудования может намного удешевить содержание каждого из участков на украинской территории. Например, по информации компании Shell, общий объем капиталовложений в изучение и разработку участка площадью 10 тыс. км2 в США составляет 10 млрд долл, и с него уже добывается 8 млрд. кубометров сланцевого газа в год, а в перспективе добыча должна достичь 24 млрд кубометров. По предварительным оценкам Всемирного банка, только на содержание текущего уровня добычи газа в Украине ежегодно требуется 1 млрд долл.

Польша, Румыния и Венгрия, запасы сланцевого газа которых оцениваются в объеме от 0,2 до 3 трлн. кубометров, уже рискнули начать геологические исследования вместе с такими транснациональными компаниями, как Chevron, ExxonMobil, Conoco-Philips. Большинство из этих компаний также обратились и к власти Украины, предлагая вкладывать средства в разведку и добычу сланцевого газа в украинских месторождениях. Часть из этих компаний не один год обивают пороги кабминовских кабинетов, упрямо не желая понимать, как публичные заявления могут настолько расходиться с практическими решениями.

В публичной и дипломатической плоскости руководство Украины действительно декларирует нескрываемый интерес к добыче сланцевого газа. 9 февраля 2011 года Кабинет министров Украины одобрил амбициозное и судьбоносное решение, ставшее важным сигналом к действию для энергетических инвестиционных компаний, а именно: проект Меморандума о взаимопонимании между правительством Украины и правительством Соединенных Штатов Америки относительно ресурсов газа из нетрадиционных источников. Документ призван создать условия для обмена знаниями и экспертными наработками между правительствами в сфере оценки и квалификации ресурсов сланцевого газа в Украине, поощрять и развивать прямые контакты и сотрудничество между органами власти, университетами, исследовательскими центрами, институтами, разведывательными и добывающими компаниями.

США являются профессионалом в вопросе добычи сланцевого газа, занимают по объемам добычи первое место в мире и уже сегодня получают из сланца 10% потребленного в стране газа. При своем уровне технического прогресса они шли к этому 30 лет. Сегодня в Соединенных Штатах функционирует около 11 тыс. буровых скважин и гидроразрывов. Цена бурения одной скважины в самом начале достигала 2—4 тыс. долл, поэтому общая цена сланцевого газа поднималась до 250—300 долл за тысячу кубометров, сейчас же себестоимость составляет 85—90 долл. Что самое интересное, подобной рентабельностью украинский рынок уже не напугать, достаточно лишь сравнить с постоянно растущими ценами на российский природный газ для Украины.

Большие преимущества от сотрудничества с бизнесом в сфере добычи сланцевого газа получат и местные общины. В частности, каждая компания, уважающая себя и партнеров, стремится к диалогу с местными общинами, посвящая такой работе целые разделы в своих стратегиях. «Мы осознаем, что ответственное поведение и прибыльность идут нога в ногу», — говорит Питер Возер, руководитель Royal Dutch Shell plc. Каждый год Shell может инвестировать 25—27 млрд долл до 2014 года, приобщая при этом к работе, в том числе на управленческих должностях, преимущественно местное население стран, в которых ведет деятельность.

Еще одним пунктом сотрудничества с общинами является работа Shell Foundation — финансируемого компанией благотворительного фонда, который занимается вопросами как общин, так и общего развития государства. Так же, например, компания Chevron помогает бороться с различными проблемами, в частности болезнями и стихийными бедствиями в развивающихся странах. Она инвестирует в обучение и научную работу, поддерживая летние лагеря для молодежи и предоставляя гранты на обучение в университетах, а также имеет разнообразные программы для «детей улиц», проблемных подростков, по преодолению компьютерной безграмотности. Компания выстраивает диалог с общинами, давая им возможность определить, чего не хватает для улучшения качества жизни.

Отмечу, что во всех этих случаях речь идет не о банальном обмене (когда компании дают своеобразную «подачку» за молчание местных общин), а скорее, о вполне деловой заинтересованности добывающих компаний в высоком уровне жизни общин, с которыми связана деятельность этих компаний. Общины с высоким уровнем жизни выгодны — это и положительный пример успешного сотрудничества, и квалифицированные кадры, и меньше проблем для компании в будущем, в частности, это обуславливает значительно более стабильные условия для бизнеса.

Почему Украина пугает инвесторов

Однако, декларируя желание развивать добычу сланцевого газа, Украина ничего для этого не делает и не хочет выполнять никакие требования, которые диктуют западные стандарты ведения бизнеса. Попытки их имплементации пока наталкиваются на мощное противодействие, которое инерционно создается старым советским мышлением, несовершенной системой принятия решений, закрытостью энергетического сектора и неэффективным управлением.

Ярким примером последнего является отсутствие в Украине единых геологических данных о сланцевом газе, из-за чего нельзя провести их реальную оценку. Это признают не только отечественные эксперты, но и члены правительства. В частности, на круглом столе по проблемам и перспективам альтернативной энергетики Украины, состоявшемся 18 февраля 2011 года, директор Института геологических наук НАНУ Петр Гожик оценил объем шахтного газа в 13 трлн кубометров, главный геолог ДП НАК «Надра Украины» «Центрукргеология» Павел Якубенко доложил о 4 млрд тонн запасов горючих сланцев и 1,5 млрд тонн запасов бурого угля. Единственный, кто поделился приблизительными неофициальными данными о запасах сланцевого газа, — это экс-уполномоченный президента Украины В.Ющенко по международным вопросам энергетической безопасности Богдан Соколовский, который назвал диапазон от 2 до 30 млрд кубометров.

Первый заместитель министра экологии и природных ресурсов Украины Владимир Игнащенко подтвердил на Украинском энергетическом форуме (1—3 марта 2011 года, Киев), что нет единого источника информации о разведке природного газа на территории Украины. «Информация хранится в 20 различных учреждениях, не только в Госгеологии», — отметил первый заместитель министра. По его словам, частные компании на свои средства оценивали потенциал Олеской площади, запасы которой составляют как минимум 100 млрд. кубометров. Этот проект определен одним из приоритетных на ближайшую перспективу, тендер на который планируют объявить через три-четыре месяца.

Олеская площадь — участок в 6212 км2 на территории Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей. Во Львовской области для добычи газа предложен участок площадью
2923 км2. Из них в Жовкивском районе — 681 км2, в Перемышлянском — 580, Каменско-Бугском — 550, Пустомитовском — 507, Жидачивском — 352, Золочивском — 208, Буском — 89, Сокальском — 82 и Николаевском — 13 км2.

Создается впечатление, что даже начав сотрудничество с иностранными инвесторами, руководство страны не верит в выполнение ими договоренностей. Как заметил В.Игнащенко, правительство не уверено в том, что, если будут выставлены на аукцион Прикерченский шельф, Скифское месторождение или участок «Таврия», международные компании, у которых есть планы глубоководного бурения, начнут его. «Есть неформальная информация от Chevron, Shell, ExxonMobil, что они не готовы», — предостерег первый заместитель министра. Преимуществом сланцевого газа является и срок, который будет потрачен на его разведку и добычу, — 6—7 лет против 11—12 для так называемых традиционных углеводородов.

Довольно проблемной является несовершенная система законодательства по вопросам недропользования, которая сегодня не дает инвестору никаких гарантий неизменности условий сотрудничества. 23 сентября 2010 года были внесены изменения в ст. 27 Закона Украины «О соглашениях о разделе продукции», в соответствии с которыми из текста была удалена так называемая стабилизационная оговорка. При подписании между правительством и частной энергетической компанией соглашения о разделе продукции (СРП), срок действия которого обычно составляет 30—50 лет, компания должна быть уверена в том, что она будет играть по тем правилам, о которых договорилась. Таким образом, какие-либо последующие изменения Налогового кодекса или других законодательных норм не могут влиять на согласованные планы и условия работы добывающей компании.

Соглашение о разделе продукции — особый вид договора, в соответствии с которым государство предоставляет инвестору на платной основе и на определенный срок исключительные права на поиск, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ. Инвестор, в свою очередь, обязуется выполнить указанные работы за свой счет и на свой риск. В рамках СРП инвестор получает часть добытых ресурсов, доля которых определяется соглашением в каждом конкретном случае.

Заместитель министра экологии В.Игнащенко на Украинском энергетическом форуме заверил инвесторов, что такая «стабилизационная оговорка не умерла». Она остается в ст. 8 Закона Украины «Об иностранных инвестициях» и ст. 340 Налогового кодекса Украины, а также содержится в законопроекте №7402 о внесении изменений в Закон Украины «О соглашениях о разделе продукции» (относительно государственных гарантий), который находится на доработке с ноября 2010 года.

Но энтузиазма западным компаниям такие заявления пока что не прибавляют. Они ожидают качественного перехода от слов к делу, в частности стабилизации политической ситуации, усовершенствования законодательства, создания единых правил игры, прозрачности информации в добывающих отраслях.

Руководитель компании Shell в Украине Патрик Ван Дале обратил внимание на необходимость законодательных изменений, которые надо провести безотлагательно. Генеральный директор отметил, что в январе текущего года компания Shell получила от украинской власти предложение принять участие в конкурсе по разработке сложных углеводородов путем заключения СРП. «Первоочередная задача правительства состоит в том, чтобы превратить эти предложения инвесторам в реальные проекты как можно скорее. Сейчас мы с нетерпением ожидаем соответствующего постановления Кабинета министров Украины и участия в конкурсе. Действительно замечательным достижением будет объявление конкурса на СРП до лета этого года», — сообщил глава компании Shell в Украине.

В подобном стремлении к защите прав инвесторов и скорейшему доступу к углеводородному рынку Украины его поддержали также президент и главный управляющий директор «ТНК-BP Коммерс» Дидье Казимиро и президент Vanco Prikerchenska Джим Баун, а также японские и канадские компании.

На украинский рынок уже пришло немало серьезных компаний. Поэтому, когда не получается сотрудничество, то, очевидно, плохие не компании, а отечественная политика в энергетической сфере. Поэтому настало время пересматривать так называемые традиционные подходы к предоставлению информации, выдаче лицензий, обнародованию деталей соглашений.

Западные компании привыкли работать по определенным стандартам. Это, в частности, существование четких и определенных для всех заинтересованных сторон правил игры, строгая отчетность в отношениях как с государством, так и с гражданским обществом. В этом контексте можно вспомнить недавно принятый в США закон Додда—Фрэнка, требующий обнародования даже мелких деталей контрактов, а также условий их заключения.

Наличие понятных для инвестора условий работы является залогом успешного сотрудничества не только с правительством, но и с местными общинами. Правительство также должно соблюдать определенные стандарты в диалоге с общинами. Например, имея право требовать от компаний состав химических веществ, которые она использует во время своей работы, правительственные структуры должны профессионально оценивать их вредность и доносить эту информацию до населения. Открытость и прозрачная работа правительственных чиновников в этих базовых вопросах будут способствовать повышению уровня доверия к государственному регулированию как со стороны компаний, так и со стороны гражданского общества.

Пока же такой треугольник сотрудничества для Украины является, скорее, красивой теорией. На практике же имеем, с одной стороны, инвесторов, которые, несмотря на все риски и недоразумения, не оставляют надежды инвестировать в Украину. Со второй — армию чиновников, которые вроде бы и не против инвестиций, но еще не готовы менять для этого такую обычную ситуацию отсутствия четких правил игры, а особенно — меняться сами. С третьей стороны, местные общины, которые, к сожалению, относятся настороженно к обоим — к одним по той причине, что имеют иногда не опровергнутые сомнения в честной деятельности, к другим, возможно, потому, что используют информацию конкурентов, предлагающих традиционную газовую «иглу»… Если провести аналогию с рукопожатием, то правительство уже подняло руку, но ему еще нужно разжать кулак, чтобы компании и гражданское общество могли пожать эту руку. А не разжимают, как известно, только грязную руку.

По данным экспертов, крупнейшие залежи сланцевого газа находятся, кроме США, еще в России, на Ближнем Востоке, в Австралии и Китае. За ними следуют Канада, Индия, Германия, ЮАР, Казахстан и, что очень приятно, — Украина.

По разным оценкам, мировые запасы нетрадиционного топлива составляют от 200 до 500 трлн кубометров. Международное энергетическое агентство говорит о 16 трлн кубометров сланцевого газа в Европе и 18 трлн. кубометров — в странах бывшего СССР.

Опубликовано на minfin.com.ua 17 марта 2011, 10:46 Источник: Зеркало недели
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд