ВХОД
Вернуться
13 марта 2011, 12:59
Корыстная дружба довела медиков и фармацевтов до расследования
Закулисное и часто небескорыстное сотрудничество фармацевтов и медиков удобно обеим сторонам. Фото: PhotoXpress

Корыстная дружба довела медиков и фармацевтов до расследования

Агрессивные маркетинговые стратегии фармакологических компаний, которые пытаются сотрудничать с медиками для продвижения своих рецептурных препаратов, давно уже стали предметом серьезного внимания и критики. Практика финансовых вознаграждений или компенсаций врачам иногда приводит к тому, что препарат выписывают пациентам, которым он не пойдет на пользу, тогда курс лечения оказывается неоптимальным, а то и просто опасным, и впоследствии это оборачивается значительными лишними расходами в системе здравоохранения. И хотя в фармотрасли говорят, что проблемы эти преувеличены, впереди, по-видимому, приходится ожидать штрафов и санкций в отношении фармпроизводителей и новой волны требований о необходимости реформы для повышения прозрачности фармакологических исследований и рекомендаций. Американские власти начали проверку сектора, чтобы прояснить маркетинговые тактики фармкомпаний за рубежом и на внутреннем рынке. В других странах эта проблема также привлекает большое внимание.

Иллюстрируя сложившуюся практику, The Financial Times приводит в пример историю психиатра Дэниэла Карлата из Массачусетса, которого в 2001 году фармкомпания Wyeth пригласила на тренинг. Мероприятие проводилось в люксовом отеле, кульминацией культурной программы рабочего уикенда стало бродвейское шоу. В течение следующего года он регулярно получал по 750 долларов за поездки на «обеденные семинары», где в течение 10 минут рассказывал своим коллегам врачам о преимуществах препарата, используя предоставленные производителем слайды. Но вскоре он разочаровался в идее такого вроде бы выгодного совместительства в качестве маркетингового представителя. Ему приходилось представлять лишь выборочные данные, которые характеризуют препарат с хорошей стороны, и в той аудитории, которую подбирала компания среди специалистов с учетом характера их предписаний.

В корне проблемы — удобное закулисное сотрудничество между фармкомпаниями и медиками, зачастую подразумевающее и денежные компенсации или какие-то иные выгоды, пишет The Financial Times. Для большинства представителей отрасли контакты с медициной принципиально важны для понимания характера заболеваний и потребностей пациентов, разработки препаратов и рекомендаций к назначению.

Глава Sanofi-Aventis Крис Виебахер (Chris Viehbacher) не считает, что выплаты обязательно должны вызывать какие-то проблемы. «Врачи — профессионалы и я абсолютно уверен в их оценках», — сказал в интервью The Financial Times Виебахер, отстаивая точку зрения, что платежи от компаний необязательно подрывают профессиональную этику медиков, которые выписывают рецепты на эти препараты.

Такого рода спорные контакты между врачами и фармотраслью достигли своего пика в США в начале 2000-х, когда на фоне жесткой конкуренции в условиях замедления инноваций компании начали массово выпускать собственные аналоги уже известных препаратов, зачастую без существенных преимуществ относительно имеющихся средств. Агрессивная политика производителей дженериков создавала необходимость повышать продажи. Компании активно вкладывали средства в рекламу, нередко с привлечением звезд, рассчитывая таким образом повлиять на пациентов, чтобы они просили у врачей рецепты на препарат данной марки.

Более того, после волны поглощений, подстегиваемых снижением производительности, в штате разросшихся фармструктур оказывались тысячи торговых представителей, зачастую принятых на работу скорее за обаяние, чем за медицинские знания, пишет The Financial Times. Их работа заключалась в том, чтобы ходить к врачам и рекомендовать тот или иной препарат для предписаний пациентам. В результате началась «гонка вооружений» среди ведущих компаний, предлагающих зачастую почти не отличающиеся версии медикаментов.

В США, в частности, практиковалась передача фармкомпанией бесплатных образцов своего препарата, которые врачи могли, например, выдавать пациентам с низкими доходами, не имеющим страховки.

В Европе и большинстве других развитых стран прямая реклама потребителю рецептурных препаратов обычно запрещена или жестко контролируется, бесплатные образцы также не очень актуальны на тех рынках, где лекарства в значительной степени оплачиваются государством.

Контакты между торговыми представителями фармкомпаний и врачами очень распространены и не ограничиваются подарочными ручками, блокнотами и кофейными чашками, пишет The Financial Times. В прошлом году СМИ сообщали, что в США в отношении действий фармкомпаний ведется расследование.

Практикующие врачи, по требованиям тех же профессиональных организаций, должны участвовать в программах повышения квалификации и дальнейшего медицинского образования, чтобы быть в курсе последних изменений в отрасли. Но на состав докладчиков и тематику конференций могут оказывать влияние фармпроизводители. Например, в программе научной конференции приглашающие компании-организаторы устраивают «дополнительные» сессии, чтобы представить свои продукты в благоприятном свете.

Масштабы влияния подобных маркетинговых стратегий и вызванных ими искажений в предписаниях неизвестны. Но новое американское законодательство, где делается акцент на прозрачность, принятое в рамках реформ здравоохранения по инициативе администрации Барака Обамы, помогает выявить, какие суммы готовы были платить компании. Ссылаясь на статистику агентства журналистских расследований ProPublica, The Financial Times пишет, что первые восемь компаний, которые раскрыли свои расходы, в совокупности заплатили в 2009 году 320 млн долларов, адресатами этих выплат стали 18 тысяч врачей, первая десятка из которых получила более чем по 250 тысяч долларов.

Прозрачность в медицине и фармсекторе сама по себе ускоряет реформу, полагает обозреватель The Financial Times. Кроме того, отраслевые организации в разных странах ввели более строгие правила, ограничивающие практику подарков, бесплатных образцов лекарств, а также организации развлекательных мероприятий и оплаты транспортных расходов. В США независимый институт медицины призвал ввести значительно более серьезные меры для контроля дальнейшего медицинского обучения, чтобы оно было удалено от влияния фармкомпаний. Федеральная организация National Institutes of Health, финансирующая исследования в сфере здравоохранения, пересматривает свод правил, регламентирующих проблему конфликта интересов для получателей грантов, а многие медицинские ВУЗы предпринимают подобные шаги, чтобы исключить влияние фармотрасли на профессорско-преподавательский состав.

Однако пока принимаемых мер недостаточно. Сьюзан Чимонас из Колумбийского университета подчеркивает, что по данным одного из недавних исследований, в большинстве американских медицинских ВУЗов плохо прописано или вовсе отсутствует руководство в отношении конфликта интересов о денежных выплатах в адрес сотрудников и преподавателей.

В Великобритании врач Дес Спенс, основавший национальную ячейку движения No Free Lunch («нет бесплатным обедам»), которое выступает против «гостеприимства» фармкомпаний, подчеркивает, что национальная служба здравоохранения в принципе должна составлять реестр платежей, полученных врачами, но случаев раскрытия такой информации очень мало. Профессиональная ассоциация медиков, со своей стороны, не проявляет большой заинтересованности в этой инициативе.

Больше всего на необходимости реформ настаивают правительства и страховые компании, работающие в сфере здравоохранения, пишет The Financial Times. Набирающая оборот тенденция к строгому анализу сравнительных данных о безопасности, эффективности и стоимостных параметрах лекарств приводит к тому, что контроль в сфере медицинских предписаний переходит от конкретных специалистов к техническим организациям, таким как Национальный институт здравоохранения и клинической квалификации (National Institute for Health and Clinical Excellence) в Великобритании.

Необходимость прозрачности и контроля не вызывает сомнений, и тому есть печальные свидетельства. Так, во Франции начаты разбирательства в отношении фармкомпании Servier и ее роли в продвижении препарата Mediator, применение которого, по имеющимся данным, повлекло гибель до 2 тысяч пациентов. Во Франции этот препарат использовался в терапии диабета с 1976 года. Он был отозван с рынка лишь в 2009 году, через десять лет после появления первых данных о том, что он может вызывать серьезные проблемы с сердцем. Для продвижения препарата Servier обращалась, в том числе, к врачам, а рецепты на него активно выписывали и вне спектра официально утвержденных показаний, в частности — его предлагали как средство для снижения аппетита для желающих сбросить вес.

Как говорилось в январском отчете инспекции по общественным вопросам, компания «анестезировала» все звенья в цепи медицинских поставок. 89-летний основатель Жак Сервье, который до сих пор руководит бизнесом, отрицает какое-либо ненадлежащее воздействие на чиновников, говоря, что компания исполняла все действовавшие правила. Но система тестирования, мониторинга, утверждения и рецептурного предписания лекарств в стране была поставлена под сомнение.

Опубликовано на minfin.com.ua 13 марта 2011, 12:59 Источник: BFM.ru
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд