ВХОД
Вернуться
11 февраля 2010, 17:06
США под предлогом борьбы с терроризмом требуют от швейцарских банков раскрыть тайну вкладов
Швейцарский флаг. Фото topnews.in

США под предлогом борьбы с терроризмом требуют от швейцарских банков раскрыть тайну вкладов

Не сумев уберечь тайну банковского вклада, один из крупнейших банков в Европе — швейцарский UBS — пострадал дважды. Сначала он поставил под удар свою репутацию самого надежного финансового тайника для иностранных граждан, обменявшись информацией о своих клиентах с налоговыми службами США. А потом проиграл иск, поданный разгневанным клиентом, чьи сведения попали к американцам. Вкладчик обвинил финучреждение в нарушении конфиденциальности.

Во сколько обойдется UBS проигранное дело, сложно оценить. Это прецедент для тысяч потенциальных истцов. В прошлом году швейцарским властям пришлось передать США информацию о 4,5 тыс. вкладчиках, подозреваемых в неуплате налогов. В настоящее время швейцарский суд рассматривает еще 25 аналогичных дел. Швейцария пытается всеми силами сохранить имидж страны, где институт банковской тайны надежно защищен. И неудивительно, ведь отмена этого института грозит государству серьезными последствиями. Массовый отток депозитов из крупнейшего местного банка пошатнет и без того ослабленную финансовую систему и может спровоцировать еще одну волну кризиса.

Террористическая атака

Соединенные Штаты в очередной раз попытались разрушить банковскую тайну в конце 2009 года. Они опять обвинили Австрию, Швейцарию и Лихтенштейн в отмывании денег и связях с мировым терроризмом. Антитеррористическое законодательство зачастую используется американскими властями для решения, казалось бы, нерешаемых проблем. Оно было принято очень оперативно — буквально через два месяца после атаки на башни-близнецы в 2001 году. В законе, конечно же, не забыли упомянуть и об отмывании денег с целью финансирования терактов.

С принятием документа и началось наступление США на государства, в которых существует институт банковской тайны. Под видом борьбы с терроризмом американцы смогли оказывать давление на «налоговые гавани». Так, в дополнении к закону опубликовали список стран, которые, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), могли быть причастными к финансированию терроризма. В него попали не только Каймановы и Багамские острова, но и благополучная Швейцария, а также Люксембург. Согласно классификации ОЭСР, страны, не желающие обмениваться банковской информацией или имеющие слабую систему финансовой регуляции, относятся к категории государств, связанных с отмыванием незаконных денег.

Государственный департамент США пригрозил странам, попавшим в черный список, экономическими санкциями, хотя американским властям было с кем бороться и на родных просторах. В МВФ подсчитали, что больше половины из 600 млрд долларов, которые ежегодно отмываются в мире, проходит как раз через банки Соединенных Штатов. В ответ в официальном вестнике Джеймстауна появилась информация о том, что ЦРУ подозревает швейцарские финструктуры в сокрытии счетов международных террористов. Разведка даже начала готовить запрос, чтобы ввести санкции против нескольких крупных банков, но те опередили ее.

В 2002 году ОЭСР подписала соглашение об обмене банковской информацией с 35 странами. По мнению швейцарского аналитика фонда «Наследие» Дэниела Митчелла, таким образом США попытались навязать «налоговым гаваням» свои правила взыскания налогов и лишить их прибылей. Атака Соединенных Штатов на государства, оберегающие банковскую тайну, выглядит более чем странно. Ведь специальный комитет Сената США признал, что теракты 11 сентября 2001 года спонсировали банки США, Германии и стран Ближнего Востока. Но от них так и не потребовали предоставления банковской информации.

И все же попытки приподнять завесу финансовой тайны были вялыми. Договоры между государствами и ОЭСР не носили обязательного характера. Данные разглашались только с согласия страны, где располагался банк, и лишь после длительных переговоров. По словам эксперта Лондонской школы бизнеса Уильяма Грифинса, развитым государствам выгодно сотрудничество с «налоговыми оазисами». И хотя сумма потерь от неуплаты гражданами налогов за пять лет достигала 3 трлн долларов, ее покрывали прибыли от размещения государственных средств в тех же финучреждениях. По данным фонда «Наследие», с 2004 года только американские госкомпании перевели в офшорные банки более 500 млрд долларов.

Чужие налоги

Мировой кризис изменил снисходительное отношение развитых стран к банковской тайне. В 2009-м в США были приняты новые поправки к Акту о борьбе с терроризмом 2001 года. Они позволили налоговому департаменту самостоятельно определять страны и банки, занимающиеся отмыванием денег для террористов, и прекращать с ними всяческие контакты. Под подозрения попали все финучреждения, где существует более высокая степень защиты информации о вкладчиках, чем в США.

Представитель демократической оппозиции сенатор Майкл Сесит заявил, что таким образом президент Соединенных Штатов Барак Обама пытается заработать на активах, размещенных в банках других стран. При этом борьба с терроризмом и уклонением от налогов используется исключительно как повод.

На помощь проблемным финструктурам в рамках программы TARP администрация США уже потратила более 250 млрд долларов ценой рекордного бюджетного дефицита. В 2008–2009 финансовом году он превысил 1,4 трлн долларов. Вводить новые налоги — значит, потерять поддержку населения. Администрации пришлось искать источники финансирования дефицита за пределами страны. Банковская тайна стала помехой, а потому вновь оказалась под угрозой, прокомментировал Майкл Сесит.

Как показала апрельская встреча Большой двадцатки в Лондоне, состоявшаяся в 2009 году, с Соединенными Штатами единодушны крупнейшие европейские государства. Премьер-министр Великобритании Гордон Браун в интервью газете The Guardian высказался о необходимости привести все страны мира к единой законодательной базе в сфере налогообложения, где не было бы места отмыванию денег. В той же тональности звучали заявления президента Франции Николя Саркози: «Знать, откуда пришли деньги и на что они будут направлены, — необходимый минимум».

Даже премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер, видимо, забыв, что его страна отнесена к «налоговым оазисам», поддержал коллег: «Государство не может обогащаться за счет своих соседей и не делиться важной информацией». Впрочем, позиция премьера, скорее всего, была продиктована его стремлением возглавить Европейскую комиссию, а не защитить интересы страны. В Лондоне главы государств договорились о том, что банковская тайна не должна быть прикрытием для нелегальной деятельности в финансовой сфере.

«Экономический кризис, — писала в своей книге «Преследуя деньги» эксперт аналитического центра Гувера Джулия Вэйкфилд, — привел к повторению ситуации 2001 года. Тогда мировой терроризм использовали для отмены или модификации банковской тайны, а теперь — для борьбы с недобросовестными налогоплательщиками». Деньгами из «налоговых оазисов» решили залатать бюджетные дыры.

Как отнять миллион

По данным Брукингского института, с 2001 по 2009 год уровень налогообложения в мире в среднем вырос на 5–8%. Количество «налоговых гаваней» за последние десять лет увеличилось с 70 до 90 стран и территорий. Наиболее привлекательны для вкладчиков — финучреждения Швейцарии, Австрии, Лихтенштейна, Люксембурга и островов Карибского архипелага. «Но именно Швейцария стала местом, где появилось и законодательно укрепилось понятие «банковская тайна», — рассказывает Иванка Пилипюк из международной консалтинговой компании ICG. — В 1934 году правительство Швейцарии в Законе «О банковской деятельности» определило наказание за нарушение канонов банковской тайны в виде уголовных санкций. Через 50 лет сохранение банковской тайны как правового института закрепили на референдуме». Что же это означало для клиентов финучреждения? К примеру, гражданин Германии, открывший счет в швейцарском банке, вносил деньги на депозит, но финструктура не делилась с немецкими налоговыми органами данными о размере начисленных процентов.

Жесткое соблюдение банковской тайны привело к быстрому росту активов в этих странах.

По оценкам Казначейства США, только в швейцарских банках хранится более 1,9 трлн евро — чуть ли не четверть всех мировых финансовых активов. «Все мировое сообщество стало смотреть голодными глазами на сытые счета в финучреждениях Швейцарии», — говорит Иванка Пилипюк. Неудивительно, что это государство стало главной мишенью борцов с тайной вклада.

В целом же, по мнению главы ФРС Тимоти Гайтнера, на офшорных счетах всего мира находится 11,5 трлн долларов. Украинские бизнесмены также активно пользуются услугами офшоров. Об объемах их средств за рубежом можно судить хотя бы по инвестициям, поступающим в Украину из Кипра, Австрии, Швейцарии. По данным Госкомстата, на 1 октября 2009 года прямые инвестиции из Австрии превысили 2,57 млрд долларов, из Швейцарии — 825 млн долларов.

Самой мощной попыткой приподнять завесу банковской тайны было наступление Соединенных Штатов на швейцарский банк UBS в 2009 году. Власти США подсчитали, что только один UBS помог американским клиентам укрыть от налогов 15 млрд долларов.

Все началось с требований Налоговой администрации США предоставить информацию о 250 клиентах банка, которых подозревали в уклонении от уплаты налогов. UBS пришлось пойти на уступки. Соглашение об обмене информацией было подписано летом 2009 года. Казалось, американцам удалось добиться невозможного.

Добыть информацию о клиентах швейцарских банков, обвиняя их в неуплате налогов, не так-то просто. «Если у налоговой службы есть претензии, то она по законам Швейцарии не имеет права обращаться с ними напрямую в банк», — объясняет Иванка Пилипюк. Дело рассматривают в суде Швейцарии. Только он может санкционировать нарушение банковской тайны. Поскольку страны не смогли добыть информацию законным путем, они пустили в ход политические методы давления на швейцарское правительство. Так, американская налоговая администрация попросила заморозить счета UBS в США. Визит государственного секретаря в Швейцарию отложили на неопределенное время. При этом, как утверждает эксперт центра Гувера Уильям Сиде, Вашингтон готов был пойти на крайние меры, делая всю грязную работу руками ОЭСР. Представители организации заявили, что, возможно, против Берна придется применить дипломатическую блокаду, а это грозило европейской стране политической изоляцией. Канцлер Германии Ангела Меркель намекнула, что Швейцария должна быть уступчивее в банковских вопросах, если хочет быть полноценной частью Европы. Швейцария подчинилась. В конце 2009 года президент страны Ханс-Рудольф Мерц заявил, что банковская тайна не может и не должна покрывать аморальные поступки и преступления. UBS согласился выплатить американскому правительству 780 млн долларов штрафов и передал все данные.

Но Швейцария не во всех вопросах пошла на уступки. Она отказалась от автоматического обмена данными. Информация может быть передана налоговым органам других государств, если в запросе есть имя конкретного клиента, название банка и доказательства налогового правонарушения. Коллективные запросы, как в ходе разбирательства американцев с UBS, рассматриваться не будут. «Предпринятые меры вовсе не означают начала «политики открытых дверей», — заявил Ханс-Рудольф Мерц. Берн пытается сохранить остатки банковской тайны. Ведь его конкурентов — Сингапур и Гонконг — пока никто не призывал делиться данными.

Боясь, что клиенты могут предпочесть эти страны, Швейцария стала менее сговорчивой. В декабре прошлого года местные власти отказались от переговоров с Францией о подписании нового соглашения в банковской сфере. Париж за спиной у своих коллег из Берна выкупил неофициальные данные о счетах 3 тыс. своих граждан в швейцарском подразделении банка HSBC. Информацию сдал один из сотрудников финучреждения. В Швейцарии действия французов назвали незаконным вмешательством во внутренние дела страны.

Прогресс в переговорах с Германией тоже невелик — пока подписан лишь предварительный договор. Германия сможет получать информацию о счетах своих граждан, но в обмен Берлин пообещал временно освободить от налогов немецкие подразделения швейцарских компаний. В случае ратификации договора Германия будет ежегодно терять 160 млн евро, так что выгоды от подписания соглашения неочевидны.

В то же время Берн готов передавать 15% налогов на активы странам, чьи граждане разместили деньги в местных банках. По мнению Джулии Вейкфилид, «налоговые оазисы» осознают шаткость своего положения, поэтому пытаются договориться или откупиться от требований упразднить банковскую тайну.

Что дальше

Только за три месяца 2009-го UBS, ставший крупнейшей жертвой борьбы с тайной вклада, лишился, по данным Брукингского института, 24 млрд евро. Клиенты финучреждения снимали депозиты, опасаясь, что их данные передадут налоговым службам. Американское подразделение банка потеряло примерно половину своих средств. И хотя большая их часть была переведена в Швейцарию, 10% средств ушло в страны Карибского региона.

Если швейцарские банки не сумеют защитить секреты своих клиентов, то раскрытие информации о вкладчиках в других «налоговых гаванях» — вопрос времени. «Упразднение банковской тайны нанесет серьезный удар всему банковскому сектору и повергнет его в еще более тяжелый и продолжительный кризис», — уверена Иванка Пилипюк. Возможно, именно это и останавливает страны от нового наступления.

Институт банковской тайны, вероятнее всего, изменится, но насколько кардинальными будут перемены — сейчас сложно спрогнозировать. Многое зависит от того, как далеко зайдут развитые государства в своем желании получить доступ к счетам граждан. И будут ли они также настойчивы, когда экономический кризис закончится, а необходимость в деньгах для сокращения бюджетного дефицита окажется не столь острой.

Роман Марченко, старший партнер юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры», объясняет, почему коммерческая информация часто становится достоянием третьих лиц:

— Официально информация, содержащая банковскую тайну, может быть раскрыта только по решению суда. Такая процедура принята во всем мире. В Украине она зарегулирована не меньше и не больше, чем в развитых странах. Но есть и неформальный способ получения данных. Не секрет, что существуют фирмы, нелегально торгующие информацией о счетах и движении средств на них. На эти услуги существуют стандартные расценки.

Когда бизнес достигает определенного уровня и становится достаточно крупным, то к услугам подобных фирм прибегают довольно часто. Информацию, содержащую банковскую тайну, активно используют в коммерческих войнах. Подавать в суд в таких случаях практически не имеет смысла. Очень сложно проследить, кто был осведомителем. Банк всегда найдет себе оправдание: информацию украли хакеры или, к примеру, ее истребовали правоохранительные органы какого-то сельского района в рамках уголовного дела, а уже оттуда произошла утечка. Несмотря на то что я являюсь партнером крупной юридической фирмы, обслуживающей десяток финучреждений, в моей практике не было исков против наших клиентов по поводу разглашения банковской тайны. Единственное, что спасет от неприятностей, связанных с раскрытием коммерческой информации, — ведение легального бизнеса. Это отсеивает 95% желающих узнать, что происходит в компании.

Можно предположить, что получить информацию в маленьком банке сложнее, чем в крупном, где работают тысячи человек. В финструктурах, как правило, единая база клиентов, к которой имеет доступ слишком большое количество сотрудников. Задача выявить осведомителя в таких условиях практически невыполнима. У банков есть VIP-клиенты, и информация по ним имеет больше уровней защиты: дополнительные пароли и пр. К тому же доступом к их данным обладает лишь ограниченный круг работников финучреждения. Но и это не всегда спасает.

Получить закрытую информацию в Украине достаточно легко. И дело не в законодательстве. Оно вполне прогрессивное с точки зрения защиты банковской тайны — предусмотрена ответственность за разглашение такой информации в виде возмещения ущерба и уголовной ответственности (статьи «Незаконное сбор с целью использования или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну» и «Разглашение коммерческой или банковской тайны»). В то же время пока нет достаточно эффективных механизмов борьбы с фирмами, торгующими банковскими данными, хотя бы потому, что это все еще многим выгодно.

Давайте жить дружно

Анна Огренчук, управляющий партнер юридической группы LCF, объясняет, почему клиенту так важно установить доверительные отношения со своим банком:

— Украинское законодательство предусматривает два механизма получения информации, содержащей банковскую тайну: непосредственно у финучреждения или через суд. В банк за данными о конкретном клиенте могут обратиться прокуратура, налоговая инспекция, Антимонопольный комитет, органы финансового мониторинга, контрольно-ревизионная служба, СБУ, МВД, органы исполнительной службы. Однако в таком случае они имеют доступ лишь к ограниченной информации, а именно: к номеру счета и операциям по нему, но без указания контрагента таких операций. В большинстве случаев госорганы интересуются данными как раз о контрагентах, поэтому им приходится обращаться в суд.

Ежегодно украинские суды рассматривают тысячи заявлений о раскрытии информации, содержащей банковскую тайну. Чаще всего инициаторами подобных дел выступают налоговые органы в ходе проведения проверок на предприятиях.

Требования к заявлению, с которым налоговики обращаются в суд, достаточно жесткие. В них должны фигурировать веские основания для предоставления запрашиваемых данных. Кроме того, налоговые органы обязаны доказать, действительно ли проводится проверка и насколько она правомерна. Но налоговая часто не утруждает себя предоставлением подобной информации, а суды закрывают глаза на ее отсутствие.

Более того, очень часто суды не уведомляют всех заинтересованных лиц о деле, поэтому клиенты банков узнают о том, что оно рассматривалось, когда решение суда поступает в финучреждение. А в таком случае времени на апелляцию уже нет. Дело в том, что решение суда вступает в силу мгновенно, а на апелляцию есть только пять дней. По данным Верховного Суда, до этапа обжалования доходит менее половины дел о разглашении банковской тайны. И тогда клиенту может помочь только банк. Если финучреждение дорожит клиентом, оно может отсрочить выполнение решения суда — к примеру, сославшись на необоснованность заявления или отсутствие доказательств в правомерности требования. Залог успеха клиента — хорошие отношения с банком, а также осведомленность о ходе дела.

Недавно Верховный Суд обобщил практику дел, связанных с разглашением банковской тайны, в пользу большей защиты прав юридических и физических лиц. Он сделал акцент на нарушениях, которые допускают суды, но его выводы носят рекомендательный характер.

Опубликовано на minfin.com.ua 11 февраля 2010, 17:06 Источник: Контракты
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд