ВХОД
Вернуться
13 мая 2009, 12:59
Пик кризиса мы пока еще не прошли
Доминик Стросс-Кан. Фото www.rusnovosti.ru

Пик кризиса мы пока еще не прошли

Глава Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан о ложных приоритетах в борьбе с кризисом и новой роли МВФ.

В просторных кабинетах МВФ в Вашингтоне Доминика Стросс-Кана называют сокращенно - «ДСК». И чем дольше ДСК руководит Валютным фондом, тем больше растет уважение, с которым сотрудники произносят это сокращение. Потому что при 59-летнем французе МВФ преодолел свой самый большой кризис. С тех пор, как начался финансовый кризис, Фонд снова находится в центре внимания. МВФ должен стать своего рода системой раннего предупреждения мировых кризисов, его финансовые средства заметно увеличены, и сейчас он имеет право выдавать кредиты, не связывая их с жесткими требованиями к пострадавшим странам.

В последнее время появились робкие признаки оздоровления экономики. Президент США Барак Обама уже видит «проблески надежды». Самое страшное уже позади?

Я бы так не сказал. С одной стороны, мы наблюдаем значительное ослабление макроэкономических показателей, которые продолжают падать, например, в экспорте. Но в то же время есть и позитивные сигналы. Это два встречных процесса. Однако пик кризиса мы еще не прошли. МВФ считает, что оздоровление начнется лишь в первой половине 2010 г. Как сильно сократится мировая экономика?

До сих пор мы исходили из того, что падение мировой экономики составит от 0,5 до 1,0%. Но показатели будут хуже.

Как избежать этого? Германия подвергалась со стороны США сильной критике за недостаточную активность.

Это неправильная дискуссия. Конечно, можно говорить, что некоторые страны могли бы сделать больше. Но произошло то, что мы рекомендовали - были приняты обязательства выделять на глобальные меры по поддержанию конъюнктуры 2% от ВВП. Таким образом, каждый внес свой вклад. С другой стороны, США также критиковались за слабый интерес к регулированию финансовых рынков.

Но конъюнктура и регулирование - это только одна сторона...

Да. И уже несколько месяцев речь идет о том, что нужно больше заниматься проблемными кредитами в балансах банков. В Германии, других странах Европы или в США - везде работа по этому направлению движется слишком медленно. Прекрасно, если принимаются конъюнктурные пакеты, устанавливаются новые правила регулирования или осушаются налоговые оазисы на Карибах. Но очистка банковских балансов действительно является проблемой.

Видимо, эта тема находит мало понимания?

Общественности легче пояснить, почему появляются долги, если на эти деньги строятся мосты и школы. Но если говорят, что нужно влезать в долги, чтобы привести в порядок банковский сектор, то есть помочь тем, кто виноват во всех проблемах, то с политической точки зрения это «продать» уже труднее. Поэтому Германия, Франция, Великобритания недостаточно быстро чистят свои банковские балансы. МВФ исследовал кризис 120 банков. Наше заключение: ты никогда не добьешься оздоровления, пока не приведешь в порядок балансы банков. Ты можешь отложить эту работу, но в таком случае ты откладываешь и момент оздоровления экономики.

С учетом миллиардов, которые закачиваются сейчас в экономики стран, насколько велик риск инфляции?

В краткосрочной перспективе риск инфляции равен нулю. Сегодня мы имеем скорее проблему дефляции. И ее последствия могут быть ужасными для экономического роста. Но, естественно, было бы неправильным говорить, что большие денежные пакеты в долгосрочной перспективе не окажут влияния на рост цен. Поэтому нам нужна стратегия, как после преодоления кризиса мы сможем вернуться к нормальной ситуации в политике госфинансирования.

То есть отбой инфляционной тревоги?

Я спрашиваю: что является большим риском? Опасность инфляции через два-три года значительно меньше, чем риск негативного роста сегодня. Это касается и вкладчиков. Многие из них потеряли деньги из-за падения курсов акций и цен на недвижимость. А это никак не связано с инфляцией. То есть потерять деньги можно и без инфляции.

Но возможно МВФ косвенно способствует инфляции, поскольку получил в свое распоряжение дополнительно много миллиардов долларов? Член правления Евроцентробанка Юрген Штарк пожаловался недавно, что это «вертолет с деньгами над миром»...

Я всегда считаю занятным, если эмиссионные банкиры говорят что-либо подобное. В особенности, если они сами вливают в экономику много денег. Самый большой вертолет, который когда-либо имелся, был запущен в последний год ФРС США и Евроцентробанком. И это было правильно. Я это не критикую. Мировая экономика требовала этого. Но сейчас говорить, что наш маленький...

...$500 млрд. дополнительно наличными и $250 млрд. в форме специальных прав заимствования СДР...

...очень маленький вертолет якобы огромный по сравнению с тем, что они сделали, это, пожалуй, преувеличение.

И все же - будут ли какие-то принципиальные изменения в политике МВФ по этому вопросу?

Это уже происходит. Мы изменяем свою политику в том смысле, что меняем подход к нашим требованиям. В прошлом мы слишком часто концентрировали свое внимание на соблюдении условий, которые ничего общего с проблемой не имели. Просто потому, что полагали, что определенная политика лучше подходит для определенной страны, даже если это не связано напрямую с причиной кризиса. Иногда это приводило к множеству политических проблем. Сейчас мы больше концентрируемся на причинах.

Перед саммитом G20 некоторые надеялись, что МВФ сможет стать самым мощным контролером рынков. Из этого ничего не вышло. Почему?

Это верно только отчасти. Я бы совсем не хотел, чтобы МВФ был мировым контролером. Устанавливать правила - не наша задача. Наша задача - внимательно следить за тем, чтобы новые правила вошли в национальные законодательства. Но МВФ в качестве системы раннего предупреждения грозящих кризисов, да - это будет нашей задачей.

Вы считаетесь человеком, который не боится сказать правду даже в США. В качестве представителя системы раннего предупреждения делать это придется. Как это будет воспринято?

Действительно, некоторым это не особо нравится слушать. Когда над головой чистое голубое небо, а ты говоришь, что скоро грянет гроза, политики отвечают: о`кей, приходи, когда начнется гроза. Политикам не нравятся плохие новости до тех пор, пока они не увидят их у себя на пороге. Но именно это мы должны будем делать, если серьезно воспринимаем свою роль в системе раннего предупреждения: смело предупреждать о грозящей опасности.

Немецкий федеральный президент Хорст Келер, ваш предшественник на посту главы МВФ, недавно очень открыто высказался об ошибках, которые привели к кризису. И назвал преодоление кризиса «тестом на демократию». Он прав?

Да, я думаю, что он прав. Хотя я не хочу сказать, что мы переживаем конец рыночной экономики. Это было бы странное предположение. Но определенно представлению о том, что рынок сам себя может регулировать, пришел конец. Рыночной экономике нужно регулирование. И этот простой принцип был забыт, по крайней мере - в последнее десятилетие.

И едва кризис закончится, все пойдет так же, как и раньше...

Всегда есть риск, что уроки быстро забудутся. Однако на этот раз кризис так глубок, что я думаю, его уроки должны быть более долговременными.

Опубликовано на minfin.com.ua 13 мая 2009, 12:59 Источник: Дело
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд