ВХОД
Вернуться
13 января 2011, 11:10
Пять индикаторов, которым не стоит доверять

Пять индикаторов, которым не стоит доверять

За многими экономическими индикаторами или рейтингами напряженно следит весь деловой мир. Например, за ежемесячной статистикой безработицы в США. Но экономические показатели — дело хитрое. Они похожи на сосиски: тем, кто любит их потреблять, не рекомендуется показывать, как их делают. Тем не менее мы зайдем на статистическую кухню и посмотрим, как они, эти показатели, готовятся.

Насколько можно доверять рейтингам кредитоспособности, например, мы узнали в 2008 году, когда инвестиционные банки с крайне высокими рейтингами рухнули один за другим, а затем долговые обязательства с рейтингом ААА — то есть самым высоким в системе рейтингов — оказались дешевле, чем добротная бумага, на которой они были напечатаны.

Что же касается экономической статистики, то ее репутация и того ниже. Марк Твен приписывал британскому премьеру Дизраэли крылатую фразу: «В мире есть три типа лжи. Ложь, наглая ложь и статистика».

1. Инфляция

Согласно государственной статистике, в Америке и в Западной Европе инфляции почти нет, но жителям этих стран постоянно кажется, что жизнь становится все дороже. В России официальная инфляция сравнительно высока, но при этом редко встретишь человека, который не считал бы, основываясь на собственном опыте, что инфляция на самом деле еще выше официальной статистики, причем значительно.

Инфляция измеряет покупательную способность денег. Иными словами, она показывает, насколько деньги обесцениваются по сравнению с совокупностью всех товаров на рынке. Грубо говоря, если цена картошки выросла на 10 процентов, а цена детской одежды упала на те же 10 процентов, то это еще не инфляция. Зато если выросли цены на все товары вместе взятые, то это она и есть.

Ведомства, занимающиеся сбором статистики, выбирают некую совокупность товаров, которую покупает средний потребитель. От того, что входит в эту корзину, зависит показатель инфляции. Проблема в том, что сегодня разные классы потребляют как никогда разные товары. Ширпотреб, которым довольствуются люди бедные, не только не дорожает, но и все время дешевеет. Потребители побогаче, с другой стороны, покупают вещи, которые не производятся массово. Такие товары растут в цене, поэтому в жизни более состоятельной части общества инфляция значительно выше.

Есть еще одна причина, по которой официальная инфляция так низка. Если товар становится лучше, то рост цены на него не считается инфляцией. Например, если сегодня ваш автомобиль стоит в два раза дороже, чем 15 лет назад, в официальной статистике это не будет учтено. Современный автомобиль — намного более сложная машина, чем в 1995 году. Иное дело, что более простого — и дешевого — автомобиля сегодня уже не купить.

2. Безработица

Процент безработных в Америке, Канаде, Японии и Евросоюзе определяется путем простого опроса, очень похожего на опрос общественного мнения. Госслужащие звонят определенному количеству совершеннолетних граждан по всей стране и спрашивают, есть ли у них работа. Если да — то работают ли они на полную ставку или нет, и если нет — то работают ли они меньше часов добровольно или хотели бы работать больше. А если у них работы нет, то ищут ли они ее.

По результатам определяется не только статистика безработицы и процент безработных, но и процент занятого населения. Для такого важного показателя это, согласитесь, весьма кустарный метод, но оказывается, что все прочие методы еще хуже и менее точны.

3. Китайское чудо

Ни у кого не вызывает сомнений, что китайская экономика растет бойко. Но китайская статистика очень уж «причесанная». Экономический рост составляет примерно 9 процентов в год, без особых отклонений и без резких спадов. Это-то как раз и вызывает сомнения, причем серьезные.

Сомнения эти возникают, как выяснилось, не только за пределами Китая, среди въедливых западных экономистов, но и в самой Поднебесной. Причем на самом верху. По информации американского госдепа, обнародованной недавно WikiLeaks, вице-премьер Госсовета Ли Кэцян, который в 2013 году должен сменить на посту премьер-министра Вэнь Цзябао, неоднократно выражал сомнения в достоверности официальной статистики. Проблема знакома всем, кто жил в СССР. Руководителям на местах выгодно давать радужную отчетность и наводить лоск на местную статистику. В результате, если сложить вместе статистику из всех отдельно взятых провинций страны, ВВП Китая окажется аж на 364 миллиарда долларов больше, чем по официальной статистике, утверждает журнал The Economist.

Что ж, вполне возможно, что официальная китайская статистика и завышена. Но, тем не менее, вполне реальный экономический прогресс и бурное развитие этой страны за последние 20 лет отрицать невозможно.

 4. Индекс коррупции

Международная организация Transparency International сделала себе репутацию на составлении рейтинга коррупции в разных странах мира. Созданный в 1995 году, этот индекс еще в 2001 году учитывал всего 91 страну. К 2010 году число стран в индексе увеличилось почти вдвое и составляет уже 178 стран. Россия постоянно опускается вниз и теперь разделяет места с 154-го по 163-е с десятком других стран, главным образом африканских, а также с Лаосом, Камбоджей и Таджикистаном. Нахождение на одной ступеньке в индексе коррупции с любой из этих стран определенно не может являться предметом национальной гордости.

Однако по-настоящему «индексом коррупции» этот индекс назвать нельзя. Во-первых и в-основных, это индекс «восприятия» коррупции, как его называет сама Transparency International. Он основан на опросах предпринимателей и менеджеров, как работающих в стране, так и находящихся за ее пределами. Большое количество информации для индекса поставляют международные организации.

Transparency International, как и все подобные организации, открывает методологию, по которой собирается информация и просчитывается сам индекс. В рассматриваемые категории входит широкий диапазон действий официальных лиц и бюрократов. Например, как часто в стране требуют взятки, каков их размер, насколько возможно избежать коррупции при ведении бизнеса и с каким усердием правоохранительные органы расследуют коррупцию и преследуют взяточничество.

Однако когда информация приводится к общему знаменателю, широта источников и разнообразие местных условий исчезают и появляется один общий индекс, основанный на десятибалльной системе. Этот индекс потом получает широкую огласку. Несомненно, он рисует общую картину. Например, в Северной Европе, англоязычных странах и Сингапуре и Гонконге коррупции меньше и делать бизнес легко, а в Африке, Латинской Америке и некоторых странах Азии сложно, дорого и хлопотно. Это мы знаем и так, без индекса Transparency. Зато уже в средней части таблицы возникает много вопросов. Например, коррупции в Румынии, Черногории и Кубе, занимающих 69-е место, несомненно меньше, чем в России, делящей 154-е. Но настолько ли велика между ними пропасть — уже не такой простой вопрос.

5. Список журнала Forbes

Когда в середине 1980-х журнал Forbes начал вести свой список миллиардеров мира, это было своего рода шуткой. Журнал был всегда крайне серьезным и публиковал интересные статьи про бизнес. При этом, однако, как сам журнал, так и его владельцы стремились эпатировать эгалитарные вкусы середины XX века. Forbes прославлял богатство и исповедовал немодную тогда консервативную идеологию, а владельцы коллекционировали яйца Фаберже и покупали роскошные яхты. Основан Forbes, кстати, в 1917 году.

Из курьеза индекс миллиардеров быстро превратился в один из наиболее популярных разделов журнала, который всегда ждут с нетерпением и рьяно обсуждают.

Чужие деньги всегда считать трудно, тем более когда это такие большие деньги, инвестированные в самые разнообразные предприятия по всему миру. Forbes содержит целый штат репортеров — или, точнее, частных детективов. Они следят за деловой и семейной жизнью 1,011 миллиардеров, попавших в список в этом году, плюс 3-5 тысяч миллионеров, которые могут в любой момент стать миллиардерами. Причем следят как за их публичной жизнью, так и за скрытой от любопытных глаз. Отслеживаются стоимость недвижимости и коллекций изобразительного искусства, их инвестиции и другие финансовые операции. Изучаются их долговые обязательства, бухгалтеры и счетоводы следят за стоимостью акций их компаний.

Все это Forbes с большой гордостью рассказывает в описании своей методологии, хотя результат, надо сказать, не очень точен. Или даже совсем не точен. Известны случаи, когда огромные состояния оказывались на поверку дутыми или основательно раздутыми. Яркий пример — быстрое обеднение Олега Дерипаски, который в 2008 году считался, согласно рейтингу Forbes, самым богатым человеком в России, а через год оказался на грани банкротства. В своих предыдущих рейтингах Forbes просто-напросто не учел тех огромных долгов, на которых строилось состояние олигарха.

Нет в списке и подпольных миллиардеров — таких, например, как Владимир Путин, которого американские дипломаты, согласно WikiLeaks, оценивают более чем в 20 миллиардов долларов. Доходы от международной торговли разнообразными наркотиками, годовой оборот которой составляет около 350 миллиардов долларов, или один процент мировой экономики, тоже наверно создали не одного миллиардера. Но они, по понятным причинам, отсутствуют в списке Forbes. Тем не менее интереса к нему это не охлаждает. Это один из тех рейтингов, где неточности или даже грубые ошибки никого не смущают.

Алексей Байер

Опубликовано на minfin.com.ua 13 января 2011, 11:10 Источник: Сноб
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
+6
Александр Максюта
Александр Максюта
13 января 2011, 12:46
Харьков
#
Можно доверять, когда сам можешь «пощупать» что-либо. Остальное, из практики, уже по определению может быть под сомнением. А о экономических индикаторах, на которых делают деньги, и подавно.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд