ВХОД
Вернуться
29 октября 2008, 15:09
Карл Маркс: жизнь от кризиса к кризису — норма капитализма
Карл Маркс. Иллюстрация с сайта oglobo.globo.com/blogs/moreira

Карл Маркс: жизнь от кризиса к кризису — норма капитализма

Капитализм не может без кризисов — вслед за Карлом Марксом эту мысль сейчас повторяют множество экономистов. Поэтому впереди либо смена системы, либо ещё большие потрясения.

«Банкротства достигли страшных масштабов. Каждый спрашивает себя, что его ждёт в будущем. Множество состояний исчезло, множество уменьшилось наполовину; множество семей, прежде зажиточных, сейчас находится в крайней нужде; множество рабочих сидит без работы». Это не цитата из свежей сводки новостей, а приведённая в одной из статей Карла Маркса выдержка из миланской газеты Opinione, описывающая тяжёлый кризис, охвативший Европу и Северную Америку в 1857 году.

Маркс воочию наблюдал кризис и посвятил ему немало страниц своих сочинений. Проанализировав этот и более ранние кризисы (а первый их них разразился в 1825 году), экономист сделал вывод, активно тиражируемый во времена СССР, но подзабытый в наши дни: кризисы в капиталистической экономике неизбежны.

Цена очищения

Нынешнюю лихорадку мировой финансовой системы большинство экономистов считают последствиями ипотечного кризиса в США, который, в свою очередь, принято сводить к коллективным ошибкам руководства ряда компаний. Но почему же тогда кризис застал врасплох и правительства большинства стран, и корпорации, и банки, и рейтинговые агентства? Ведь в 2002 году глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке утверждал, что Великая депрессия 1930-х годов была вызвана ошибками американских финансовых властей, но в будущем подобные ошибки не повторятся.

Попытки свести нынешние трудности к кризису американской ипотеки признал несостоятельными даже предшественник Бернанке — Алан Гринспен. «Финансовый кризис стал событием, которое давно должно было произойти. Если бы кризис не был спровоцирован неправильной оценкой ипотечных закладных США, то он возник бы в каком-либо другом секторе или на другом рынке», — заявил он. 

Большинство современных экономистов, даже те, кому чужды идеи автора «Капитала», признают, что периодические спады производства и кризисы - явления в рыночной экономике принципиально неустранимые. «Кризис — это естественный механизм регуляции рыночной экономики, которая настраивается либеральными рычагами», — отмечает начальник отдела Национального института стратегических исследований Ярослав Жалило. Он уверен, что кризис помогает экономике очиститься от неэффективных предприятий.

Вот только цена подобного очищения для общества и экономики может оказаться высокой. Ведь нынешний кризис обещает стать самым разрушительным за всё послевоенное время. Некоторые американские экономисты опасаются, что безработица в США уже в будущем году может вырасти с 6 до 10%. Конечно, это не 1933 год, когда на улице оказалась четверть работоспособных американцев. Граждане США пока не штурмуют отделения банков и не выстраиваются в километровые очереди за продовольствием. Но из-за неспособности обслуживать ипотечные кредиты более миллиона из них уже лишились своих домов. И не исключено, что это только начало.

Кто виноват

Будь Карл Маркс жив, он бы не удивился происходящему. Ведь капитализм сам загоняет себя в ловушку. При этой системе корпорации стремятся максимально увеличить свои прибыли, постоянно наращивая выпуск продукции. С другой стороны, работодатели всеми возможными способами стремятся сократить производственные издержки, в том числе и зарплату наёмных работников. А поскольку именно последние являются потребителями продукции предприятий, получается, что эта продукция не находит платёжеспособного спроса. Отсюда — кризис перепроизводства, раздутые кредиты и неплатежи по ним.

 В сложившейся сейчас неолиберальной экономической модели — всё в точности так, как описывал Маркс. Самый цитируемый современный социолог — профессор Йельского университета Иммануил Валлерстайн называет неолиберализмом идеологию, согласно которой правительства всех стран разрешают корпорациям свободно пересекать любые границы с их товарами и капиталами, приватизировать всё, что находится в госсобственности, и ликвидируют любые виды социальной поддержки населению.

Подобная идеология царила с начала 80-х. Вплоть до 2008 года корпорации и государства проводили политику сознательного удешевления рабочей силы и увеличения продолжительности рабочей недели. Компании выносили производство в страны третьего мира, где нет профсоюзов, социального и трудового законодательства. Идеальным местом для переноса промышленности оказался Китай, обеспечивший 20-процентную «скидку» на цену своей рабочей силы для транснациональных корпораций.

«Производство всё более концентрировалось на периферии, в то время как главные рынки сбыта оставались в Европе, США и Японии, — отмечает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов. — В развитых промышленных странах это вело к снижению реальной заработной платы, усилению тенденции неполной и нестабильной занятости. Всё это отражалось на покупательной способности населения».

Результат налицо: по данным ИГСО, если в начале 1990-х средний американец тратил на жильё 25% своих доходов, то к 2005 году эта доля возросла до 50—60%. А рабочие организации Запада, гарантировавшие наёмным работникам в 1949—1973 гг. относительно высокий уровень жизни, были ослаблены или деградировали, поскольку целые отрасли промышленности были перенесены в другие страны.

 В этот период единственным способом поддержать высокий уровень потребления в США, Европе и Японии стало кредитование населения, прежде всего среднего класса. Кредиты оставались доступными благодаря высоким прибылям корпораций США и других стран. «Но со временем нарастало противоречие между производственными и потребительскими рынками, - поясняет эксперт ИГСО. — Другими словами, вынос производства из «первого мира», снижал потребительские возможности средних слоёв западного общества. Их платёжеспособность поддерживалась кредитованием, которое было возможно за счёт прибыли, полученной в «третьем мире».

Выводы

Возможно, финансовый кризис привёл к поражению теории неконтролируемого свободного рынка. Иммануил Валлерстайн считает, что нынешний кризис кардинально изменит облик мировой системы. Американский доллар перестанет играть роль мировой резервной валюты. Также следует ожидать возвращения к политике протекционизма, национализации обанкротившихся предприятий и более активного вмешательства государства в экономику. О серьёзном усилении роли государства в экономике говорят и бизнесмены.

Президент Венесуэлы Уго Чавес даже пошутил на этот счёт, заявив, что «товарищ Буш идёт к социализму». Таким образом Чавес отреагировал на масштабную национализацию, проводимую в США в целях предотвращения кризиса, не забыв напомнить при этом, что его самого за подобные действия в Америке называют тираном.

У украинских левых тоже есть рецепт выхода из кризиса. Председатель Координационного совета Организации марксистов Украины Василий Терещук считает, что кризис не завершится, пока не будут сняты породившие его противоречия. «Политика ликвидации „социальных издержек“ должна быть заменена расширением в обществе социальных гарантий, включающих бесплатные медицину и образование», — считает он. 

Впрочем, Терещук смотрит на вещи реалистично: для реализации этих планов нужна радикальная смена господствующей идеологии. А такие шаги и в Украине, и в какой-либо другой стране натолкнутся на жёсткое сопротивление. «Этот сценарий противоречит интересам корпораций и означает отказ от всей прежней неолиберальной политики», — рассуждает марксист. И тут же добавляет: «Но это не означает, что под давлением снизу он не может быть частично реализован».

Виталий Атанасов

Опубликовано на minfin.com.ua 29 октября 2008, 15:09 Источник: Фокус
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд