ВХОД
Вернуться
23 июля 2009, 10:30

Центральный депозитарий — не название, а определенный набор функций

 

Председатель правления Национального депозитария Украины (НДУ) Владимир Ульянов рассказал о проблемах украинской депозитарной системы Владимир Георгиевич, почему с Вашей точки зрения в Украине до сих пор не сформирована депозитарная система?

Я не считаю, что в Украине не сформирована депозитарная система. Она работает, но недостаточно эффективно ввиду крайней децентрализованности. Кроме трех действующих депозитариев (НДУ, МФС и Нацбанка, который обслуживает ОВГЗ. – «ДЕЛО») надо помнить о наличии нескольких сотен регистраторов, которые также ведут учет собственников ценных бумаг. На мой взгляд, если бы с первого дня введения в действие Закона «О Национальной депозитарной системе и особенностях электронного обращения ценных бумаг в Украине», не были допущены его грубые нарушения, такой ситуации не случилось бы.

Законодательно определено, что НДУ является центральным депозитарием. Вы неоднократно заявляли, что у Нацдепозитария уже создана соответствующая материально-техническая база для депозитарного учета и расчетов. Что мешает НДУ получить статус центрального депозитария?

Не могу с вами согласиться в том, что Национальный депозитарий не стал центральным. Центральный депозитарий — это не название. Это учреждение, выполняющее определенный набор функций. На сегодняшний день Нацдепозитарий осуществляет: хранение ценных бумаг, обслуживание операций эмитентов по выпущенным ценным бумагам, взаимодействие с хранителями, расчетно-клиринговую деятельность, ведение реестров, стандартизацию депозитарного учета и электронного документооборота, кодификацию ценных бумаг и корреспондентские отношения с иностранными депозитарными учреждениями. Других функций у классического центрального депозитария нет.

В то же время, в центральном депозитарии должны находиться глобальные сертификаты на все выпуски ценных бумаг. Однако, из-за Меморандума между правительством Украины и США о создании клирингового депозитария в период с 1999 по 2006 год Национальному депозитарию вопреки закону было запрещено осуществлять депозитарную деятельность. В результате искусственно созданный монополист – депозитарий МФС — депонировал у себя большинство глобальных сертификатов. Поэтому, пока Национальный депозитарий выполняет функции центрального депозитария не на полную мощность. Кстати, цель создания на базе МФС клирингового депозитария, ради которой пожертвовали законом, до сих пор не достигнута.

Каким Вы видите развитие событий? Сколько депозитариев нужно Украине?

Законом определено, что центральным депозитарием является НДУ, но и предусмотрена возможность существования других депозитариев. Возьмем все глобальные сертификаты, депонируем в Национальном депозитарии. Все новые выпуски будут также оформляться глобальными сертификатами в НДУ. При этом бумаги, которые обращаются на биржевом рынке может обслуживать МФС как это и предусматривалось в Меморандуме. Т.е. МФС будет выполнять ту роль, для которой он создавался и получил техническую помощь правительства США. А хранение глобальных сертификатов, обслуживание международных операций с ценными бумагами и обслуживание тех сделок, которые не сможет облуживать МФС, будет осуществляться центральным депозитарием, как это делается во всех цивилизованных странах.

Каким образом это может быть внедрено в жизнь? И почему не сделано до сих пор?

Нужно внести точечные изменения в Закон «О Национальной депозитарной системе…», потому что решением регулятора это сделать практически невозможно.

Участники рынка также заинтересованы в создании центрального депозитария. Вопрос только кому он должен принадлежать – государству или участникам рынка…

В будущем центральный депозитарий должен принадлежать участникам рынка. Но учитывая патологическое нежелание многих действующих лиц соблюдать нормы законодательства, я считаю, что на этапе становления депозитарной системы и рынка, ключевую роль должно играть государство.

Кроме того, есть финансовый аспект этой проблемы. Как показала история функционирования частного МФС, участники рынка не очень торопятся инвестировать в его развитие. По многим причинам: и денег жалко, и из-за перманентно возникающих корпоративных конфликтов. Когда главным инвестором является государство все эти проблемы решаются намного проще.

В процесс построения депозитарной системы в последнее время снова активно вовлекаются Агентство USAID и Всемирный банк, выступившие за создание центрального депозитария с сопровождающей инфраструктурой на базе МФС-ВДЦБ. С чем связана такая активность?

Меня вообще очень удивляет активность USAID и Мирового банка в вопросе развития украинской инфраструктуры рынков капитала. Когда в средине 90-х гг. по рекомендации Мирового банка мы создали систему так называемых независимых регистраторов, нам рассказывали, что это очень хорошо. А буквально на следующий год стали рассказывать, что регистраторы это несовременно, нужно создавать настоящую депозитарную систему и они же готовы нам активно помогать. Сейчас опять какое-то дежавю. USAID снова очень обеспокоено вопросом, какой же депозитарий будет центральным. Используются все те же аргументы: неэффективная трата бюджетных средств; опасения, что государство не сможет в дальнейшем финансировать структуру. Но как показало время, эти аргументы не выдерживают никакой критики. Сегодня НДУ не нуждается в бюджетном финансировании.

Государство почти все, что могло сделать для центрального депозитария, уже сделало. Все, что у нас сегодня есть, реально работает и оно гораздо лучше всех аналогов, имеющихся в Украине. Наверное, это и есть причина такого беспокойства Мирового банка и USAID. Понимая, что USAID, прежде всего, работает на американский народ и американскую экономику, можно сделать вывод, чьи интересы здесь представляет это Агентство. Кроме того, неудачные проекты USAID, я имею ввиду создание биржевой системы и расчетно-клирингового депозитария, свидетельствуют либо о невысокой квалификации консультантов, либо о намеренных действиях. Очень сильно хочется верить в первую причину.

Чем Украине грозит неразвитость фондового рынка и отсутствие централизованной депозитарной системы?

В Украине не реализована модель единой системы депозитарного учета. Например, ценные бумаги учитываются под разными кодами, то есть имеют разные идентификаторы. Это очень вредит процессу привлечения иностранных инвестиций и имиджу Украины на международных рынках капитала. Уже было несколько случаев, когда к нам, как к национальному нумерующему агентству, напрямую обращались иностранные инвесторы, обозначали свой интерес к приобретению определенных украинских ценных бумаг. Но узнав о том, что у ценных бумаг нет кода, сразу же исчезали. Потому что за рубежом знают — у каждой ценной бумаги должен быть международный код, который признается во всем мире. Точно также как номер на автомобиле.

Закон Украины «Об акционерных обществах» предусматривает, что все эмитенты в течение двух лет должны перевести свои ценные бумаги в бездокументраную форму. Собственно говоря, за то, где они будут размещены и сражаются депозитарии. Значит ли это, что через два года «депозитарная война» закончится?

Я не вижу никакой связи. Могу Вам сказать, что мы сделаем все для того, чтобы в течение этих двух лет в ходе тотальной дематериализации акций, привлечь в НДУ максимальное количество эмитентов. А после этого, разговор о том, сколько должно быть в стране депозитариев и если больше, чем один, то, как они должны взаимодействовать, пройдет в более конструктивном ключе.

Что послужило причиной того, что переговоры о создании единого центрального депозитария путем объединения НДУ и МФС были прерваны. Почему это объединение так и не произошло?

Главным условием реорганизации руководство МФС ставило уменьшение государственной доли в уставном капитале НДУ до 25%. Был подписан протокол о намерениях председателями двух наблюдательных советов, а ключевой вопрос о размере госдоли был согласован с Кабмином. Было проведено собрание акционеров НДУ, на котором представитель государства проголосовал за увеличение уставного капитала до 103 млн. грн., при этом доля государства уменьшалась бы до 25%. Но чуть позже уже новым составом Кабмина соответствующе распоряжение правительства было отменено. Решение же акционеров НДУ осталось в силе. Мы можем в любой момент подать документы в ГКЦБФР для регистрации соответствующего выпуска акций.

Вы готовы впоследствии вернуться к обсуждению вопроса объединения ВДЦБ и НДУ?

Сначала нужно привести деятельность ВДЦБ в соответствие с действующим законодательством, а потом рассматривать все возможные варианты слияния или реорганизации. Дело в том, что доля Национального банка в уставном капитале ВДЦБ составляет 25%. А согласно статье 71 Закона «О Национальном банке Украины» ему запрещено быть участником хозяйственных обществ, кроме тех, которые обеспечивают его деятельность. ВДЦБ на сегодня ни коим образом не обеспечивает деятельность НБУ. При этом и МФС, и НДУ, акционером которых Нацбанк был в прошлом, обеспечивали его деятельность. МФС взаимодействовал с НБУ по вопросу обеспечения рефинансирования коммерческих банков под залог ценных бумаг, находившихся у него на обслуживании. НДУ, кроме этого, еще и обеспечивал кодификацию бумаг ОВГЗ, депозитарный учет которых осуществляет Нацбанк. Тем не менее, НБУ прислал официальные письма и вышел из состава акционеров, как МФС, так и НДУ. То есть в 2003 и 2004 годах он знал о существовании этого запрета, а год назад перестал знать.

Есть информация, что представители ВДЦБ недовольны судебными исками, которые НДУ подал против ВДЦБ, трактуя их едва ли не как рейдерство...

Подобные заявления свидетельствуют о низкой квалификации представителей ВДЦБ. Рейдерство – это захват. Действия НДУ продиктованы другими мотивами. По закону, НДУ отвечает за функционирование единой системы депозитарного учета, и если очевидны грубые нарушения норм законодательства в этой сфере, мы не только вправе, но и обязаны о них говорить. По нашему мнению, ВДЦБ создавался, получал лицензию и осуществлял допэмиссию с нарушениями действующего законодательства. Кроме того, передача информации о клиентах и их счетах от МФС к ВДЦБ также противоречит законодательству. И где в действиях НДУ прослеживается какое-либо рейдерство?! НДУ никогда не ставил своей целью захват или уничтожение другого депозитария.

Неэффективная трата бюджетных средств – основной аргумент оппонентов НДУ. Сколько на самом деле было выделено на построение национальной депозитарной системы?

Нас часто обвиняли, что, мол, Нацдепозитарий получает из госбюджета сотни миллионов гривен. Такого никогда не было! За все годы реализации Госпрограммы мы получили 55 млн. грн. бюджетных денег. Из них 21,5 млн. грн. – на увеличение уставного капитала. То есть фактически чуть больше, чем за 30 млн. грн. нам удалось создать то, на что, например, вновь созданному депозитарию ВДЦБ не хватает даже 150 миллионов. К тому же, за десять лет своего существования нас проверяли десятки раз и ГлавКРУ, и Генпрокуратура, и Счетная палата. Все проверки показали, что никакого хищения бюджетных средств никогда не было. А бездоказательные обвинения нужны для дискредитации НДУ. Кроме того, все знают, кто обычно громче всех кричит «Держи вора».

Но 30 млн. грн. тоже деньги не маленькие. На что были потрачены эти средства?

На сегодняшний день НДУ владеет самым современным и самым мощным программным обеспечением из всех украинских депозитариев. У нас есть аккредитованный, я подчеркиваю, аккредитованный Центр сертификации ключей, который позволяет работать с государственными организациями и учреждениями. Создан Резервный вычислительный центр. Есть программный продукт для передачи и хранения контрольных копий реестров собственников именных ценных бумаг, что могло бы сыграть решающую роль в борьбе с рейдерством. Все это позволяет сегодня НДУ успешно выполнять все функции, возложенные на него законодательством.

Кроме бюджетных денег, какие альтернативные источники финансирования НДУ?

Нет никаких бюджетных источников финансирования. Нацдепозитарий живет полностью за счет тех средств, которые он зарабатывает, выполняя функции предусмотренные действующим законодательством.

Помимо источников финансирования оппоненты НДУ оперируют низкой долей рынка Нацдепозитария, составляющую всего 0,75%...

Откровенно говоря, я не понимаю, на основе каких данных ведутся подобные расчеты. Это — манипулирование и игра цифрами. На сегодняшний день мы обслуживаем около 100 крупных эмитентов ценных бумаг. Их количество увеличивается с каждым днем. Есть случаи, когда эмитент обслуживался в МФС, делал допэмиссию и уже со всем выпуском переходил в НДУ. Депозитарные активы НДУ на сегодняшний день составляют более 13 млрд. грн. Только за первое полугодие 2009 года мы увеличили их объем более чем на 50%.

Кроме того, мы обслуживаем самое привлекательное на сегодняшний день направление для участников рынка – операции с ценными бумагами, номинированными в иностранной валюте, в том числе — с еврооблигациями Минфина. Доля НДУ на этом рынке составляет 100%. На сегодня НДУ не только учитывает такие бумаги, но и выплачивает доходы в валюте по ним. Я считаю, что мы содействуем преодолению кризисных явлений в экономике Украины, так как выплачиваемые Минфином валютные средства через систему корреспондентских отношений возвращаются в Украину.

С кем из крупных иностранных депозитариев Нацдепозитарий сотрудничает сегодня? С кем планирует начать сотрудничество в ближайшее время?

Договор, согласно которому нам открыли счет в иностранном депозитарии, у нас с центральным депозитарием Австрии — OeKB. Этот депозитарий имеет связи с наиболее крупными депозитарными учреждениями всего мира. Никаких проблем, с точки зрения выполнения международных операций с ценными бумагами, мы на сегодняшний день не испытываем. С российскими депозитариями мы работаем в обратную сторону. Мы открыли счета российским депозитариям. И это помогает нашим ценным бумагам выходить на российский рынок. Сейчас рассматриваются возможности установления корреспондентских отношений или с EUROCLEAR, или с CLEARSTREAM. Пока ничего конкретного сказать нельзя. Есть у нас отношения с латвийским депозитарием, но на уровне консультаций и информационной помощи друг другу. Безусловно, мы взаимодействуем со всеми нашими коллегами, а это 80 компаний, являющимися членами Международной ассоциации по кодификации («ANNA S. C.»), а также со всеми депозитариями, входящими в Ассоциацию центральных депозитариев Евразии.

Что Вы ожидаете от нового главы ГКЦБФР Сергея Петрашко?

Я верю в то, что новый председатель Комиссии будет принимать решения в соответствии с действующим законодательством.

Что может сделать ГКЦБФР для улучшения ситуации в сфере депозитарного учета?

Первоочередное — это решить проблемы, связанные с массовой дематериализацией выпусков акций в ходе реализации Закона «Об акционерных обществах». Мы будем предлагать пересмотреть существующий порядок, который недостаточно технологичен. Кроме того, у нас есть факты, когда благодаря деструктивной позиции МФС, нарушаются права собственности на тех предприятиях, которые депонировали глобальные сертификаты в НДУ и имели обездвиженные части в системе учета МФС. По действующему законодательству, НДУ должен зачислить эти акции на счет соответствующему депозитарию, то есть МФС. Но мы не можем этого сделать — МФС до сих пор не открыл счет в НДУ. Мы в очередной раз напомнили МФС о необходимости соблюдать законодательство, однако ни на какое взаимодействие с Нацдепозитарием руководство МФС не идет. А то, что страдают при этом собственники, частный депозитарий, как оказалось, не интересует.

ГКЦБФР отменила свое решение №875 от 6.8.2008, которым было определено, что украинские депозитарии не могут устанавливать корреспондентские отношения с иностранными депозитариям. Как это скажется на рынке?

На мой взгляд, это приведет к активизации работы с ценными бумагами, номинированными в иностранной валюте. НДУ это решение никогда не мешало, поскольку носило декларативный характер. Но участников рынка этот документ сдерживал, и они с большой опаской подходили к этим операциям.

Что означает отмена решения Госкомиссии согласно которому обслуживание оборота гособлигаций внешнего займа должен был осуществлять Нацбанк?

Это решение было принято еще при бывшем главе ГКЦБФР г-не Балюке. Нацбанк обращался к нему по поводу отмены данного разъяснения, но г-н Балюк очевидно очень был занят тем, чтобы насолить Нацдепозитарию и не успевал думать о рынке и его участниках. На самом деле, на нашу работу оно практически никак не повлияло, а вот рынку нанесло существенный ущерб. В тот период эти финансовые инструменты были наиболее привлекательны для наших торговцев. За рубежом их можно было купить с дисконтом в 40%. Сейчас уже такого дисконта нет.

 

Опубликовано на minfin.com.ua 23 июля 2009, 10:30 Источник: Дело
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд