ВХОД
Вернуться
7 января 2009, 14:00
Пиар на газу
Датчики давления газа на румынской распределительнолй станции. Фото Рейтер

Пиар на газу

Россия грозит всеми возможными карами «вороватым партнерам», Украина в ответ «пожимает плечами» и намекает на пересмотр транзитных ставок, а нейтральная Европа решает, кому в этой ситуации стоит сурово грозить пальчиком. В принципе, все, как всегда.

Кто белее и пушистей?

Газовые конфликты «а ля рюс» имеют давние традиции, начало которым положили сложные энергетические отношения со странами Прибалтики в конце 1980-ых — начале 1990-ых. С тех пор уже сложились устойчивые схемы как поведения сторон, так и «оргвыводов», которые они делают по итогам противостояния. В большинстве случаев острая стадия переговоров начиналась с любимого российской стороной обвинения в воровстве под разными «соусами»: от долгов по оплате до использования объемов топлива, выходящих за рамки условий контрактов. Своеобразные «правила переговоров» предполагает базовую схему: возмущенная Россия угрожает широким диапазоном наказаний — прекращением «энергетических отношений», штрафами, пересмотром договоренностей, судами и международными комиссиями, — а «проштрафившиеся» партнеры, хоть поначалу все и отрицают, со временем признают как минимум часть своей вины и дисциплинированно садятся за стол переговоров. Собственно, в результатах переговоров и заключаются «вариации на тему». Наиболее вероятное развитие событий — «покупатель» кается и оплачивает долги: либо деньгами, либо «натурой», как это случилось с Молдовой, лишившейся в 1994 году своих экспортных трубопроводов. Наименее вероятный вариант — уход в глубокую оборону: именно таким путем пошла Беларусь в 2004 году, усреднив цену на газ (между своими чаяниями и предложением «Газпрома») и оставив тогда за собой собственную газотранспортную систему (часть акций «Белтрансгаза» была продана «Газпрому» позже — в 2007 году). Есть и третий сценарий, характерный для «газовых» отношений Украины и России: обе стороны «до упора» себя считают правыми, а после ряда ритуальных движений (легких поклонов Москвы и глубоких реверансов Киева) приходят к некоторому подобию «нуль-варианта». Приблизительно такая схема обеспечила итоги переговоров в 2006 году: Россия продала газ по 230 долларов за тысячу кубометров, Украина купила по 90 долларов, зато транзит за деньги, но и посредники «в нагрузку»…

Похоже, что сейчас украинское руководство рассчитывает на благополучное разрешение конфликта по второму пути, а российской стороне определенно ближе и роднее первый. И, пусть третий маячит на горизонте, ход информационной войны четко корректируется целями соперников.

Главная задача обеих сторон — продемонстрировать всему миру, что «ее дело правое». И каждая из них размахивает своей порцией пиар-аргументов. И если Украина «распыляется» между несколькими стратегиями, то Россия бьет по давно знакомому больному месту.

Основная имиджевая проблема Киева заключается в том, что он, судя по всему, никак не определится, какую роль играет. С одной стороны, репертуар «маленькой, но гордой страны, обижаемой жестоким соседом» освоен уже давно и успешно. С другой — украинские власти пытаются демонстрировать непреклонность и принципиальность в попытках сыграть с Москвой на равных. Основной аргумент руководства как страны, так и «Нафтогаза»: предлагаемая Россией цена не обоснована, да и транзитные ставки тогда стоило бы поднять. Максимальное понимание этот довод может найти у окружающих в свете феноменальной логики «Газпрома», который торгуется по весьма загадочным правилам: не хотите по 250? будет по 418, нет, по 450. Казалось бы, все логично — «европейская цена», называемая российским монополистом плохо вяжется и с конъюнктурой мирового рынка, наблюдающего за стремительным «сползанием» цен на нефть, и с логикой уже подписанных предварительных соглашений, предполагающих трехлетний переход к рыночному будущему. Но при этом, Киеву явно не стоит увлекаться громким плачем, адресованным Европе: но вы же понимаете, мы столько платить не сможем. С учетом кризиса страны ЕС вполне могут посочувствовать Украине, но к моменту сокращения поставок (не важно, чья это вина), от моральной поддержки многих стран могут остаться лишь осколки. Так же спорно могут выглядеть попытки украинского руководства найти у европейцев понимание по поводу поднятия транзитных ставок: рынок — это, конечно, святое, но новые условия заденут и интересы европейских потребителей.

Если «послание» Украины Западу пока выглядит несколько разбалансированным, то с «пророссийскими» и внутренними «месиджами» пока все четко. Высшее руководство страны ведет себя «до неприличия» прилично — такого образцово-показательного единодушия между премьером и президентом не было давно. Даже даты возможного подписания контрактов И СП, и Кабмин называли идентичные. «Единый фронт» с успехом выполняет несколько функций: в некоторой мере снижает внутреннее напряжение в стране (во всяком случае, пока в квартирах украинцев тепло); демонстрирует Европе надежность Киева как партнеров (посмотрите, у нас тут полное единодушие), а заодно — намекает Москве, что рассчитывать на успешные манипуляции в виду попыток «родителей» украинской нации совершить газовый подвиг в обход соперника, пока не стоит. Хорошо бы только, если это «пока» затянется. Пока между главами государства и правительства царят мир и согласие, легче и «Нафтогазу України» отстаивать свою точку зрения. Особенно в том, что касается «несанкционированного отбора технического газа» и особенно — его объемов.

В отличие от украинской стороны, которая вынуждена объяснять свое поведение всем желающим: от Еврокомиссии до собственных граждан - России вести информационные «боевые» действия гораздо проще. Основной аргумент и у правительства РФ, и у «Газпрома» один: Украина нечестный партнер, она не погашает долги, отказывается от переговоров, крадет газ — значит, будет наказана. С учетом того, что лекции подобной тематики Москва настойчиво читает уже несколько лет, можно ожидать того, что подобная позиция найдет понимание у многих слушателей. В пользу базового тезиса используются любые обстоятельства. Особенно критичным оказалось намерение «Нафтогаза» использовать российский газ для технологических нужд. Сначала российская корпорация узнала, что «украинская сторона … заявила в довольно циничной форме, что она забирает газ из экспортной трубы«, затем эти »заборы» были истолкованы единственно возможным для российской стратегии образом — забирает, значит, крадет. В честь этого, «Газпром» оперативно сократил поставки «голубого топлива», правда, судя по заявлению «Нафтогаза», в объемах, превышающих масштабы предполагаемого «воровство». На войне, как на войне — любые средства хороши. А основная цель битвы: доказать наконец Европе, что Украина — не жертва московского произвола, а самый ненадежный партнер из всех возможных. Правда, на аргументацию «и никогда, и ни за что» ни российская, ни украинская сторона не скатываются. По понятной причине: война войной, а с геополитической «подводной лодки» никуда не денешься. И угрозу жить без газа для одной страны, и отказываться от его добычи для другой никто не отменял. А, поскольку договариваться все равно придется, выиграет тот, кто будет привлекательнее выглядеть.

Война за умы

Помимо основных игроков свой имидж в условиях газового конфликта старательно ваяют и «сочувствующие». Российский лагерь демонстрирует полную солидарность: все заинтересованные ветви власти всецело поддерживают политику «Газпрома», и, если судить по тональности прессы, российский народ возмущенно приподнимается в едином «Осуждаем!». Так и вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский успел уже назвать экономическую политику украинской власти «экономикой воровства».

Внутри нашей страны подобного единодушия пока не наблюдается, во всякой случае — в отечественном политикуме. Президент и премьер, как уже упоминалось, сейчас действуют слаженно. Но и противников у их политики хватает. Как следовало ожидать, едва ли не самыми оперативными клеймителями создателей «угрозы национальной безопасности страны» оказались представители Партии регионов. Содержание заявления ПР можно было предсказать заранее, тем более, что лейтмотивом его текста оказались намеки на срочную замену нынешней власти на «правильную». «Партия регионов постоянно предупреждала, что непрофессионализм и непрогнозированность оранжевых лидеров приведет страну к катастрофе. Сегодня это стало фактом», — напоминают «регионалы». Знамя борцов с режимом не менее предсказуемо подхватили коммунисты. Как и ПР, самая красная партия не забыла о собственных интересах — настойчивой критике президента, которая в последнее время вошла у заядлых оппозиционеров к привычку. «Ющенко очень любит повторять, что исключительно он определяет направление внешней политики. Пришло время отвечать за ее бестолковость и антигосударственность», — убежден Петр Симоненко.

Пока украинские политики работают над собственным имиджем с газовым «отливом», Запад, скорее, «потребляет» чужой. Как и всегда, Евросоюз подчеркивает свою нейтральность. Основная тональность заявлений находится в диапазоне «вы лучше сами разберитесь, а мы пока доверяем всем». И, хотя обе конфликтующие стороны стремятся привлечь евроструктуры на роль арбитра, пока им это не удалось. С одной стороны, мнение Европы предугадать сложно: с равным успехом она может, как и проникнуться сочувствием к Украине (как это было в 2006), так и поддержать точку зрения России. С другой — временную фору, которую обеспечивает подобная неопределенность, и россияне, и украинцы попытаются использовать себе на пользу.

В отличие от сдержанных чиновников, европейская пресса менее сдержанна в своем нейтралитете. От концепции «Москва — опасный шантажист», похоже, в Старом Свете пока не готовы отказаться окончательно. Но и Киеву следует настороженно отнестись к далеко не всецелой поддержке. Самый расхожий «антиукраинский» аргумент: раньше надо было думать. Как уже упоминалось выше, украинский довод «дорого» большого понимания в Европе не находит. В лучшем случае нашей стране сочувствуют по поводу потери дешевого газа и сопровождающей ее «ломки». В худшем — прямым текстом уточняют: пора платить, как все. При этом европейские поклонники цен «по-газпромовски» забывают о том, что стоимость российского газа для стран ЕС падает: предположительно, в первом полугодии 2009 года они будут «болтаться» в рамках 350—400 долларов за тысячу «кубов», если не меньше. Европейская цена минус транзит (именно такую схему предлагает эксперт в Neue Zurcher Zeitung) — и уже на 450 долларов совсем непохоже.

Еще больший удар по западной толерантности наносит сокращение объемов поставок газа на Балканы и в Центральную Европу. Тут вопрос в том, кто кого задавит авторитетом, ведь по большому счету конечному потребителю может быть все равно: недопоставили ему газ, или топливо «заблудилось» по дороге. Война за европейские умы в самом разгаре. Руководство «Нафтогаза» поясняет, что для уменьшения ущерба партнеров вынуждено использовать собственные резервы, а «Газпром» пугает клиентов катастрофическими последствиями из-за «беспрецедентной безответственности страны, через территорию которой мы (российский монополист, — »Подробности«) поставляем в Европу 80% газа». В пиар-отношении время играет на руку россиянам. А когда проблемой станет переизбыток накопленного топлива — «хронофактор» перейдет на сторону Украины. Только еще неизвестно, кто в ближайшее время будет выглядеть более «белым и пушистым» со стороны.

Ксения Сокульская

Опубликовано на minfin.com.ua 7 января 2009, 14:00 Источник: Подробности
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд